Иерархия документов РФ

  • автор:

Закон — это нормативно-правовой акт, принимаемый на референдуме или высшим представительным (законодательным) органом государства в особом, усложненном порядке, обладающий высшей юридической силой и регулирующий наиболее важные общественные отношения. Признаки закона:

· Принимается парламентом или на референдуме.

· Регулирует основные, наиболее значимые общественные отношения.

· Всегда является нормативным по содержанию.

· Включает максимально общие, обобщающие нормы, которые затем развиваются, конкретизируются, дополняются подзаконными нормативно-правовыми актами.

· Имеет особые процедуры принятия, изменения и отмены (законодательный процесс).

· Обладает верховенством в романо-германских правовых системах.

Верховенство закона означает:

· все остальные правовые акты должны быть основаны на законах, соответствовать им, не противоречить;

· в случае каких-либо расхождений между нормативными актами действует именно закон, как акт большей юридической силы;

· законы не подлежат утверждению (одобрению, санкционированию) со стороны какого-либо исполнительного, судебного или иного органа;

· никто не вправе отменить или изменить закон кроме самого органа, его издавшего.

Стремительное и масштабное развитие российского законодательства в последние годы привело к существенному обновлению его системы. Появились новые отрасли, подотрасли, институты. Верховенство закона в правовой системе стало реальным явлением. Вместе с тем между законами возникает немало противоречий, что осложняет процесс правотворчества и правоприменения и требует проведения системного анализа природы и видов приоритетов и коллизий в законодательстве14.

«Иерархическую лестницу» нормативных документов выстраивает Конституция Российской Федерации, которая находится на высшем иерархическом уровне системы источников российского права. Верховенство Конституции РФ выте­кает из ч. 1 ст. 15, в которой говорится: «Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей тер­ритории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации».

Конституция Российской Федерации является писаной и, с этой точки зре­ния, представляет собой единый нормативный правовой акт. Однако этот акт не является моноуровневым. Российская Конституция иерархична. Она включает несколько уровней, находящихся по отношению друг к другу в ие­рархическом подчинении. В конституционном праве этот факт никем не оспаривается. Вместе с тем, количество и состав иерархических уровней, выделяе­мых различными исследователями, различны.

По мнению В.А. Толстика иерархическая структура Конституции Российской Феде­рации состоит из трех иерархических уровней:

1-й уровень — глава 1 «Основы конституционного строя»;

2-й уровень — глава 2 «Права и свободы человека и гражданина» и глава 9 «Конституционные поправки и пересмотр Конституции»;

3-й уровень — глава 3 «Федеративное устройство», глава 4 «Президент Рос­сийской Федерации», глава 5 «Федеральное Собрание», глава 6 «Правительство Российской Федерации», глава 7 «Судебная власть» и глава 8 «Местное само­управление»15.

Согласно ст. 76 Конституции РФ, по предметам ведения Российской Федерации принимаются федеральные конституционные законы и федеральные законы, имеющие прямое действие на всей территории РФ. При этом частью 3 статьи 76 Конституции специально устанавливается, что федеральные законы не могут противоречить федеральным конституционным законам. Под федеральными конституционными законами понимают осново­полагающие законы, принятие которых прямо предусмотрено Конституцией в форме федеральных конституционных законов. Следовательно, следующую ступеньку иерархической структуры федеральных законов занимают федеральные конституционные законы.

Конституция РФ 1993 г. предусматривает перечень вопросов, по которым принимаются федеральные конституционные законы. Вопрос о том, является ли данный перечень федеральных конституционных зако­нов, исчерпывающим или Федеральное Собрание Российской Федерации вправе, и по другим вопро­сам принимать федеральные конституционные законы, в литературе не имеет однозначного решения. Господствующей является первая точка зрения. Ее разделяет подавляющее большинство ученых16. В подтверждение такой точки зрения обычно приводят положение ч. 1 ст. 108 Конституции, в соответствии с которым «федеральные конституционные законы принимаются по вопросам, предусмотренным Конституцией Российской Федерации».

Особый порядок принятия — неотъемлемый признак этого вида законов, но он не является решающим при определении их юридической силы. Фактически, в аналогичном порядке (более трех четвертей Совета Федерации и более двух третей Государственной Думы) может быть принят любой федеральный закон. Однако от этого он не станет федеральным конституционным законом. Тако­вым может быть признан только тот закон, принятие кото­рого, причем в виде федерального конституционного закона, прямо предусмотрено Конституцией РФ.

Далее перейдем к рассмотрению иерархии собственно федеральных зако­нов.

Проблема иерархической зависимости между различными федеральными законами не имеет однозначного решения. На сегодняшний день можно констатировать существование двух полярных позиций. С одной стороны, это позиция федерального законодателя, который признает иерархический приоритет одних федеральных законов по отношению к другим. Иную позицию занимает Конституционный Суд Российской Федерации, который такой приоритет отри­цает. Представители науки тоже разделились на две группы. Одни поддержи­вают законодателя, другие — Конституционный Суд Российской Федерации.

Федеральный законодатель признает два вида иерархической зависимости между федеральными законами. Во-первых, это иерархический приоритет кодифицированных федеральных законов по отношению к некодифицированным федеральным законам. Во-вторых, приоритет федеральных законов, принятых на референдуме РФ по отношению ко всем иным федеральным законам, приня­тым Федеральным Собранием РФ.

Конституционный Суд РФ, напротив, отрицает возможность существования какой-либо иерархической зависимости между любыми федеральными законами. То есть, он полностью игно­рирует не только доминирующую в юридической науке точку зрения о приори­тете кодифицированных актов над простыми, в тоже время он признаёт п. 2 ст. 3 ГК РФ, в котором прямо говорится, что «нормы гражданского права, со­держащиеся в других законах, должны соответствовать настоящему Кодексу»17.

Анализ федеральных законов, принятых в последнее время с наименовани­ем «кодекс», позволяет дифференцировать их на две группы. Первая — это те, в которых в той или иной форме предусмотрен их приоритет перед иными некодифицированными федеральными законами. Вторая группа кодексов такого приоритета не предусматривает.

Возникает вопрос, каким образом должен поступать правоприменитель в условиях, когда, с одной стороны, еще не принят закон о нормативных право­вых актах и, соответственно, отсутствует общая для всех кодексов (кодифици­рованных актов) формулировка об их приоритете перед иными актами соответствующего вида. С другой стороны, в самом кодексе (кодифицированном акте) нет указания на его приоритет перед другими актами? Думается, что в данном случае определяющим аргументом является отсутствие необходимого правово­го обоснования и, следовательно, для разрешения коллизии между противоре­чащими друг другу положениями нормативных актов должно применяться пра­вило «последующий закон отменяет предыдущий». Исходя из презумпции ком­петентности законодателя, можно предположить, что он намеренно не придал более высокой юридической силы кодифицированному акту.

Заслуживает внимания иерархия законов Российской Федерации В.А. Толстика:

1-й уровень — глава 1 Конституции Российской Федерации; 2-й уровень — главы 2, 9 Конституции Российской Федерации; 3-й уровень — главы 3,4,5,6,7,8 Конституции Российской Федерации, зако­ны о внесении поправок в Конституцию РФ; 4-й уровень — законы, принятые на референдуме; 5-й уровень — федеральные конституционные законы; 6-й уровень — федеральные кодифицированные законы (кодексы и др.); 7-й уровень — некодифицированные федеральные законы, которым зако­нодатель придал иерархический приоритет по отношению к иным законам; 8-й уровень — федеральные законы, не имеющие приоритета перед други­ми законами18.

Эффективное регулирование общественных отношений имеет место тогда, когда общие интересы согласуются с индивидуальными интересами. Конкретизировать основные, принципиальные положения законов применительно к своеобразию различных индивидуальных интересов призваны подзаконные акты19.

В юридической литературе справедливо отмечается, что, подзаконные нормативные акты многообразны, между собой они различаются по своей юри­дической силе, образуют довольно сложную иерархическую систему. Акт каж­дой «нижерасположенной» государственной инстанции должен не только на­ходиться «под» законом, но и соответствовать нормативным актам всех госу­дарственных органов, которые занимают более высокие ступеньки в государст­венной иерархии20.

Подзаконные нормативные правовые акты принимаются не только исполнительными, но и высшими представительными органами государственной власти. Так, в соответствии с Конституцией РФ палаты Федерального Собрания РФ (Государственная Дума и Совет Федерации) принимают постановления по вопросам, отнесенным к ее ведению. Из всех постановлений палат Федерального Собрания РФ нор­мативный характер могут носить лишь постановления Государственной Думы РФ по вопросам объявления амнистии. Все иные по­становления и Государственной Думы, и Совета Федерации являются право­применительными. Таким образом, постановления Государственной Думы ФС РФ об объявлении амнистии занимают самостоятельную нишу в вертикальной структуре законодательства и в силу специфики предмета правового регулирования не должны вступать в иерархи­ческие коллизии с актами других органов.

Отличительной особенностью иерархической структуры значительной части федеральных подзаконных нормативных правовых актов является то, что ключевым фактором, оказывающим влияние на ее построение, является иерар­хия государственных органов. Все иные факторы применительно к данным ак­там имеют факультативное, вспомогательное значение. Посредством них ре­шаются вопросы иерархического «удвоения» того или иного уровня.

Президент Российской Федерации в иерархии исполни­тельных органов государственной власти занимает более высокое положение, чем Правительство Российской Федерации. Поэтому принимаемые им акты должны иметь иерархический приоритет перед актами, принимаемыми Прави­тельством РФ.

В соответствии со ст. 90 Конституции РФ «Президент Российской Федера­ции издает указы и распоряжения». Конституция Российской Федерации прямо не определяет круг вопросов, по которым Президент может издавать указы (за исключением издания указов о введении военного или чрезвычайного положе­ния), а по которым — распоряжения. В настоящее время решению этой пробле­мы посвящено распоряжение Президента № 85-рп. В соответствии с ним акты Президента нормативного характера, а также акты о назначении и освобожде­нии от должности руководителей центральных органов и иных структур систе­мы федеральной исполнительной власти, о гражданстве, предоставлении поли­тического убежища, награждении государственными наградами, присвоении специальных и почетных званий, классных чинов, помиловании оформляются указами Президента. Решения Президента РФ по оперативным, организационным и кадровым вопросам, а также по вопросам работы Администрации Президента принима­ются в форме распоряжений.

В.О. Лучин и А.В. Мазуров считают, что указы Президента обладают большей юридической силой, чем его распоряжения. Возможные коллизии ме­жду указами и распоряжениями Президента должны решаться в пользу указов. Указы Президента могут вносить изменения и дополнения в его распоряжения, но не наоборот21.

В соответствии с иерархией государственных органов на втором иерархическом уровне подсистемы федеральных подзаконных нормативных правовых актов находятся нормативные постановления Правительства Российской Федерации.

В части 1 ст. 115 Конституции РФ установлено, что Правительство Российской Федерации издает постановления и распоряжения. В Конституции РФ вопрос относительно нормативности этих актов прямо не решён. Однако решение этой проблемы содержится в Федеральном конституционном законе РФ «О Правительстве Рос­сийской Федерации», в котором предельно четко определено, что акты, имею­щие нормативный характер, издаются в форме постановлений Правительства Российской Федерации. Акты по оперативным и другим текущим вопросам, не имеющим нормативного характера, издаются в форме распоряжений Прави­тельства Российской Федерации22. Распоряжения как акты, не имеющие нормативного характера и не являю­щиеся источниками права, не относятся к подзаконным нормативным актам.

Теоретическое обоснование иерархического места нормативных постанов­лений Правительства РФ в подсистеме федеральных подзаконных нормативных правовых актов осуществляется посредством фактора — иерархия государст­венных органов.

Говоря о правовой форме выражения иерархической зависимости постановлений Правительства РФ, следует отметить, что в Конституции РФ нет прямого указания на то, что они не должны противоречить указам Президента РФ и законам, принимаемым на федеральном уровне. Их подчиненное положение по отношению к указанным актам вытекает из двух иных взаимодополняющих друг друга формулировок Основного Закона. Во-первых, они принимаются на основании и во исполнение Конституции Российской Федерации, федеральных законов, нормативных указов Президента Российской Федерации (ч. 1 ст. 115). Во-вторых, постановления Правительства Российской Федерации в случае их противоречия Конституции Российской Федерации, федеральным законам и указам Президента Российской Федерации могут быть отменены Президентом Российской Федерации (ч. 3 ст. 115). Аналогичное положение содержится и в ФКЗ «О Правительстве Российской Федерации» (ст. 23).

В литературе обоснованно отмечено, что из этих конституционных формул прямо вытекает подзаконность и даже «подуказность» постановлений Прави­тельства РФ23. При этом еще раз следует подчеркнуть, что подзаконность и подуказность актов Правительства РФ нельзя понимать таким образом, что данный орган ис­полнительной власти может издавать акты только по вопросам, уре­гулированным законом. Подобное понимание подзаконности на практике при­ведет к чрезмерному сужению компетенции Правительства РФ, его прав на осуществление общего руководства исполнительной ветвью власти. Осуществ­ление функций Правительства немыслимо без его широкой самостоятельности в области подзаконного правотворчества.

На следующем иерархическом уровне находятся акты, принимаемые федеральными органами исполнительной власти (кроме актов Правительства РФ).

Вопросы определения структуры федеральных органов ис­полнительной власти регулируются непосредственно Конституцией Россий­ской Федерации (ст. 80, 83, 90, ПО, 112, 114 и 115) и на ее основе — Федераль­ным конституционным законом «О Правительстве Российской Федерации» и указами Президента Российской Федерации, в частности Указом Президента Российской Федерации от 22 сентября 1998 г. № 1142, которым утверждена структура федеральных органов исполнительной власти и перечень наименова­ний входящих в нее органов24.

Правовой статус федеральных органов исполнительной власти устанавли­вается статутными и тематическими федеральными законами, а также положе­ниями о соответствующих органах. При этом положения о федеральных органах исполнительной власти, подведомственных Президенту РФ по вопросам, закрепленным за ним Конституцией РФ и законами, утверждаются Президен­том РФ, а о других федеральных органах исполнительной власти — Правитель­ством РФ. Соответствующими актами устанавливается и право каждого из федераль­ных органов исполнительной власти издавать подзаконные нормативные пра­вовые акты. В настоящее время порядок подготовки таких актов регламентируется Постановлением Правительства РФ «Об утверждении Правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их го­сударственной регистрации» от 13 августа 1997 г. № 1009 и соответствующими правилами, принимаемыми в каждом ведомстве.

Формула «на основе и во исполнение» является правовой формой выраже­ния иерархической зависимости актов, принимаемых федеральными органами исполнительной власти от всех вышестоящих актов. Кроме того, в соответст­вии со ст. 12 ФКЗ «О Правительстве Российской Федерации» «Правительство Российской Федерации вправе отменять акты федеральных органов исполни­тельной власти или приостанавливать действие этих актов».

Обобщая вышесказанное, можно заключить, что механизм использования юридических приоритетов в федеральном законодательстве служит важным средством предотвращения и устранения коллизий. Нормы подзаконных нормативных правовых актов должны быть последовательно согласованны с нормами законов, не должны содержать каких-либо расхождений с ними. Только единая, лишённая противоречий, система действующих норм права может выступать эффективным регулятором общественных отношений в Российской Федерации.

Таким образом, нами предлагается следующая иерархия федеральных законов и подзаконных нормативных правовых актов:

1-й уровень — Конституция РФ;

2-й уровень — Федеральные конституционные законы;

3-й уровень — Федеральные законы. При этом приоритет имеют кодифицированные законы перед некодифицированными. А в случае возникновения противоречий между Кодексом и иными кодифицированными актами, приоритет имеет Кодекс;

4-й уровень — нормативные указы Президента и нормативные постановления Государственной Думы;

5-й уровень — нормативные постановления Правительства;

6-й уровень – нормативные акты федеральных органов исполнительной власти.

Особенностью федеративного устройства государства является двухуровневая система законодательства: федеральный и региональный уровни. Это в свою очередь предполагает наличие иерархической структуры законодательства субъектов Российской Федерации, которая также нуждается в научном исследовании.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *