Гепатит с статистика

  • автор:

Чукотский автономный округ стал регионом с самим высоким числом пациентов с вирусным гепатитом в России, говорится в статистике, подготовленной Минздравом.

Так, на конец 2018 года в этом регионе уровень заболеваемости составил 3546,2 случая на 100 тыс. населения, пишет RT во вторник, 13 августа.

На втором месте Магаданская область с 2068,8 случая на 100 тыс. человек. Замыкает тройку лидеров Ямало-Ненецкий автономный округ (1863). Далее идут Якутия (1773,8) и Ханты-Мансийский автономный округ (1641,1).

По данным Минздрава, всего в 2018 году в России проживало 916 884 носителей вирусного гепатита, что на 24,1 тыс. больше, чем годом ранее.

В целом по стране уровень заболеваемости в 2018 году составил 624,2 случая на 100 тыс. населения, а в 2017 году — 607,9 случая.

Вирусный гепатит — это воспаление печени, вызываемое одним из пяти вирусов гепатита: A, B, C, D и E.

Ранее в июле в Роспотребнадзоре рассказали, что более 3,5 млн жителей России больны хроническим гепатитом С. Больше всего больных в возрастной группе 35–50 лет.

Сотни миллионов людей во всем мире не догадываются о том, что живут с хронической инфекцией.

325 миллионов человек в мире живут с хронической инфекцией, вызванной вирусом гепатита B (HBV) или вирусом гепатита C (HCV). Большинство из этих людей не имеют доступа к тестированию и лечению, поэтому они находятся под угрозой развития хронической болезни печени, рака и смерти. В докладе (pdf) Всемирной организации здравоохранения по гепатиту впервые описываются мировые и региональные оценки распространенности вирусного гепатита в 2015 г. Исследование фокусируется на гепатите B и C, которые отвечают за 96% смертности от гепатита.

Люди, употребляющие инъекционные наркотики, продолжают сталкиваться со стигмой, дискриминацией и ограниченным доступом к соответствующим услугам. Источник: Médecins du Monde

Доступ к лечению HBV и HCV недостаточен, отмечают эксперты ВОЗ. В 2015 году было диагностировано лишь 9% от всех HBV-инфекций и лишь 20% HCV-инфекций. Только 8 процентов инфицированных гепатитом В (1,7 миллиона человек) получали лечение и только 7% (1,1 миллиона человек) тех, у кого диагностировали гепатит С, начали получать радикальное лечение.

Источник: ВОЗ

Статистика гепатита HBV и HCV по регионам ВОЗ

  • 84% детей, рожденных в мире в 2015 г., получили 3 рекомендуемые дозы вакцины против гепатита B;
  • со времени до начала использования вакцины доля детей в возрасте до 5 лет с новыми инфекциями уменьшилась с 4,7% до 1,3% (с учетом года внедрения может варьироваться от 1980-х гг. до начала 2000-х гг. по 2015 г.);
  • 257 миллионов, в основном взрослых людей, рожденных до внедрения вакцины против HBV, живут (2015) с хронической инфекцией гепатита B.

«В настоящее время вирусный гепатит признается одной из основных проблем общественного здравоохранения, требующей безотлагательных действий, — заявила Маргарет Чен, Генеральный директор ВОЗ. – Существуют вакцины и лекарства для борьбы с гепатитом, и ВОЗ полна решимости содействовать тому, чтобы эти средства стали доступны всем тем, кто в них нуждается».

ВОЗ рекомендует: использовать вакцины против 26 болезней, включая 3 предотвратимых с помощью вакцин типа вирусного гепатита (A, B и E) из 5 типов вирусного гепатита (A, B, C, D и E).

Данные иммунизации по странам

гепатит В

передается в результате контакта с кровью или другими жидкостями организма инфицированного человека

  • при незащищенном половом контакте;
  • через небезопасные инъекции и переливание крови;
  • от ребенка ребенку;
  • от матери ребенку при родах (перинатальное заражение);

Вирус гепатита В не передается через столовые принадлежности, при кормлении грудью, через объятия, поцелуи, рукопожатия, кашель, чихание или рекреационное использование общественных бассейнов или аналогичных объектов.

гепатит С

передается через кровь

  • в результате употребления инъекционных наркотиков при совместном использовании устройств для инъекций;
  • в медицинских учреждениях из-за повторного использования или недостаточной стерилизации медицинского оборудования, особенно шприцев и игл;
  • при переливании непроверенной крови и продуктов крови.

Вирус гепатита С передается также сексуальным путем и может передаваться от инфицированной матери ее младенцу, однако эти виды передачи являются гораздо менее распространенными.

Гепатит С не передается через грудное молоко, пищевые продукты, воду или при безопасных контактах, например объятиях, поцелуях и употреблении продуктов или напитков совместно с инфицированным лицом.

В настоящее время вакцины от гепатита C не существует.

DALY гепатитов В, С

Коэффициенты «бремени болезни» вирусов гепатита в количестве непрожитых лет жизни (DALY):

Более 60% пациентов узнают о том, что они больны гепатитом C, случайно, при этом 83% из них не могут рассчитывать на незамедлительное начало лечения. Таковы данные опроса, проведенного общественной организацией «Вместе против гепатита». Опрос приурочен к Всемирному дню борьбы с вирусными гепатитами, который Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) отмечает 28 июля.

По данным Всемирной организации здравоохранения, Россия входит в пятерку «крупнейших эпидемий мира» по числу людей, живущих с гепатитом C, после Китая, Пакистана, Индии и Египта. Как отмечает ВОЗ, в мире 300 млн человек живут с вирусным гепатитом, не зная о своем диагнозе. При этом, как отмечали неоднократно эксперты, в России также неизвестно точное число людей с этим заболеванием. В частности, в марте 2017 года в интервью «Ъ” занимавшая тогда пост главного внештатного инфекциониста Минздрава РФ Ирина Шестакова заявляла, что, по оценочным данным, число носителей вируса гепатита С в России может достигать 5,8 млн человек, при этом около 3 млн инфицированных могут не знать о своем заболевании. Накануне Дня борьбы с гепатитом в 2019 году Роспотребнадзор распространил данные за 2018 год.

Заболеваемость хроническими формами гепатита В и хроническим гепатитом С в России составила 18 и 33 случая соответственно на 100 тыс. населения.

Как отметил заведующий научно-консультативным клинико-диагностическим центром ЦНИИ эпидемиологии Роспотребнадзора, руководитель референс-центра по мониторингу вирусных гепатитов Владимир Чуланов, «смертность от исходов хронических гепатитов В и С с 2010 по 2015 год выросла на 30%»: «По нашим оценкам, если говорить о гепатите В, то от цирроза печени, к которому он приводит, ежегодно погибают около 10 тыс. человек, от рака печени — около 1,5 тыс. Смертность от цирроза печени, вызванного гепатитом С, составляет около 14 тыс. человек в год, от рака печени — около 1,6 тыс. человек». По словам господина Чуланова, «ученые констатируют»: «Такая тенденция, скорее всего, сохранится, поскольку до сих пор большое количество инфицированных не знают о своем заболевании».

«Болезни печени — это те, что рано или поздно всегда приводят к формированию цирроза и даже рака печени,— заявил в ходе пресс-конференции в «Российской газете» на прошлой неделе главный гепатолог минздрава Московской области Павел Богомолов.— Раньше мы говорили об этом чуть тише, потому что были некие ограничения в возможности оказать правильную помощь, сейчас совершенно иная история».

Господин Богомолов напомнил, что в России доступны современные препараты, рекомендованные ВОЗ для лечения, в частности гепатита С,— безинтерфероновая терапия, так называемые препараты прямого действия. Он сообщил, что в Подмосковье за последние пять лет заболеваемость острым гепатитом C и хроническим гепатитом C снизилась, однако составляет 1,2% «популяции», «что является большим числом»: «Но доля циррозов в этом уменьшающемся количестве пациентов растет: она выросла за пять лет почти до 11% из этого числа пациентов с гепатитом C».

Главный внештатный инфекционист Минздрава Елена Малинникова напомнила, что Россия в мае 2016 года наряду с другими странами—членами ВОЗ подписала Глобальную стратегию сектора здравоохранения, которая предусматривает ликвидацию вирусных гепатитов к 2030 году. Документ декларирует, по ее словам, «активное снижение заболеваемости вирусным гепатитом, а возможно, и ликвидацию»: «Все к этому идет».

Господин Богомолов пояснил, что «это серьезный многоуровневый план действий, который должен реализовываться»: «И на самом деле в России он реализуется. Один из принципиальных моментов документа — это равный доступ к лечению, адекватное финансирование и использование инновационных технологий». В частности, он напомнил, что «под руководством Минздрава медицинскую помощь почти во всех субъектах РФ погрузили в базовую программу ОМС, это означает, что каждый человек по своему полису может и должен получать эту помощь бесплатно и на всей территории России».

В понедельник руководитель общественной организации «Вместе против гепатита» Никита Коваленко на круглом столе представил данные опросов, проведенных среди пациентов, и анализ обращений на горячую линию. Он обратил внимание, что в России для лечения гепатита C «есть все возможности»: зарегистрированы препараты прямого противовирусного действия для всех генотипов, есть актуальные клинические рекомендации, гепатиты погружены в ОМС, стоимость лекарств снижается.

Тем не менее, по данным опросов, 61% пациентов узнают случайно: как правило, обращаются с жалобами к врачу (22%) или перед проведением хирургических операций (23%).

После того, как человек узнал о своем диагнозе, 57% не получают информации, что делать дальше: 5% получают печатные материалы, 16% — устную консультацию.

Пациенты жалуются, что врачи не владеют достоверной информацией, отметил господин Коваленко. Он напомнил, что лекарства от гепатита С, которые способны излечивать это заболевание с вероятностью более 90%, появились только в 2013 году, а в России «средний возраст врача около 50 лет», то есть они получили образование более 20 лет назад: «И до 2017 года в России не было системы непрерывного медицинского образования».

Господин Коваленко привел в пример случаи, когда пациентов, которые уже вылечились от гепатита, «снимают с операционного стола, обнаружив в выписке в анамнезе гепатит C»: «К нам обратилась беременная девушка, вылечившаяся от гепатита год назад, но ей сказали, что она отправится рожать в инфекционное отделение». Никита Коваленко также отметил, что, скорее всего, 83% пациентов, которым поставлен диагноз, не смогут незамедлительно получить терапию, так как клинические рекомендации говорят о необходимости срочного начала лечения только для ограниченных категорий пациентов, например с выраженным фиброзом, пациентам, нуждающимся в гемодиализе, пациентам в предтрансплантационном периоде или после трансплантации печени.

Он также привел данные отчета общественного проекта «Коалиция по готовности к лечению» (проводит мониторинг госзакупок препаратов) за 2017 год, согласно которому закупки Минздравом препаратов от гепатита С (закупается в рамках обеспечения лекарствами пациентов с ВИЧ) занимают 7% от общего объема закупок, 36% из этих средств направляют на препараты московские власти, остальной бюджет размазан по остальным регионам РФ. Господин Коваленко также привел выдержки из обзора нормативной базы регионов, согласно которому специальные программы по борьбе с гепатитом С есть только в 14 регионах России, лечение за счет ОМС осуществляется в 22 регионах, за счет региональных бюджетов — в 29 регионах.

Представитель «Коалиции по готовности к лечению» Сергей Головин представил отчет, согласно которому число пациентов в РФ, которые могли быть обеспечены терапией в 2018 году, составило около 16 тыс. человек, что в 1,5 раза выше, чем в 2017 году и годами ранее. Он напомнил, что в России зарегистрированы две из трех современных, доступных в мире схем лечения вирусного гепатита С. При этом из всех препаратов, которые закуплены в 2018 году, только около 5,8 тыс. курсов — это схемы современные, безынтерфероновые схемы.

«Без полноценного доступа к лекарствам элиминация (исчезновение случаев заболевания.— «Ъ”) невозможна,— сказал эксперт.— Мы можем сколько угодно делать комфортной среду, говорить о программах снижения вреда, безопасных медицинских процедурах, но без масштабного доступа к лекарствам искоренение невозможно, невозможно снижение числа новых случаев и смертности». Господин Головин призвал власти найти варианты снижения цены на современные препараты и отметил, что в России стоимость одного курса современных препаратов составляет около $10 тыс., тогда как в Индии — $41, в Египте — $70, в Казахстане — $84, в Монголии — $102, в Бразилии — $1,2 тыс. Ниже цены и в Италии ($5,6 тыс.), Великобритании ($6,4 тыс.) и Испании ($7,9 тыс.).

Валерия Мишина

Самое важное в канале Коммерсантъ в Telegram

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *