Информация об экспертных учреждениях арбитражный суд Москвы

  • автор:

Судебный эксперт — это лицо, обладающее специальными знаниями, назначенное судом в порядке, установленном процессуальным законо­дательством (ст. 79 ГПК РФ, 55 АПК РФ, 57 УПК РФ, 25.9 КоАП РФ) для производства судебной экспертизы и дачи заключения.

Экспертом может быть назначено любое лицо, обладающее необ­ходимыми для дачи заключения знаниями. Закон не требует, чтобы судебная экспертиза в обязательном порядке выполнялась сотрудни­ками государственных экспертных учреждений. Судебные эксперти­зы производятся экспертами государственных и негосударственных экспертных учреждений, сотрудниками неэкспертных учреждений, частными экспертами либо иными специалистами.

Компетенция судебного эксперта — это круг полномочий, пре­доставленных эксперту законодательством о судебной экспертизе. Компетенция эксперта (от лат. compete — соответствовать, быть год­ным) может рассматриваться в двух аспектах . Во-первых, это круг полномочий, права и обязанности эксперта, которые определены процессуальными кодексами и КоАП РФ. Во-вторых, это комплекс знаний в области теории, методики и практики судебной экспертизы определенного рода, вида.

Различают объективную компетенцию, т. е. объем знаний, которы­ми должен владеть эксперт, и субъективную компетенцию — степень, в которой конкретный эксперт владеет этими знаниями. Субъективную компетенцию часто называют компетентностью эксперта. Она опре­деляется его образовательным уровнем, специальной экспертной под­готовкой, стажем экспертной работы, опытом в решении аналогичных экспертных задач, индивидуальными способностями.

Компетентность судебного эксперта оценивается в процессе под­бора сведущего лица и решения вопроса о его назначении в качестве судебного эксперта. Недостаточная компетентность или отсутствие таковой является основанием для отвода эксперта (п. 3 ч. 2 ст. 70 УПК РФ). В других кодифицированных законах пункт об отводе эксперта, в случае, когда обнаружится его некомпетентность, отсутствует.

Ряд ученых-процессуалистов, например авторы комментария к АПК РФ 2007 г. под ред. П. В. Крашенинникова’, полагают, что это обоснованно, поскольку лицо, которое не обладает специальными зна­ниями, если даже будет призвано в качестве эксперта, вряд ли сможет представить арбитражному суду квалифицированное заключение. Кро­ме того, лица, участвующие в деле, вправе высказать свои сомнения в выборе конкретного эксперта, а заключение эксперта, как одно из доказательств, подлежит оценке наряду с другими доказательствами и не будет принято судом при недостаточной обоснованности. Если заключение эксперта вызовет сомнение в использованных методиках, в компетенции эксперта, то закон предусматривает проведение до­полнительной или повторной экспертизы. Они же уповают на то, что эксперт сам может отказаться от дачи заключения, если он не обладает необходимыми знаниями.

Противоположной точки зрения, которую полностью разделяем

и мы, придерживаются авторы комментариев к АПК РФ и ГПК РФ . Вопрос о том, насколько квалифицированно составлено заключе­ние, т. е. вопрос об оценке заключения эксперта, весьма сложен, поскольку судьи не обладают специальными знаниями и им трудно в современных условиях научно-технической революции, когда экспертные методики все усложняются и усложняются, глубоко ра­зобраться в экспертных технологиях. Судьи оценивают заключение эксперта в основном по формальным признакам. Что касается отказа эксперта от производства экспертизы, то он может добросовестно заблуждаться и не видеть своих ошибок. Поэтому представляется, что, если некомпетентность эксперта обнаружена еще на начальном этапе при назначении экспертизы, должна быть обеспечена возмож­ность его отвода.

Судебный эксперт обязан :

• принять к производству порученную ему судом (следователем) экспертизу;

• провести полное исследование представленных материалов и документов;

• дать обоснованное и объективное заключение по поставленным перед ним вопросам;

• составить письменное заключение и направить его в суд (следо­вателю), назначивший экспертизу;

• явиться по вызову суда (следователя) для личного участия в судебном заседании (допроса);

• ответить на вопросы, связанные с проведенным исследованием и данным им заключением;

• не разглашать сведения, которые стали ему известны в связи с производством судебной экспертизы, в том числе сведения, которые могут ограничить конституционные права граждан, а также сведения, составляющие государственную, коммерческую или иную охраняе­мую законом тайну;

• направить в суд (следователю), назначивший экспертизу, моти­вированное сообщение в письменной форме о невозможности дать заключение, если поставленные вопросы выходят за пределы специ­альных знаний эксперта либо материалы и документы непригодны или недостаточны для проведения исследований и дачи заключения, если эксперту отказано в получении дополнительных материалов; а также если современный уровень развития науки не позволяет отве­тить на поставленные вопросы.

В экспертном учреждении письменное сообщение о невозможности дать заключение должно быть направлено экспертом руководителю этого учреждения, который, в свою очередь, поручает производство экспертизы другому эксперту, привлекает сторонних специалистов или уведомляет орган или лицо, назначившее судебную экспертизу, о невозможности ее производства.

Лицо, выступающее в роли эксперта, обязано сообщить субъекту, назначившему экспертизу, об обстоятельствах, исключающих возмож­ность его участия в данном деле, при наличии таких обстоятельств.

В ч. 4 ст. 16 ФЗ ГСЭД отмечается, что эксперт или государственное судебно-экспертное учреждение не вправе отказаться от производства порученной им судебной экспертизы в установленный судом срок, мо­тивируя это отказом стороны, на которую судом возложена обязанность по оплате расходов, связанных с производством судебной экспертизы до ее проведения. Эта норма подкреплена указанием на порядок оп­латы, содержащимся в ч. 2 ст. 85 ГПК РФ, где отмечается, что в случае отказа стороны от предварительной оплаты экспертизы эксперт или судебно-экспертное учреждение обязаны провести назначенную судом

экспертизу и вместе с заявлением о возмещении понесенных расходов направить заключение эксперта в суд с документами, подтверждающи­ми расходы на проведение экспертизы, для решения судом вопроса о возмещении этих расходов соответствующей стороной.

Если речь идет о государственном экспертном учреждении, то такой порядок вполне обоснован, поскольку затраты на производство экспертизы возмещаются из средств государственного бюджета (в том числе расходы на оборудование, необходимые материалы, заработную плату государственным судебным экспертам). Если же речь идет о част­ных экспертах или негосударственных экспертных учреждениях, то они могут не обладать достаточными денежными или материальными ресурсами, необходимыми для производства судебной экспертизы. Поэтому, как нам представляется, в отсутствие предоплаты данные субъекты, фактически имея возможность выполнить экспертизу, отка­жутся от ее производства, мотивируя это недостаточностью материалов или некомпетентностью.

Согласно нормам процессуального законодательства судебный эксперт подлежит отводу:

• если он прямо или косвенно заинтересован в исходе дела;

• является родственником сторон, других лиц, участвующих в деле, или представителей;

• находится или находился в служебной или иной зависимости от сторон, других лиц, участвующих в деле, или представителей;

• имеются иные обстоятельства, вызывающие сомнение в его беспристрастности (ст. 18 ГПК РФ; 23 АПК РФ; 70 УПК РФ; 25.12 КоАП РФ).

Предыдущее участие эксперта в деле в качестве специалиста в уголовном и гражданском процессах не является основанием его отвода. Основанием для отвода эксперта в арбитражном процессе является проведение им ревизии или проверки, материалы которых стали поводом для обращения в арбитражный суд или используются при рассмотрении дела (абз. 2 ч. 1 ст. 23 АПК). Фактически ревизия или проверка — это предварительное исследование, произведенное специалистом, хотя процессуальная фигура специалиста в арбитражном процессе отсутствует.

В производстве по делам об административных правонарушениях, если лицо участвовало в деле в качестве специалиста, оно не может в дальнейшем быть экспертом по данному делу.

Законодатель фактически перенес в новые АПК РФ и КоАП РФ норму УПК РСФСР (п. За ч. 1 ст. 67), которая многие годы вызывала возражения процессуалистов и криминалистов1 и наконец была отме­нена в УПК РФ. Вряд ли такой механический перенос является прогрес­сивным. В настоящее время можно считать доказанным и обоснован­ным на практике, что, если специалист участвует в собирании объектов, могущих стать впоследствии вещественными доказательствами, зная, что производство экспертизы может быть поручено ему, он работает гораздо ответственнее и скрупулезнее. Поэтому представляется, что эти нормы АПК РФ и КоАП РФ нуждаются в изменении.

Ответственность судебного эксперта

Согласно действующему процессуальному законодательству судеб­ный эксперт уже не несет ответственности за отказ от дачи заключения. В то же время, если экспертиза назначается судебному эксперту — сотруднику экспертного учреждения, в должностные обязанности которого согласно подписанному им трудовому договору (контракту) входит производство судебных экспертиз, то ответственность данного лица наступает за неисполнение требований контракта. В этом случае в соответствии с трудовым законодательством (ст. 57 Трудового кодекса РФ) сотрудник судебно-экспертного учреждения подлежит дисци­плинарной ответственности. Перечень дисциплинарных взысканий для судебного эксперта, как и для любого гражданина РФ, указан в ст. 192 ТК РФ.

Частные эксперты, т. е. лица, производящие экспертные исследо­вания вне экспертных учреждений, не обязаны производить экспертизу и давать заключение. Принуждение лиц, обладающих специальными знаниями, к производству экспертизы против их желания противоре­чит ст. 37 Конституции РФ, согласно которой принудительный труд в Российской Федерации запрещен, а также ст. 4 «Запрещение прину­дительного труда» ТК РФ.

Эксперт не вправе разглашать данные предварительного расследо­вания, ставшие известными ему в связи с участием в уголовном деле в качестве эксперта, если он был об этом заранее предупрежден (п. 5 ч. 4 ст. 57, ст. 161 УПК РФ). За разглашение этих сведений он может быть привлечен к уголовной ответственности по ст. 310 УК РФ.

К числу сведений, огласка которых может привести к нарушению конституционных прав граждан, относятся прежде всего данные, по­лученные в ходе судебно-медицинской и судебно-психиатрической экспертиз. Разглашение информации о выявленных при производстве экспертиз этих родов болезнях или беременности может привести к

нарушению прав граждан на охрану достоинства личности, непри­косновенности частной жизни, личной и семейной тайны, защиты чести и доброго имени, гарантированных Конституцией РФ (ст. 23). Недопустимо предавать огласке сведения, полученные при судебной технико-криминалистической экспертизе документов, почерковедче­ской и автороведческой экспертизе и касающиеся содержания личных документов (писем, завещаний, дневников, ценных бумаг и проч.). Не подлежат разглашению и сведения, почерпнутые из фонограмм или видеофонограмм, исследуемых в ходе судебной фоноскопической экс­пертизы; электронные документы и иная компьютерная информация (например, содержание баз данных, коды доступа, пароли и проч.), полученная в результате осуществления судебной компьютерно-тех­нической экспертизы.

Эксперт не вправе нарушать конфиденциальность персональных данных — обязательное для соблюдения оператором или иным получив­шим доступ к персональным данным лицом требование не допускать их распространения без согласия субъекта персональных данных или наличия иного законного основания. В силу ст. 24 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных» лица, виновные в нарушении указанных требований, несут гражданскую, уголовную, административную, дисциплинарную и иную предусмотренную зако­нодательством Российской Федерации ответственность.

Информация содержит коммерческую или иную тайну в случае, если имеет действительную или потенциальную коммерческую цен­ность в силу неизвестности ее третьим лицам (ст. 139 ГК РФ). Подобная информация защищается способами, предусмотренными ст. 12 ГК РФ и другими правовыми актами, в частности Федеральным законом от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информационных технологиях и о защите информации».

За незаконное получение, разглашение или использование сведе­ний, составляющих коммерческую или банковскую тайну, судебный эксперт может быть привлечен к уголовной ответственности согласно ст. 183 УК РФ.

При производстве судебных экспертиз самых различных родов и видов могут возникнуть проблемы охраны государственной тайны. Это могут быть судебно-баллистическая или взрывотехническая эксперти­зы, назначаемые, например, следователями прокуратуры или ФСБ при расследовании террористических актов, судебные инженерно-техноло­гические и экономические экспертизы, минералогические экспертизы, связанные с добычей, передачей и потреблением платины, металлов платиновой группы, природных алмазов, а также других стратегических

видов полезных ископаемых, и многие иные судебные экспертизы в соответствии с Перечнем сведений, составляющих государственную тайну . Отнесение сведений к государственной тайне осуществляется в соответствии с их отраслевой, ведомственной или программно-целевой принадлежностью, а также в соответствии с законом .

За дачу заведомо ложного экспертного заключения эксперт несет уголовную ответственность, предусмотренную ст. 307 УК РФ или административную ответственность (ч. 3 ст. 25.9 КоАП РФ), преду­смотренную ст. 17.9 КоАП РФ.

Права судебного эксперта

Согласно ст. 17 ФЗ ГСЭД эксперт вправе:

• ходатайствовать перед руководителем соответствующего го­сударственного судебно-экспертного учреждения о привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов, если это необ­ходимо для проведения исследований и дачи заключения;

•делать подлежащие занесению в протокол следственного дей­ствия или судебного заседания заявления по поводу неправильного истолкования участниками процесса его заключения или показа­ний;

• обжаловать в установленном законом порядке действия органа или лица, назначивших судебную экспертизу, если они нарушают права эксперта.

Необходимость в предоставлении эксперту права ходатайствовать перед руководителем экспертного учреждения о привлечении к про­изводству судебной экспертизы других экспертов обусловлена целым рядом факторов:

а) при производстве многообъектной экспертизы число однород­ных объектов исследования может быть столь велико, что экспертное исследование невозможно выполнить в установленный срок;

б) еще до начала экспертизы или уже в ходе ее производства выяс­няется, что необходимо применить методы, которыми сам эксперт не владеет, или использовать приборы и оборудование, отсутствующие в данном экспертном учреждении, т. е. речь идет о комплексном ис­следовании;

в) в ходе исследования или до его начала эксперт понимает, что часть вопросов может быть решена только при производстве ком­плексной экспертизы;

г) эксперт решает воспользоваться правом расширить перечень вопросов, имеющих значение для доказывания (законодатель предоставляет это право эксперту в соответствующих статьях процессуальных кодеков), на которые могут быть даны ответы, но при этом ему может понадобиться помощь других экспертов.

Важность экспертной инициативы в вопросе о привлечении к выполнению судебной экспертизы других экспертов подтверждается ч. 3 ст. 85 ГПК РФ и п. 2 ч. 3 ст. 57 УПК РФ, указывающих, что эксперт имеет право ходатайствовать о привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов, но тем не менее в АПК РФ и КоАП РФ такая норма отсутствует. Однако следует подчеркнуть, что в тех случаях, когда эксперт не считает себя компетентным разрешать вопросы экс­пертизы, он должен не ходатайствовать о привлечении дополнительно других экспертов, но вообще отказаться от ее производства.

Поскольку суд, прокурор, следователь, дознаватель, подсудимый, обвиняемый, истец, ответчик, представители сторон и иные участники процесса могут неправильно истолковать заключение эксперта или его показания при допросе, законодатель в ФЗ ГСЭД предоставляет судеб­ному эксперту право делать заявления, однако ни в одном из процес­суальных кодексов РФ судебный эксперт не наделен таким правом.

Как известно, заявление — это официальное обращение граждани­на или нескольких лиц в государственный орган или орган местного самоуправления, администрацию учреждения, организации или к должностному лицу, не связанное, в отличие от жалобы, с нарушением его прав и законных интересов и не содержащее просьбы устранить такое нарушение, а направленное на реализацию прав и интересов заявителя или на устранение тех или иных недостатков в деятельности предприятий, учреждений, организаций. Заявление может быть подано’ в письменной и устной форме.

Свои возражения эксперт может изложить в процессе его допроса следователем и судом (ст. 205, 282 УПК РФ). При этом согласно ч. 6 ст. 166 УПК РФ эксперт имеет право делать подлежащие внесению в про­токол следственного действия замечания о его дополнении и уточнении. Все внесенные замечания о дополнении и уточнении протокола должны быть оговорены и удостоверены его подписью. Однако формально, коль скоро уголовно-процессуальным законом эксперту не предоставлено право делать заявления, эти возражения заявлением не являются и могут быть оставлены без рассмотрения. К тому же инициатива в производстве допроса эксперта принадлежит следователю или суду.

С другой стороны, эксперт не вправе изложить свои возражения по поводу неправильного истолкования его заключения или показаний при допросе в виде ходатайства, поскольку согласно процессуальному законодательству он может заявлять ходатайства только о предоставле­

нии дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения, либо привлечении к производству судебной экспертизы других экс­пертов. Обжаловать неправильное истолкование заключения эксперт также не может.

Процессуальным законодательством (ч. 3 ст. 85 ГПК РФ, ч. 3 ст. 55 АПК РФ, ч. 3 ст. 57 УПК РФ; ч. 5 ст. 25.9 КоАП РФ) эксперту также предоставляется право знакомиться с материалами дела, относящимися к предмету судебной экспертизы, и при определенных условиях отка­заться от производства экспертизы. Помимо этого, судебный эксперт имеет право:

• ходатайствовать о предоставлении ему дополнительных материа­лов, необходимых для дачи заключения;

• участвовать с разрешения дознавателя, следователя, прокурора, должностного лица, лица, председательствующего в заседании кол­легиального органа, в производстве которых находится дело об адми­нистративном правонарушении, и суда в процессуальных действиях, и задавать вопросы, относящиеся к предмету судебной экспертизы;

• давать заключение в пределах своей компетенции, в том числе по вопросам, хотя и не указанным в постановлении (определении) о назначении судебной экспертизы, но имеющим отношение к предмету экспертного исследования;

• приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дозна­вателя, следователя, прокурора и суда, ограничивающие его права.

Эксперт не вправе

Судебный эксперт не вправе без ведома следователя и суда вступать в личные контакты с участниками процесса по вопросам, связанным с производством судебной экспертизы, самостоятельно собирать мате­риалы для экспертного исследования. Чтобы не возникло сомнений в беспристрастности и объективности судебного эксперта, его личные контакты с потерпевшим, подозреваемым, обвиняемым, сторонами и другими участниками процесса должны ограничиваться строгими процессуальными рамками. Так, согласно УПК РФ (п. 3 ч. 3 ст. 57) эксперт может принимать участие в процессуальных действиях и за­давать вопросы, относящиеся к предмету судебной экспертизы. Более того, законодатель прямо указывает, что без ведома следователя и суда эксперт не вправе вести переговоры с участниками уголовного судопроизводства по вопросам, связанным с производством судебной экспертизы (п. 1 ч. 4 ст. 57 УПК РФ). В гражданском и арбитражном процессе эксперт контактирует со сторонами и их представителями, только участвуя в заседаниях суда, задавая вопросы, относящиеся к предмету экспертизы (ч. 3 ст. 85 ГПК РФ, ч. 3 ст. 55 АПК РФ).

Аналогичная норма (п. 2 ч. 5 ст. 25.9) имеется и в КоАП РФ: с раз­решения судьи, должностного лица, лица, председательствующего в заседании коллегиального органа, в производстве которых находится дело об административном правонарушении, эксперт может задавать вопросы, относящиеся к предмету экспертизы, лицу, в отношении которого ведется производство по делу, потерпевшему и свидетелям.

Если эксперт путем контактов с лицами, проходящими по делу, собирает материалы для производства судебной экспертизы, заключе­ние такой экспертизы впоследствии должно быть исключено из числа доказательств.

Самостоятельным сбором материалов для экспертизы является и анализ экспертом всех материалов дела. Эксперт вправе знакомиться с материалами дела, относящимися к предмету экспертизы. Но эти материалы должны быть отобраны следователем, судом, органом, рассматривающим дело об административном правонарушении. В случае, когда представленных материалов недостаточно, эксперт имеет право запросить недостающие. Но право эксперта знакомиться с ма­териалами дела ограничено предметом экспертизы. Эксперт не имеет права подменять субъектов, назначивших экспертизу, и заниматься анализом материалов дела, собирая доказательства, выбирая, что ему исследовать, например анализировать свидетельские показания, подбирать образцы для сравнения, иначе могут возникнуть сомнения в объективности и обоснованности заключения.

В то же время эксперт может собирать вещественные доказатель­ства в ходе экспертного исследования. Типичной, например, является ситуация с исследованием микроколичеств веществ и материалов, называемых в криминалистике микрообъектами. По существующей практике субъект, назначающий экспертизу, например, для установле­ния факта контактного взаимодействия, обоснованно предполагая, что на тех или иных предметах имеются микрообъекты, прежде всего задает вопрос: имеются ли на представленных для исследования предметах волокна, микрочастицы лакокрасочного покрытия, металла и проч. Аналогичные вопросы задаются иногда при необходимости обнару­жения невидимых следов рук на изъятых предметах. Эксперт в ходе экспертного осмотра представленных предметов и при обнаружении микрообъектов (следов) фиксирует этот факт в своем заключении. Об­наруженные микрообъекты, приобретающие значение вещественных доказательств, подвергаются дальнейшему экспертному исследованию для решения других вопросов экспертного задания.

Не предоставляя эксперту права собирать доказательства, дей­ствующий уголовно-процессуальный закон в то же время содержит отступления от этого правила при производстве судебно-медицинского освидетельствования как разновидности судебно-медицинской экс­пертизы, осуществляемого единолично экспертом. Поэтому эксперт вправе собирать доказательства при исследовании предметов — воз­можных носителей микрообъектов — и при производстве некоторых видов экспертиз.

Кроме того, согласно ч. 4 ст. 202 УПК РФ, если получение образцов для сравнительного исследования является частью судебной эксперти­зы, то оно производится экспертом. В этом случае сведения о произ­водстве указанного действия эксперт отражает в своем заключении.

Законодатель запрещает эксперту без разрешения субъекта на­значения экспертизы проводить исследования, могущие повлечь полное или частичное уничтожение объектов либо изменение их внешнего вида или основных свойств. Обязанность судебного экспер­та обеспечить сохранность представленных объектов исследований и материалов дела корреспондируется с требованиями законодателя уничтожать объекты исследований либо существенно изменять их свойства только с разрешения органа или лица, назначивших судеб­ную экспертизу.

Эксперт должен сделать все возможное, чтобы сохранить неиз­менным либо сам объект, либо, если это невозможно, те его свойства и признаки, которые позволят в дальнейшем получить представление об объекте и вновь подвергнуть его исследованию при производстве повторной или дополнительной судебной экспертизы.

Арбитражный суд города Москвы — судебный орган системы арбитражных судов Российской Федерации, к компетенции которого относится разрешение хозяйственных споров, относящихся к юрисдикции, в основном, города Москвы.
Арбитражный суд города Москвы был образован на основании закона РСФСР от 04.07.1991 № 1543-1 после упразднения системы Государственного арбитража, действовавшей с марта 1931 года.
В настоящее время Арбитражный суд г. Москвы имеет следующий состав: Председатель суда, его заместители, Президиум и две коллегии: коллегии по рассмотрению споров, возникающих из гражданских и иных правоотношений и коллегии по рассмотрению споров, возникающих из административных правоотношений (несмотря на своё название, коллегия рассматривает также дела, связанные с несостоятельностью (банкротством), хотя нормы права, регулирующие банкротство, относятся к отрасли гражданского права).
Каждая коллегия состоит из 9 составов (официально составов 19, при этом 8 состав фактически отсутствует), в каждом составе — от 7 до 9 отделений, на каждое из которых приходится один судья. Всего в Арбитражном суде г. Москвы 156 отделений (при штатной численности судей, включая руководство суда, 180 человек); аппарат суда имеет штатную численность 650 человек.
В соответствии с действующим законодательством арбитражный суд г. Москвы имеет следующие полномочия.- рассматривает по первой инстанции все дела, подведомственные арбитражным судам Российской Федерации, за исключением дел, отнесенных к компетенции Высшего Арбитражного Суда, пересматривает при необходимости по вновь открывшимся обстоятельствам принятые им и вступившие в законную силу судебные акты., обращается в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке конституционности закона, примененного или подлежащего применению в деле, рассматриваемом им в любой инстанции;
— изучает и обобщает судебную практику;
— подготавливает предложения по совершенствованию законов и иных нормативных правовых актов;
— анализирует судебную статистику.
Должность председателя Арбитражного суда города Москвы занимает Новиков Николай Алексеевич.

Добрый день, уважаемые коллеги.

Полагаю, Вы не зря перешли на страничку нашего сайта, где мы без излишней лирики расскажем всю необходимую информацию о том, как создать, как зарегистрировать экспертное учреждение или компанию в Москве или в любом ином городе России.

Итак, для начала мы зададимся вопросом, почему открытие экспертной фирмы в виде юр. лица лучше чем, простая регистрация своего бизнеса в форме предпринимателя без образования юр. лица?

Ответ предельно прост, согласно последним версиям проекта закона «О судебно-экспертной деятельности» такая форма ведения профессиональной деятельности, как частный предприниматель — судебный эксперт, напрочь отсутствует в вышеназванном законе, т.е. законодатель не видит смысла даже в формальной регламентации судебно-экспертной деятельности в подобной организационно-правовой форме (Далее по тексту – ОПФ).

Мы определились, что судебно-экспертную деятельность лучше всего вести в виде юр. лица, однако какую организационно-правовую форму юридического лица нам лучше всего выбрать, какую организацию лучше открыть?

Сообщаем, что законодатель фактически запрещает ведение судебно-экспертной деятельности в любой правовой форме, имеющей коммерческую окраску, т.е. экспертную фирму нельзя регистрировать в форме ООО, ОАО, ЗАО, вместо этого законодатель прямо указывает, что судебно-экспертную организацию следует открывать в форме некоммерческой организации.

Перечень юридических лиц, которые можно приспособить (чисто теоретически) под сферу судебной экспертизы весьма широк, и поэтому мы приведем его на этой страничке, дав Вам возможность выбора самых адекватных форм для регистрации молодой экспертной организации:

Выдержки из ст.ФЗ «О некоммерческих организациях»:

Статья 6. Общественные и религиозные организации (объединения)
Статья 6.1. Общины коренных малочисленных народов Российской Федерации
Статья 6.2. Казачьи общества
Статья 7. Фонды
Статья 7.1. Государственная корпорация
Статья 7.2. Государственная компания
Статья 8. Некоммерческие партнерства
Статья 9. Частные учреждения
Статья 9.1. Государственные, муниципальные учреждения
Статья 9.2. Бюджетное учреждение
Статья 10. Автономная некоммерческая организация
Статья 11. Ассоциации (союзы)

Вы видите текущий перечень юридических лиц, которые вправе заниматься судебно-экспертной. По понятным причинам мы специально выделили целый ряд ОПФ, которые абсолютно не подходят для открытия экспертной организации физическим лицом по целому ряду причин, речь, конечно же, идет о государственных, муниципальных, бюджетных предприятиях, религиозных, казачьих обществ, а также об общинах малочисленных народов, сфера деятельности которых весьма далека от целей, для решения которых создается и регистрируется любое судебно-экспертного учреждение.

К сожалению, вышеуказанные перечень условно разрешенных к регистрации организаций не является закрытым. Дело в том, что в действующем Гражданском Кодексе РФ, как ни странно, присутствует несколько иной список юридических лиц, которые также являются некоммерческими, с которым мы также обязаны Вас ознакомить:

  1. потребительские кооперативы — жилищные, жилищно-строительные, гаражные, садоводческие, огороднические, а также и дачные потребительские кооперативы;
  2. общества взаимного страхования;
  3. кредитные кооперативы;
  4. фонды проката (повторяется);
  5. сельскохозяйственные потребительские кооперативы;
  6. общественные организации, к которым относятся в том числе политические партии и созданные в качестве юридических лиц профессиональные союзы (профсоюзные организации), общественные движения, органы общественной самодеятельности, территориальные общественные самоуправления;
  7. ассоциации (союзы), к которым относятся в том числе некоммерческие партнерства, саморегулируемые организации, объединения работодателей, объединения профессиональных союзов, кооперативов и общественных организаций, торгово-промышленные, нотариальные и адвокатские палаты;
  8. товариществ собственников недвижимости, к которым относятся в том числе товарищества собственников жилья казачьи общества;
  9. общины коренных малочисленных народов Российской Федерации;
  10. фонды, к которым относятся в том числе общественные и благотворительные фонды (повторяется);
  11. учреждения, к которым относятся государственные учреждения (в том числе государственные академии наук), муниципальные учреждения и частные (в том числе общественные) учреждения;
  12. автономные некоммерческие организации (повторяется);
  13. религиозные организации;
  14. публично-правовые компании.

Неизвестно по какой причине законодатель допустил существование двух законов, содержание которых не состыковывается друг с другом, ведь нам нужно совершенно другое, мы должны видеть общую картину всех вариантов создания экспертной компании и выбрать что-то одно.

Теперь мы предлагаем сделать оперативный юридический анализ из оставшихся вариантов ОПФ, на базе которых может создаваться судебно-экспертное учреждение (компания).

Оценка каждой из существующих ОПФ в законодательстве, с точки зрения её адекватности предстоящей сфере деятельности (судебно-экспертная деятельность), с точки зрения простоты создания и функциональности управления:

«Фонды» – регистрировать экспертную фирму в формате Фонда мы бы не рекомендовали, как неадекватную нашей сфере деятельности, т.к. подобная ОПФ традиционно чаще всего применима для предприятий, которые представляют собой некий инструмент или даже некую оболочку для хранения, накопления и управления финансовыми или материальными активами. В качестве примеров можно привести целый ворох разномастных пенсионных и накопительных фондов. Наша оценка данной правовой оболочки «2».

«Некоммерческие партнерства» – прекрасная форма для регистрации экспертных организаций. Данная ОПФ по ряду пунктов весьма схожа с условиями функционирования традиционного для России ООО.

В качестве примеров таких плюсов могут быть условия работы НП, возможность каждого из членов партнерства (в случае его выхода из состава партнерства) получить часть имущества партнерства (которое им было ранее внесено в имущество партнерства) или компенсацию в пределах стоимости имущества партнерства.

Недостатками же данной ОПФ является то, что в партнерстве должны быть как минимум два равноправных партнера, что, к сожалению, не дает возможности регистрировать экспертную организацию в единоличном порядке. Именно по этой же причине управление партнерством существенно затрудняется в случае возникновения разногласий между партнерами, что гарантированно случается при ведении любого совместного бизнеса.

Также хотелось бы отметить, что все лица, которые намереваются регистрировать свою экспертную компанию в форме некоммерческого партнерства должны осознавать, что данная ОПФ выбиралась исключительно для целей последующего перехода в разряд так называемых экспертных СРО (тут я выделил голубым динамичную ссылку на другую статью по соответствующей теме «Экспертные СРО»). Однако на настоящий момент саморегулирование в судебно-экспертной деятельности утратило свою значимость. В известном нам проекте закона о судебно-экспертной деятельности мы не увидим ни намека на востребованность внедрения института саморегулирования в судебно-экспертную сферу. Именно по этой причине избрание вышеуказанной ОПФ при регистрации экспертной организации, увы, не дает партнерам некоммерческого СРО каких-либо особых привилегий. Наша оценка данной правовой оболочки «3».

«Частные учреждения» – идеальный на наш взгляд выбор ОПФ для регистрации экспертной организации. Согласно действующему ГК РФ, для регистрации частного экспертного учреждения нет вообще ни каких ограничений или требований к числу учредителей, то есть создать экспертную фирму может даже 1-о юридическое или физическое лицо. Наша оценка данной правовой оболочки «5».

«Автономная некоммерческая организация» – хорошая ОПФ для создания экспертной компании, но в то же время уступающая по функциональности и удобству корпоративного управления вышеуказанному Частному учреждению. Основным недостатком при выборе данной правовой оболочки является то, что для регистрации экспертной компании в форме АНО Вам как учредителю потребуется представить не менее двух учредителей (участников), что, к сожалению, не всегда возможно, в случае, если у Вас как у учредителя к сожалению (или к счастью) нет партнеров, с которыми Вы готовы разделить свой бизнес. Наша оценка данной правовой оболочки «4».

«Общественные организации» – если внимательно изучить статью 6 ФЗ «Об НКО» мы увидим следующее – «Общественными и религиозными организациями (объединениями) признаются добровольные объединения граждан, в установленном законом порядке объединившихся на основе общности их интересов для удовлетворения духовных или иных нематериальных потребностей». Очевидно, что законодатель умышленно поставил в один ряд и общественную и религиозную организацию, делая непрозрачный намек на некую взаимосвязь двух данных ОПФ. Полагаю, что задерживать своё внимание на данной ОПФ несущей в себе некий религиозный уклон, нет ни какого практического смысла. Наша оценка данной правовой оболочки «2».

Ассоциации (союзы) – Даже имея статус некоммерческой организации не все виды некоммерческих организаций удобны для их управления в заданном векторе. Примерно такая же ситуация наблюдается при оценке такой ОПФ как Союз или Ассоциация. Анализ ст.10 ФЗ «О некоммерческих организациях» позволяет заявить, что Союз и Ассоциация, к сожалению, даже по формальным основаниям не приспособлены к ведению судебно-экспертной деятельности, то есть к деятельности по оказанию услуг для судебной или правоохранительной системы. По своей сути, две этих данные ОПФ представляет собой некий «профсоюз» юридических лиц, созданный исключительно в защиту интересов своих учредителей и(или) участников, и не более того. Выходит, что и Союз и Ассоциация совершенно не приспособлены для адекватной работы во ВНЕ сферы своих внутренних интересов. Вторым, и наиболее значимым недостатком в оболочке союза или ассоциации является то, что члены союза или ассоциации, как ни странно – несут субсидиарную ответственность по долгам вышеуказанного юридического лица. Наша оценка данной правовой оболочки «2».

«Публично-правовые компании» – Проблема состоит в том, что кроме наименования данной ОПФ в ГК РФ мы ни где более эту юридическую оболочку и упоминание об оной не встретим. Заметим, что в настоящее время Госдуме РФ находится законопроект N252441-6, посвященный именно публично-правовым компаниям, который определяет такую компанию как унитарную некоммерческую организацию. Соответственно в настоящее время (статья пишется в ноябре 2014 года) попытки провести регистрацию экспертной организации в данной организационно-правовой форме невыполнимы. Наша оценка данной правовой оболочки «1».

Как мы видим выбор ОПФ для регистрации экспертной организации, которая бы полностью удовлетворяла интересы учредителей. Как мы видим только три организационно-правовые оказались достойны для рассмотрения их в качестве оболочки для создания судебно-экспертного учреждения, фирмы или компании.

На первом месте по удобству в управлении и функциональности у нас находится «Частное учреждение» получившее «5» баллов.

На втором месте по тем же характеристикам у нас находятся «Автономная некоммерческая организация» получившая «4» балла.

На третьем и последнем месте у нас находятся «Некоммерческое партнерство», которое оценивается у нас на «3» балла.

Все прочие ОПФ, которые обсуждались в настоящей статье, нами исключаются и не рассматриваются, как сомнительные, не только с юридической точки зрения, но и с практической точки зрения.

В условиях, когда НП «Федерация Судебных Экспертов» имеет превосходный опыт создания экспертных компаний, мы с радостью предлагаем Вам свои услуги по регистрации в Москве или в Московской области судебно-экспертных учреждений в любой из вышеперечисленных ОПФ.

Подробности регистрации юр. лиц можно обсудить по телефону, который Вы видите в правом верхнем углу настоящего портала.

Контактное лицо по регистрации судебно-экспертных организаций – Ершова Ольга Вячеславовна
телефон 8(495)374-66-29
внутренний телефон №261.

В ст. 23 АПК законодатель решает две взаимосвязанные задачи: определить круг субъектов арбитражного процесса (помимо судьи и арбитражного заседателя), которым может быть заявлен отвод, и выделить специфику института отвода для таких субъектов, в том числе специальные (т.е. касающиеся только этих субъектов) основания для отвода.

По первому вопросу комментируемая статья устанавливает, что отвод может быть заявлен таким субъектам, как помощник судьи, секретарь судебного заседания, эксперт, специалист, переводчик. Все указанные субъекты относятся к лицам, содействующим осуществлению правосудия (ст. 54 АПК), а значит, к лицам, не имеющим юридической заинтересованности в исходе дела. При этом конкретные процессуальные обязанности, возложенные законом на этих субъектов, имеют важное значение для правильного разрешения дела. Вместе взятые эти два фактора обусловливают необходимость обеспечения объективности и беспристрастности при осуществлении вышеуказанными лицами своих функций посредством распространения на них института процессуального отвода. Таким образом, только один субъект, входящий в группу лиц, содействующих осуществлению правосудия, остается за рамками института процессуального отвода. Речь идет о свидетеле. Представляется, что невключение его в перечень субъектов, предусмотренный комментируемой статьей, объясняется тем, что гарантии объективности свидетеля и так уже заложены в его процессуальном статусе (предупреждение об уголовной ответственности за дачу ложных показаний) и применение института отвода было бы явно избыточным элементом. К тому же свидетельские показания, будучи средством доказывания по делу, подлежат оценке судом, а значит, содержащиеся в них сведения о фактах могут быть им же признаны недостоверным доказательством. Что касается лиц, участвующих в деле, состав которых определен в ст. 40 АПК, ни на одного из субъектов данной группы институт процессуального отвода по АПК не распространяется. При этом не делается исключение даже для прокурора, который в соответствии со ст. 18 ГПК относится к числу лиц, которым может быть заявлен отвод.

Согласно принципиальной позиции, отраженной в ч. 1 комментируемой статьи, на лиц, содействующих осуществлению правосудия, распространяются основания для отвода судей и арбитражных заседателей, перечисленные в ч. 1 ст. 21 АПК.

Специальное основание предусматривается только для отвода эксперта. Таким основанием является проведение экспертом ревизии или проверки, материалы которой стали поводом для обращения в арбитражный суд или используются при рассмотрении дела.

Часть 2 комментируемой статьи фиксирует неприменимость к лицам, содействующим осуществлению правосудия, основания для отвода судей, предусмотренного п. 2 ч. 1 ст. 21 АПК. При буквальном толковании п. 2 ч. 1 ст. 21 АПК с учетом ч. 1 комментируемой статьи можно прийти к выводу, что помощник судьи, секретарь судебного заседания, эксперт, специалист, переводчик не могут участвовать в рассмотрении дела и подлежат отводу, если при предыдущем рассмотрении данного дела они участвовали в нем в качестве соответственно помощника судьи, секретаря судебного заседания, эксперта, специалиста, переводчика. Однако возникает резонный вопрос: каким образом такой отвод может повлиять на объективность и правильность рассмотрения и разрешения дела, учитывая, что каждый из указанных субъектов не выполняет функции по осуществлению правосудия и при этом несет ответственность за ненадлежащее выполнение вполне конкретных обязанностей в рамках своей процессуальной роли? Думается, что ответ может быть только один: такой отвод никоим образом не может повлиять на объективность и правильность рассмотрения и разрешения дела. В этой связи изъятие, установленное ч. 2 комментируемой статьи, представляется обоснованным.

Источник комментария: Под ред. В.В. Яркова «КОММЕНТАРИЙ К АРБИТРАЖНОМУ ПРОЦЕССУАЛЬНОМУ КОДЕКСУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» (ПОСТАТЕЙНЫЙ)» АБСАЛЯМОВ А.В., АБУШЕНКО Д.Б., БЕССОНОВА А.И., БУРАЧЕВСКИЙ Д.В., ГРЕБЕНЦОВ А.М., ДЕГТЯРЕВ С.Л., ДОЛГАНИЧЕВ В.В., ЗАГАЙНОВА С.К., КУЗНЕЦОВ Е.Н., ЛАЗАРЕВ С.В., ПЛЕШАНОВ А.Г., РАЗДЬКОНОВ Е.С., РЕНЦ И.Г., РЕШЕТНИКОВА И.В., СКУРАТОВСКИЙ М.Л., СОЛОМЕИНА Е.А., СПИЦИН И.Н., ТАРАСОВ И.Н., ТИМОФЕЕВ Ю.А., ХАЗАНОВ С.Д., ХАЛАТОВ С.А., ЧУДИНОВСКАЯ Н.А., ЯРКОВ В.В., 2020. Издательство «СТАТУТ»

Эксперт, экспертная организация — обладающее специальными познаниями, опытом, квалификацией физическое либо юридическое лицо, которое осуществляет деятельность по изучению и оценке предмета экспертизы, а также подготовке экспертных заключений по поставленным вопросам (п. 15 ст. 3 Закона N 44-ФЗ). Заказчик привлекает экспертов, экспертные организации при осуществлении закупки в случаях, которые предусмотрены Законом N 44-ФЗ (ч. 1 ст. 41 Закона N 44-ФЗ).

Это случаи (ст. 58, ч. 3, 4 ст. 94 Закона N 44-ФЗ):

1. Оценки конкурсной документации в рамках предквалификационного отбора участников конкурса;
2. Оценки заявок на участие в конкурсах в рамках предквалификационного отбора;
3. Оценки соответствия участников конкурса дополнительным требованиям заказчика при проведении предквалификационного отбора.

Экспертизу в перечисленных случаях проводят по усмотрению заказчика. Ее проведение обусловлено установлением при проведении конкурса с ограниченным участием, двухэтапного конкурса дополнительных квалификационных требований к участникам закупки.

Такие требования, например, наличие финансовых, материальных, кадровых ресурсов и опыта работы, связанного с предметом контракта, а также требования к деловой репутации, могут быть установлены Правительством РФ (ч. 2 ст. 31 Закона N 44-ФЗ). Следовательно, у заказчика может возникнуть необходимость экспертно оценить требования, которые должны быть предъявлены к участникам закупки, а также соответствие участников этим требованиям;

4. Приемка поставленного товара, результатов выполненной работы, оказанной услуги, а также отдельных этапов исполнения контракта.

При осуществлении приемки экспертно оценивают представленные исполнителем результаты исполнения контракта на предмет соответствия его условиям.

Решение о привлечении к приемке эксперта, экспертной организации заказчик принимает по своему усмотрению, однако в ряде случаев их участие в приемке является обязательным.

Когда участие эксперта в приемке поставленного товара обязательно?

  • поставка культурных ценностей для пополнения государственных фондов (п. 10 ч. 1 ст. 93 Закона N 44-ФЗ);
  • закупка товара, работы, услуги у учреждений и предприятий уголовно-исполнительной системы в соответствии с перечнем, утвержденным Правительством РФ (п. 11 ч. 1 ст. 93 Закона N 44-ФЗ);
  • заключение контрактов в целях трудоустройства осужденных (п. 12 ч. 1 ст. 93 Закона N 44-ФЗ);
  • закупка произведений литературы и искусства, исполнений, фонограмм у лица, которому принадлежат исключительные права на них (п. 13 ч. 1 ст. 93 Закона N 44-ФЗ);
  • закупка услуг по организации участия в мероприятии, проводимом для нужд нескольких заказчиков (п. 16 ч. 1 ст. 93 Закона N 44-ФЗ);
  • заключение контракта после признания несостоявшимся определения поставщика (подрядчика, исполнителя) закрытым способом, кроме закупок для обеспечения федеральных нужд (п. 24 ч. 1 ст. 93 Закона N 44-ФЗ);
  • приобретение нежилого здания, строения, сооружения, нежилого помещения для государственных, муниципальных нужд (п. 31 ч. 1 ст. 93 Закона N 44-ФЗ);
  • заключение по результатам несостоявшегося запроса предложений контракта с иностранной организацией на лечение гражданина РФ за границей (п. 34 ч. 1 ст. 93 Закона N 44-ФЗ);
  • заключение образовательными организациями контракта на поставку оборудования (а также его техническую эксплуатацию), программного обеспечения с обладателем исключительных прав на данные товары за счет средств, выделенных на развитие инновационной инфраструктуры в системе образования (п. 35 ч. 1 ст. 93 Закона N 44-ФЗ);
  • закупка изделий народных художественных промыслов признанного художественного достоинства (п. 37 ч. 1 ст. 93 Закона N 44-ФЗ);
  • приобретение жилья экономического класса органами исполнительной власти (местного самоуправления) у юридических лиц согласно условиям договоров об освоении (комплексном освоении) территории в целях строительства жилья экономического класса (п. 38 ч. 1 ст. 93 Закона N 44-ФЗ);
  • приобретение жилья экономического класса органами исполнительной власти (местного самоуправления) у лица, которое заключило в соответствии с Федеральным законом от 24.07.2008 N 161-ФЗ «О содействии развитию жилищного строительства» договор безвозмездного пользования земельным участком или аренды земельного участка, предусматривающий строительство такого жилья (п. 39 ч. 1 ст. 93 Закона N 44-ФЗ);
  • закупка субъектами РФ за счет субсидий, предоставленных из федерального бюджета, работ или услуг по выполнению инженерных изысканий, подготовке проектной документации для строительства объектов, используемых для обработки, утилизации и обезвреживания отходов (п. 43 ч. 1 ст. 93 Закона N 44-ФЗ). Исключение составляют случаи, когда проектная документация или результаты инженерных изысканий прошли обязательную государственную или негосударственную экспертизу (п. 3 ч. 4 ст. 94 Закона N 44-ФЗ);
  • закупка субъектами РФ за счет субсидий, предоставленных из федерального бюджета, работ или услуг по строительству и оснащению объектов, используемых для обработки, утилизации и обезвреживания отходов (п. 43 ч. 1 ст. 93 Закона N 44-ФЗ).

Правительство РФ может определить иные случаи обязательного привлечения экспертов, экспертных организаций к проведению экспертизы (ч. 4.1 ст. 94 Закона N 44-ФЗ). Однако в настоящее время они не установлены. Для привлечения к осуществлению закупки эксперта, экспертной организации заказчику необходимо их выбрать и заключить с ними контракт.

Срок: заключить контракт с экспертом, экспертной организацией целесообразно заранее, с учетом времени, необходимого для выбора эксперта, экспертной организации и заключения контракта. На практике проведение указанных мероприятий может занять от 2 недель до 3 месяцев.

Требования к экспертам, экспертным организациям

Эксперт, экспертная организация должны обладать специальными познаниями, опытом, квалификацией в отношении предмета экспертизы (п. 15 ст. 3 Закона N 44-ФЗ). Однако не каждое лицо, обладающее такими познаниями, опытом, квалификацией, может быть привлечено заказчиком в качестве эксперта, экспертной организации.

В ч. 2 ст. 41 Закона N 44-ФЗ определен перечень лиц, которые не могут привлекаться к проведению экспертизы:

  • лица, являющиеся либо являвшиеся в течение двух лет, предшествующих дате проведения экспертизы, должностными лицами или работниками заказчика или поставщика;
  • физические лица, имеющие имущественные интересы в заключении контракта, в отношении которого проводится экспертиза;
  • близкие родственники, усыновители или усыновленные руководителя заказчика, членов комиссии по осуществлению закупок, руководителя контрактной службы, контрактного управляющего, должностных лиц или работников поставщика либо лица, состоящие с ними в браке;
  • юридические лица, в которых заказчик или поставщик имеют право распоряжаться более чем 20% общего количества голосов либо более чем 20% вкладов, долей;
  • физические лица или юридические лица в случае, если заказчик или поставщик (подрядчик, исполнитель) может оказывать влияние на результат проводимой ими экспертизы.

Эксперт, экспертная организация обязаны письменно уведомить заказчика и поставщика о допустимости своего участия в проведении экспертизы и отсутствии оснований для недопуска к ее проведению (ч. 3 ст. 41 Закона N 44-ФЗ). В случае выявления в составе экспертов, экспертных организаций лиц, которые не могут привлекаться к проведению экспертизы, заказчик должен незамедлительно принять меры, направленные на привлечение иного эксперта, иной экспертной организации (ч. 4 ст. 41 Закона N 44-ФЗ).

Выбор эксперта, экспертной организации

Привлечение эксперта, экспертной организации осуществляется на основании договора (п. 15 ст. 3 Закона N 44-ФЗ). Закон N 44-ФЗ не определяет особенностей порядка выбора заказчиком экспертов, экспертных организаций для заключения такого договора. Следовательно, при выборе нужно руководствоваться общим порядком, установленным указанным Законом.

Таким образом, для осуществления закупки услуг экспертов, экспертных организаций заказчику необходимо:

1. Определить предмет экспертизы;
2. Выбрать способ определения исполнителя — эксперта, экспертной организации.

При выборе способа определения заказчик должен учитывать ограничения, предусмотренные Законом N 44-ФЗ для каждого из способов закупки (открытый конкурс, электронный аукцион, запрос котировок, закупка у единственного поставщика и т.д.);

3. Провести процедуру определения исполнителя — эксперта, экспертной организации.

Если для проведения экспертизы необходимы осуществление исследований, испытаний, выполнение работ, оказание услуг и в отношении лиц, их осуществляющих, законодательством установлены обязательные требования (обязательная аккредитация, лицензирование, членство в саморегулируемых организациях), отбор экспертов, экспертных организаций производится из числа лиц, соответствующих указанным требованиям (ч. 8 ст. 41 Закона N 44-ФЗ);

4. Заключить контракт с экспертом, экспертной организацией.

Ситуация для примера:

Вправе ли заказчик при определении исполнителя услуг по экспертизе установить требования к участникам о наличии у эксперта (работников экспертной организации) образования по определенной специальности, определенной квалификации и опыта работы, а также потребовать от участников представления документов, подтверждающих соответствие указанному требованию, при подаче заявок на участие в определении?

Ответ: Установление указанных требований может быть признано незаконным.

Аргументация: Эксперт, экспертная организация — это обладающее специальными познаниями, опытом, квалификацией в определенных областях физическое или юридическое лицо (п. 15 ст. 3 Федерального закона от 05.04.2013 N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», далее — Закон N 44-ФЗ). Можно заключить, что в Законе N 44-ФЗ установлены требования к лицам (их работникам), оказывающим экспертные услуги заказчикам.

Согласно п. 1 ч. 1 ст. 31 Закона N 44-ФЗ участники закупок должны соответствовать требованиям законодательства РФ к лицам, которые поставляют товар, выполняют работу, оказывают услугу, являющиеся объектом закупки.

Вышеуказанные нормы позволяют сделать формальный вывод о том, что заказчик вправе установить требования к участникам закупки услуг по экспертизе о наличии у них или их работников специальных познаний, опыта, квалификации в области науки, техники, искусства или ремесла и потребовать представления при подаче заявок документов, подтверждающих соответствие данному требованию.

Однако необходимо иметь в виду, что Закон N 44-ФЗ не конкретизирует требования к экспертам и работникам экспертных организаций по уровню образования и квалификации или по определенному опыту работы. Более того, в п. 15 ст. 3 Закона N 44-ФЗ не используется термин «образование», а значение примененного термина «специальные познания» не раскрыто ни в законодательстве о контрактной системе в сфере закупок, ни в иных нормативных правовых актах.

Что может подтвердить наличие специальных познаний эксперта?
Дипломы об образовании и повышении квалификации, документами об ученой степени, научными публикациями, документами, подтверждающими опыт практической работы и др. На это указано в абз. 10 п. 21 Обзора судебной практики по некоторым вопросам, связанным с рассмотрением арбитражными судами дел с участием иностранных лиц, направленного Информационным письмом Президиума ВАС РФ от 09.07.2013 N 158.

Таким образом, согласно действующему законодательству и практике его применения допускается, что наличие специальных познаний не обусловлено наличием соответствующего образования или квалификации, подтверждаемых документально. Опыт в определенной сфере не обязательно связан с наличием трудового стажа, подтвержденного записями в трудовой книжке (например, такой опыт может быть получен в результате выполнения работ по договорам подряда). Так, например, для проведения почерковедческая экспертиза в негосударственных экспертных центрах необходимо проверять наличие документов, подтверждающих компетенцию эксперта.

Исходя из вышеизложенного установление в извещении о закупке требования к участникам о наличии у эксперта (работников экспертной организации) образования по определенной специальности, определенной квалификации, опыта работы, а также о представлении при подаче заявок на участие в определении документов, подтверждающих соответствие указанному требованию, может быть признано действием, направленным на ограничение конкуренции, что противоречит ч. 2 ст. 8 Закона N 44-ФЗ.

Контракт с экспертом, экспертной организацией

Заказчик привлекает эксперта, экспертную организацию на основании договора (п. 15 ст. 3 Закона N 44-ФЗ). Ввиду отсутствия в Законе N 44-ФЗ указания на особенности порядка заключения контракта с экспертом, экспертной организацией такой контракт должен заключаться по результатам определения исполнителя в общем порядке, предусмотренном названным Законом.

Форма документа: произвольная.

Если закупка услуг эксперта, экспертной организации осуществляется путем определения исполнителя конкурентным способом, форма контракта должна соответствовать его проекту, прилагаемому к документации или к извещению о закупке.

Обязательные сведения в документе:

  • условия, которые являются обязательными для включения в контракт в соответствии с Законом N 44-ФЗ;
  • предмет экспертизы, функции и полномочия эксперта, экспертной организации;
  • условие о праве эксперта, экспертной организации запрашивать у заказчика, поставщика (подрядчика, исполнителя) дополнительные материалы, относящиеся к предмету экспертизы (ч. 6 ст. 41 Закона N 44-ФЗ);
  • вид и размер ответственности эксперта, экспертной организации, в том числе за предоставление недостоверных результатов экспертизы, недостоверного или заведомо ложного экспертного заключения, невыполнение экспертом требования об уведомлении заказчика о наличии оснований для отстранения от проведения экспертизы (ч. 7 ст. 41 Закона N 44-ФЗ).

Кто составляет: юрист или работник контрактной службы (контрактный управляющий) по согласованию с юристом, отраслевыми подразделениями.

Кто подписывает: руководитель заказчика или иное уполномоченное лицо.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *