Форс мажорные обстоятельства

  • автор:

Перед изучением Обзора рекомендуем предварительно ознакомиться с его оглавлением.

I. Основные положения о признании экономических санкций форс-мажором

I. Основные положения о признании экономических санкций форс-мажором

В соответствии со ст.309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями или иными обычно предъявляемыми требованиями. Односторонний отказ от исполнения обязательств и одностороннее изменений его условий не допускается, если иное не предусмотрено законом (п.1 ст.310 ГК РФ).
За неисполнение или ненадлежащие исполнение обязательств законодательством РФ предусматривается ответственность (например, см. гл.25 ГК РФ).
При этом согласно п.3 ст.401 ГК РФ если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. К таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств.
Экономические санкции влияют на состояние экономики в целом, а, следовательно, могут влиять и на положение сторон обязательств. В связи с этим возникает вопрос о том могут ли экономические санкции расцениваться как форс-мажор и освобождать от ответственности за неисполнение или ненадлежащие исполнение обязательств.
Торгово-промышленная палата РФ в Положении о порядке свидетельствования Торгово-промышленной палатой Российской Федерации обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажор)» (приложение к постановлению Правления ТПП РФ от 23.12.2015 N 173-14) в п.1.3 приводит следующие определение обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажор) — чрезвычайные, непредвиденные и непредотвратимые обстоятельства, возникшие в течение реализации договорных (контрактных) обязательств, которые нельзя было разумно ожидать при заключении договора (контракта), либо избежать или преодолеть, а также находящиеся вне контроля сторон такого договора (контракта).
В частности, к таким обстоятельствам относятся: стихийные бедствия (землетрясение, наводнение, ураган), пожар, массовые заболевания (эпидемии), забастовки, военные действия, террористические акты, диверсии, ограничения перевозок, запретительные меры государств, запрет торговых операций, в том числе с отдельными странами, вследствие принятия международных санкций и другие, не зависящие от воли сторон договора (контракта) обстоятельства.
То есть, как видно, международные санкции могут быть расценены как форс-мажор при определенных обстоятельствах.
Между тем анализ судебной практики показывает, что экономические санкции в большинстве случаев не расцениваются судами как обстоятельства непреодолимой силы, если только они не введены в отношении конкретной стороны сделки. Суды расцениваются финансовые трудности или иные затруднения при исполнении обязательств из-за введенных санкций, которые испытывает сторона обязательства, как один из факторов предпринимательского риска, который не дает оснований для освобождения от исполнения обязательств и не может расцениваться как обстоятельство непреодолимой силы. Сама по себе ссылка на экономические санкции без приведения доказательств влияния иных обстоятельств на поведение стороны, ее положение, не принимается судом во внимание.
Однако, если санкции введены в отношении конкретной стороны в обязательстве, иного лица, затронутого введением санкций, если это объективно повлияло на обстоятельства возникновения спора, то суд может принять во внимание экономические и иные санкции как обстоятельство, освобождающие лицо от ответственности или снижающие размер ответственности, например, неустойки. Также экономические санкции принимаются как аргумент, когда есть реальные доказательства влияния санкций на исполнение договора, например, введение торгового запрета, подтвержденного соответствующим доказательствами, блокирование денежных средств иностранным банком и т.п.
В настоящем обзоре рассмотрена судебная практика, по спорам, в которых стороны мотивировали свои действия (и свое положение) экономическими санкциями как макроэкономическим и политическим явлением.
Обзор содержит следующие разделы:
— Споры при неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательств по договору с доводом об экономических санкциях как о форс-мажоре;
В разделе рассмотрена судебная практика по спорам, в которых довод об экономических санкциях был отвергнут судом; а также противоположная судебная практика, когда суды принимали во внимание введение экономических санкций как аргумент освобождающий от ответственности или снижающий размер ответственности.
— Споры, связанные с исполнением судебных актов (отсрочка исполнения).
В разделе рассмотрены споры, связанные с попыткой добиться отсрочки исполнения судебного акта в связи с введёнными экономическими санкциями.

II. Выводы судов об экономических санкциях как форс-мажоре

Споры при неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательств по договору с доводом об экономических санкциях как о форс-мажоре

1. Экономические санкции не приняты судом во внимание как обстоятельство, освобождающие от ответственности.
1.1. Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 05.08.2015 N Ф07-4656/2015 по делу N А05-12332/2014
Исковые требования:
О взыскании неустойки по договору поставки.
Решение суда:
Требование удовлетворено.
Позиция суда:
Между сторонами заключен договор поставки. Истец, получив от Ответчика, уведомление о готовности товара к отгрузке со склада в Германии, оплатил полную стоимость товара. Однако, товар в установленные договором сроки не был поставлен. Поставщик, ссылаясь на чрезвычайные обстоятельства, вызванные введением экономических санкций, просил перенести сроки поставки товара, поскольку он находится в Германии. Однако Заказчик (истец) новые сроки поставки товара не согласовал, потребовал оплаты неустойки. Поскольку поставщик не уплатил неустойку за нарушение сроков поставки товара, заказчик обратился в суд.
Суд первой инстанции удовлетворил требование о взыскании неустойки, но снизил ее размер, вняв доводам ответчика о несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательств. Однако, вышестоящие суды — апелляционной и суд округа — не согласились со снижением неустойки не усмотрели обстоятельств освобождения поставщика от ответственности и снижения размера неустойки, поскольку само по себе введение экономических санкций не может расцениваться как обстоятельство непреодолимой силы, трудности в поставке товара можно расценивать как фактор предпринимательского риска, не освобождающий от ответственности за ненадлежащие исполнений условий договора.
1.2. Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 24.11.2015 N 08АП-10311/2015 по делу N А70-6862/2015
Исковые требования:
О взыскании неустойки по договору поставки.
Решение суда:
Требование удовлетворено.
Позиция суда:
Между сторонами был заключен договор поставки оборудования, но поставщик допустил просрочку поставки, что побудило заказчика потребовать уплаты неустойки. Заказчик отказался выплатить неустойку, ссылается на обстоятельства непреодолимой силы — резкий рост цен на продукцию по договору поставки в связи с экономическими санкциями. Заказчик обратился в суд с выше указанным иском.
Требования были удовлетворены, так как материалами дела подтвержден факт частичной поставки товара и по сути односторонний отказ от исполнения договора поставки со стороны поставщика в отношении другой части.
При этом апелляционный суд, оценивая довод ответчика о невозможности исполнить договор поставки, в связи с существенным удорожанием поставляемой продукции из-за введенных экономических санкций, указал на то, что не принимает аргументы ответчика во внимание, поскольку сами по себе инфляционные процессы не относятся к числу обстоятельств, возникновение которых нельзя было предвидеть, в связи с чем стороны, вступая в договорные отношения, должны были прогнозировать экономическую ситуацию, и не могли исключать вероятность роста цен в период исполнения сделки.
1.3. Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 16.11.2015 по делу N А11-7288/2015
Исковые требования:

Как правило, под термином «форс-мажор» понимают обстоятельства непреодолимой силы, наступление которых исключает выполнение другой стороной договорных обязательств в полном объеме или частично. В украинском законодательстве юридическое значение форс-мажора заключается в том, что форс-мажор, как обстоятельство, за которое сторона не отвечает, является основанием для освобождения юридического или физического лица от ответственности за нарушение гражданско-правовых или хозяйственно-правовых обязательств, а также приостанавливает течение срока исковой давности.

Статьей 617 Гражданского кодекса Украины (ГК) установлено, что лицо, нарушившее обязательство, освобождается от ответственности за его нарушение, если докажет, что это нарушение произошло вследствие случая или непреодолимой силы. А статья 263 ГК непреодолимую силу трактует как чрезвычайное или неотвратимое при данных условиях событие.

Аналогичные положения содержатся и в статье 218 Хозяйственного кодекса Украины (ХК), а именно то, что субъект хозяйствования за нарушение хозяйственного обязательства несет хозяйственно-правовую ответственность, если не докажет, что надлежащее выполнение обязательства оказалось невозможным вследствие действия непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и неотвратимых обстоятельств при данных условиях осуществления хозяйственной деятельности.

Хотя Гражданским и Хозяйственным кодексами Украины и предусмотрено основание, согласно которому лицо, нарушившее обязательство, освобождается от ответственности, однако общих определений термина «форс-мажорные обстоятельства» или «обстоятельства непреодолимой силы» ни один из них не содержит.

Законом Украины «Об операциях с давальческим сырьем во внешнеэкономических отношениях» от 15 сентября 1995 года установлено: «форс-мажорные обстоятельства — это непредвиденные и непреодолимые события, которые происходят независимо от воли и желания заказчика или исполнителя (война, блокада, забастовка, пожар, авария, наводнение, замерзание моря, закрытие морских проливов, встречающихся на обычном морском пути между портами отгрузки и разгрузки, другое стихийное бедствие, запрет экспорта (импорта), валютные ограничения или другие ограничения прав собственности на сырье или готовую продукцию, в том числе на их перемещение, принятые государством или соответствующим государственным органом и т.п.) и приводят к нарушению условий заключенных контрактов, этого Закона и других законодательных актов».

Определение форс-мажорных обстоятельств содержится и в Законе Украины «О порядке ввоза (пересылки) на Украину, таможенного оформления и налогообложения личных вещей, товаров и транспортных средств, которые ввозятся (пересылаются) гражданам на таможенную территорию Украины» от 13 сентября 2001 года, в Порядке выдачи, учета, отсрочки и оплаты (погашения) векселя (письменного обязательства), который выдается субъектом предпринимательской деятельности при осуществлении операции с давальческим сырьем во внешнеэкономических отношениях (приказ ГНАУ № 83 от 25 февраля 2002 года), Письме ГНАУ № 15183/7/23-5317 от 10 августа 2004 года, Международных правилах с инкассо, утвержденных Международной торговой палатой 1 января 1996 года, и других нормативно-правовых актах, где непреодолимая сила отождествляется с форс-мажорными обстоятельствами.

Детальное определение понятие форс-мажора приобрело в сфере регулирования электроэнергетики. Так, в Правилах пользования электрической энергией, утвержденных постановлением Национальной комиссии по вопросам регулирования электроэнергетики Украины № 28 от 31 июля 1996 года, форс-мажорные обстоятельства определены как чрезвычайная и непреодолимая при существующих условиях сила, защиты от действия которой не предусматривает проектная и другая нормативная документация, действие которой невозможно предупредить применением высокопрофессиональной практики персонала. Действие такой силы может быть вызвано:

— исключительными погодными условиями и стихийным бедствием (ураган, буря, наводнение, накопление снега, гололед, землетрясение, пожар, проседание и смещение грунта);

— непредвиденными ситуациями, вызванными действиями стороны, не являющейся энергоснабжающей организацией и потребителем электроэнергии (забастовка, локаут, действие общественного врага, объявленная и необъявленная война, угроза войны, террористический акт, блокада, революция, заговор, восстание, массовые волнения, общественная демонстрация, противоправные действия третьих лиц, пожар, взрыв);

— условиями, регламентированными государственными органами управления, а также связанными с ликвидацией последствий, вызванных исключительными погодными условиями и непредвиденными ситуациями.

В бухгалтерском учете событие или операция, которая отличается от обычной деятельности предприятия, и нельзя ожидать, что она будет повторяться периодически или в каждом дальнейшем отчетном периоде, объединены термином «чрезвычайное происшествие». Под определение данного термина подпадает любое из возможных форс-мажорных обстоятельств, поскольку в гражданском праве форс-мажор — это именно чрезвычайные, непреодолимые, не зависимые от воли и действий участников соглашения обстоятельства, которые не могут быть предусмотрены или устранены.

Для отображения доходов и расходов, связанных с наступлением чрезвычайных событий, в соответствии с Инструкцией относительно применения Плана счетов бухгалтерского учета активов, капитала, обязательств и хозяйственных операций предприятий и организаций, утвержденной приказом Минфина Украины от 30 ноября 1999 года, применяются отдельные счета — «Чрезвычайные доходы» и «Чрезвычайные расходы». Таким образом, из приведенного можно понять, что на законодательном уровне понятия «непреодолимая сила» и «форс-мажор» фактически отождествляются.

Позиция Высшего хозяйственного суда Украины (ВХСУ) относительно данного вопроса нашла отражение в письме от 9 сентября 2001 года под названием «Замечания к Хозяйственному кодексу». В частности, ВХСУ указал, что в контексте части 2 статьи 218 ХК форс-мажорные обстоятельства охватывают не только события общественной жизни (эмбарго), но и стихийные явления, однако, по мнению суда, такая позиция является юридически неправильной. Судом было разъяснено, что понятие непреодолимой силы — это лишь стихийные природные явления, а понятие форс-мажора — только исключительные события общественной жизни. То есть речь идет о том, что эти два понятия являются разными по смыслу. Но в то же время ВХСУ не исследовал понятие, которое будет родовым относительно форс-мажора и непреодолимой силы.

На теоретическом уровне также продолжаются дискуссии, и единого мнения по этому поводу нет. Так, Г. Бобовник отмечает, что форс-мажор (фр. — force-majeure), или «обстоятельства непреодолимой силы», — термин, используемый для обозначения причин невыполнения договорных обязательств при условии, что эти причины не зависят от исполнителя. То есть речь идет об отождествлении понятий «непреодолимая сила» и «форс-мажор» (Г. Бобовник. Налоговые долги: чтобы не быть в «миноре» от форс-мажора // Бизнес-партнер. — 2003. — март. — Режим доступа: //

http://www.stpp.org.ua).

С точки зрения А. Лобкова, форс-мажорными в законодательстве и договорной практике признаются: а) непреодолимая сила; б) чрезвычайное обстоятельство, которое невозможно предусмотреть или предотвратить; в) событие, которое невозможно преду­смотреть или предотвратить либо устранить каким-либо способом; г) непредусмот­ренное обстоятельство, которое нарушает планы; д) законодательные акты и запрещающие решения органов государственной власти (А. Лобков Предпринимательский риск, форс-мажор и договорные обязательства. — Режим доступа: // http://www.putevoditel.kz10.10.2006/).

Таким образом, в результате анализа действующих нормативно-правовых актов и научных изданий оказывается, что перечня обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажора) ни отечественное, ни международные законодательные базы не содержат, в связи с чем форс-мажорные обстоятельства могут содержать несколько типов событий, таких как стихийные природные явления, обстоятельства социального характера и действия власти, или так называемый юридический форс-мажор. При этом основным признаком этого понятия в договорных отношениях является внешнее обстоятельство, которое, как правило, нельзя предусмотреть в момент заключения договора.

Понятие непредсказуемости с точки зрения права можно толковать как невозможность иметь конкретные знания о времени, месте, характере и особенностях будущего события.

В связи со всемирным финансово-экономическим кризисом и неготовностью национальной экономики к противодействию этому кризису происходит существенное изменение экономических условий в стране, в частности, резкий рост официального и коммерческого курсов доллара США относительно национальной валюты. И поэтому такие кризисные события невозможно отождествлять с обычными экономическими спадами циклического характера.

Для того чтобы сделать вывод, является ли мировой кризис форс-мажором, ­следует выяснить, можно ли было его предусмот­реть в момент заключения договоров, предотвратить его возникновение, избежать его или же предотвратить его последствия, имеет ли он экстраординарный характер и можно ли под мировым финансовым кризисом понимать социальное напряжение. Чтобы дать полный ответ, необходимо сделать не только правовой анализ, но и учесть экономический спад страны.

Поскольку, начиная с октября 2008 года, произошло то, чего реальный сектор не ожидал, — в экономике началось падение промышленного производства, банковский сектор практически прекратил кредитование реального сектора экономики и населения, динамика инфляции и обменного курса в определенной степени вышла из-под контроля соответствующих государственных органов, произошел обвал фондового рынка. С 1 сентября 2008 года по 1 февраля 2009 года национальная денежная единица Украины чрезвычайно стремительно девальвировала.

Указанные тенденции в экономике Украины можно было бы считать последствиями несовершенной внутренней экономической и финансовой политики, если бы аналогичные процессы не происходили в большинстве стран с рыночной экономикой и развивающихся странах, экономики которых были значительно лучше институционально устроены.

Поскольку развертывание финансово-экономического кризиса на Украине и в мире было внезапным и фактически началось со второй половины 2008 года, реальных возможностей и предпосылок предусмотреть его последствия и подготовиться к такому глобальному шоковому ухудшению экономических условий деятельности не мог ни один субъект хозяйствования на Украине.

То, что со второго полугодия 2008 года экономика и финансовая система Украины работает в условиях всемирного финансового кризиса, подтверждают и ряд нормативных актов, в частности: Закон Украины «О первоочередных мероприятиях по предотвращению отрицательных последствий финансового кризиса и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины» от 31 октября 2008 года, Закон Украины «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно минимизации влияния финансового кризиса на развитие отечественной промышленности» от 18 декабря 2008 года, Закон Украины «О предотвращении влияния всемирного финансового кризиса на развитие строительной отрасли и жилищного строительства» от 25 декабря 2008 года и многие другие.

На финансово-экономический кризис на Украине все чаще обращают внимание и суды, что находит соответствующее отражение в решениях судов различных инстанций.

Так, например, в постановлении ВХСУ № 27/22 от 11 июня 2009 года наступление финансового кризиса как основание для освобождения от ответственности не было учтено, и обосновано это следующим: «…В отношении отрицательного влияния экономического кризиса на финансово-хозяйственную деятельность ответчика, как основания для уменьшения санкций, следует отметить, что экономический кризис отрицательно повлиял и на финансово-хозяйственную деятельность истца, то есть стороны находятся в равных условиях».

В то же время тем же ВХСУ принимаются решения, которые ­отражают совсем иные подходы к финансовому кризису, позволяющие уменьшить долговое бремя для должников. Так, например, в ­постановлении № 16/205 от 28 мая 2009 года влияние финансового кризиса на надлежащее выполнение договорных обязательств было учтено судом, существенно уменьшен размер штрафа и пени, исходя из следующего:

«…Своевременному расчету с истцом воспрепятствовал мировой экономический кризис, существование которого является общеизвестным фактом и не требует доказывания. В порядке пункта 3 статьи 83 ХПК Украины суд при принятии решения имеет право в исключительных случаях уменьшать размер неустойки (штрафа, пени), а потому полностью освободить ответчика от ответственности по этим платежам суд не может. Право уменьшения размера неустойки преду­смотрено частью 3 статьи 551 ГК, которой предусмотрено, что размер неустойки может быть уменьшен по решению суда, если он значительно превышает размер убытков и при наличии других обстоятельств, имеющих важное значение. Кассационная инстанция считает, что суд правомерно и обоснованно применил свое право на уменьшение размеров штрафа и пени до взыскания с ответчика штрафа и пени, учитывая при этом такие обстоятельства:

— финансовый кризис отрицательно повлиял на денежное обращение и возможность своевременного выполнения хозяйственных обязательств всех без исключения субъектов предпринимательской деятельности, что повлияло и на расчеты ответчика с истцом;

— штраф и пеня являются лишь санкциями за невыполнение денежного обязательства, а не основным долгом, а потому строить на этих платежах свои доходы и расходы истец не может. Поэтому при уменьшении размера штрафа и пени истец не несет значительного отрицательного последствия в своем финансовом состоянии;

— кроме взыскания штрафа и пени, истец начисляет и взимает проценты годовых и инфляционные, которые в определенной мере компенсируют обесценивание неуплаченных средств ответчиком;

— ответчик не уклоняется от возвращения задолженности истцу, что подтверждается уплатой в ходе рассмотрения дела 70 000 грн задолженности;

— сумма штрафа и пени в целом составляет 40 735 грн, что составляет почти пятую часть основного долга ответчика и является несоразмерным».

Обстоятельства, которые стороны считают форс-мажорными и с которыми связывают возможность освобождения от ответственности, как правило, находят свое отражение в соответствующих пунктах гражданско-правовых и хозяйственно-правовых договоров. Перечень этих обстоятельств нередко является открытым и стороны имеют право признать или не признать те или иные обстоятельства непреодолимой силой. А в случае недостижения согласия сторонами относительно признания конкретных обстоятельств форс-мажорными (что позволило бы применить к ситуации положения статьи 617 ГК) спор решается в судебном порядке.

Подтверждением наступления форс-мажорных обстоятельств в соответствии с Законом Украины «О порядке осуществления расчетов в иностранной валюте» от 23 сентября 1994 года является справка Торгово-промышленной палаты Украины или другой уполномоченной организации (органа) страны расположения стороны договора (контракта) или третьей страны согласно условиям договора.

Согласно части 2 Закона Украины «О торгово-промышленных палатах на Украине» от 2 декабря 1997 года, методические и экспертные документы, выданные торгово-промышленными палатами в пределах их полномочий, являются обязательными для применения на всей территории Украины. Суды, руководствуясь выводами региональных торгово-промышленных палат относительно важных изменений обстоятельств или форс-мажорных обстоятельств, принимают решение в пользу должников.

Так, например, 3 декабря 2009 года (дело № 2-2178/2009) Ленинский районный суд г. Луганска принял решение, в котором в связи с финансовым кризисом был удовлетворен иск заемщика (должника) к банку (кредитору) по поводу ­отсрочки ­выполнения обязательства на 24 месяца на основании решения Луганской ­региональной торгово-промышленной палаты. Суд мотивировал свою позицию следующим образом:

«…Луганская региональная торгово-промышленная палата подтверждает истцу наступление с января 2009 года обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажора) вследствие прямого и существенного отрицательного влияния на финансовое состояние истицы кризисных явлений в финансово-экономической сфере Украины, что объективно препятствует выполнению ею своих обязательств перед ответчиком надлежащим образом в части своевременного перечисления денежных средств согласно кредитному договору № 550-3/1-000783 от 12 января 2007 года.

Дату окончания срока действия обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажора) на момент выдачи свидетельства установить не является возможным.

В судебном заседании установлено, что по обращению истца 14 сентября 2009 года с просьбой подтвердить наступление обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажора) по выполнению обязательств, вытекающих из кредитного договора № 550-3/1-000783 от 12 января 2007 года, заключенного между ним и Акционерным коммерческим банком социального развития «Укрсоцбанк», Луганской региональной торгово-промышленной палатой выдано свидетельство о наступлении обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажора) от 21 сентября 2009 года исх. № 25.15-781/1-2…

В соответствии с частью 3 статьи 14 Закона Украины «О торгово-промышленных палатах на Украине» Торгово-промышленная палата Украины, в частности, удостоверяет обстоятельства форс-мажора согласно условиям внешнеторговых соглашений и международных договоров Украины, а также торговым и портовым обычаям, принятым на Украине.

В соответствии же со статьей 11 этого Закона торгово-промышленные палаты имеют право проводить независимую экспертизу проектов нормативно-правовых актов по вопросам экономики, внешне­экономических связей, а также по другим вопросам, касающимся прав и интересов предпринимателей, осуществлять другие полномочия, не противоречащие законодательству Украины. Права торгово-промышленных палат закрепляются в их уставах и реализуются в порядке, предусмотренном законодательством Украины.

Согласно пункту 2.1.20 устава, Луган­ская региональная торгово-промышленная палата предоставляет юридические услуги юридическим и физическим лицам, изу­чает обстоятельства форс-мажора и готовит документы в соответствии с условиями внешнеторговых соглашений и контрак­тов украинских субъектов предпринимательской деятельности и действующего законодательства Украины…

Оценивая обоснованность и документальное подтверждение сложной финансово-экономической ситуации на Украине, которая объективно неблагоприятно отразилась на возможности надлежащим образом выполнять истцом свои обязанности, учитывая, что существование финансового кризиса, охватившего большую часть промышленно развитых стран, является общеизвестным фактом, принимая во внимание решение Совета национальной безопасности и обороны Украины «О неотложных мероприятиях по усилению финансово-бюджетной дисциплины и минимизации отрицательного влияния мирового финансового кризиса на экономику Украины» от 20 октября 2008 года, Закон Украины «О первоочередных мероприятиях по предотвращению отрицательных последствий финансового кризиса и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины» от 31 октября 2008 года, данные НБУ о резком повышении курса доллара США по сравнению с датой заключения договора и датой выполнения обязательств, суд приходит к выводу о доказанности истцом обстоятельств, являющихся объективным основанием, препятствующим выполнению надлежащим образом истцом своих обязательств по договору кредита № 550-3/1-000783 от 12 января 2007 года.

С учетом приведенного, принимая во внимание важное изменение обстоятельств, которыми стороны руководствовались при заключении договора, учитывая, что стороны не могли это предусмотреть, суд считает возможным удовлетворить требование истца и обязать Акционерный коммерческий банк социального развития «Укрсоцбанк» отсрочить выполнение истцом обязательства по договору кредита № 550-3/1-000783 от 12 января 2007 года».

Подтверждение наступления форс-мажорных обстоятельств осуществлялось также другими ТПП. Так, например, Запорож­ская торгово-промышленная палата на запрос одного юридического лица относительно причин стремительного роста официального и наличного курсов гривны к доллару США в результате анализа ситуации, сложившейся в августе—ноябре 2008 года на валютном рынке Украины, сообщила следующее (извлечение): «…На основании исследования имеющихся в ЗТПП данных, официальных информационных сообщений НБУ и действующих законодательных актов подтверждаем, что по состоянию на 29 августа 2008 года официальный курс национальной валюты к доллару США составлял 484,57 UAH/100 USD, а по состоянию на 27 ноября 2008 года вырос до 674,18 UAH/100 USD. Таким образом, на протяжении указанного периода изменение официального курса гривны к доллару США составило 39,1 %.

Резкий рост курса национальной валюты был вызван абсолютным уменьшением объемов экспорта промышленных товаров с Украины, которое имело место в первой половине IV квартала 2008 года и фактически привело к дефициту наличной валюты внутри страны, а также рядом монетарных и пруденциальных мероприятий НБУ, примененных на протяжении исследуемого периода с целью нейтрализации влияния внешнего финансового кризиса и обеспечения стабильности банковской системы…»

Следовательно, выводы, полученные от ТПП, могут помочь при возникновении спорных вопросов относительно обстоятельств непреодолимой силы. Но в любом случае необходимо иметь в виду, что такой вывод о наступлении форс-мажорных обстоятельств или обстоятельств непреодолимой силы необходимо получать каждому отдельному лицу, желающему сослаться на форс-мажорные обстоятельства. При этом не исключено также и то, что в других местах Украины позиция региональной ТПП может быть иной, основанной на том, что факт экономического спада охватывается понятием «предпринимательский риск» и не носит чрезвычайного характера.

Учитывая вышеизложенное, можно утверждать, что кризисные явления в финансовой сфере и реальном секторе экономики Украины и всего мира имеют непреду­смотренный характер, поскольку субъекты хозяйствования в момент заключения соглашений не могли предусмотреть их возникновение, оценить последствия их влияния на собственную хозяйственную деятельность даже в краткосрочной перспективе, не могли предотвратить доступными разумными мероприятиями их возникновение или избежать. Поэтому, очевидно, финансовый кризис является обстоятельством, возникшим в связи с событиями экстраординарного характера, которые не могли быть преду­смотрены или предотвращены, находятся вне контроля субъектов хозяйствования и могут быть важным изменением обстоятельств, вследствие которых усложняется выполнение обязательств по договорам.

КИЦЕНКО Александр — юрист ООО «Юридическая коллегия «Центр реализации права», г. Киев

Что относится к форс-мажору

Термин «форс-мажор» в переводе с французского языка (force majeure) означает «непреодолимая сила». В украинском законодательстве под непреодолимой силой подразумеваются чрезвычайные и неотвратимые обстоятельства при данных условиях осуществления деятельности (ч. 1 ст. 263 ГКУ, ч. 2 ст. 218 ХКУ).

Положениями ч. 2 ст. 141 Закона № 671/97-ВР форс-мажорные обстоятельства (обстоятельства непреодолимой силы) определяются как чрезвычайные и неотвратимые обстоятельства, которые объективно делают невозможным исполнение обязательств, предусмотренных условиями договора (контракта, соглашения и т. п.), обязанностей согласно законодательным и другим нормативным актам. Аналогичное определение содержится и в п. 3.1 Регламента.

К форс-мажорным обстоятельствам отнесены следующие (ч. 2 ст. 141 Закона № 671/97-ВР):

2) чрезвычайные (экстремальные) ситуации в общественной жизни (угроза войны, вооруженный конфликт или серьезная угроза такого конфликта, включая но не ограничиваясь вражескими атаками, блокадами, военным эмбарго, действия иностранного врага, всеобщая военная мобилизация, военные действия, объявленная и необъявленная война, действия общественного врага, возмущения, акты терроризма, диверсии, пиратства, беспорядки, вторжение, блокада, революция, мятеж, восстание, массовые беспорядки, экспроприация, принудительное исключение, захват предприятий, реквизиция, общественная демонстрация, блокада, забастовка, авария, противоправные действия третьих лиц, пожар, взрыв);

3) запретительные действия (акты) государства (введение комендантского часа, карантина, установленного Кабинетом Министров Украины, длительные перерывы в работе транспорта, регламентированные условиями соответствующих решений и актами государственных органов власти, закрытие морских проливов, эмбарго, запрет (ограничение) экспорта/импорта и т. п.).

Данный перечень обстоятельств не является исключительным.

Карантин, установленный Кабинетом Министров Украины Постановлением № 211, отнесен к форс-мажорным обстоятельствам с 17.03.2020 Законом № 530.

Не считаются форс-мажорными обстоятельствами (обстоятельствами непреодолимой силы) согласно п. 3.2 Регламента:

финансовый и экономический кризис,

дефолт,

рост официального и коммерческого курсов иностранной валюты к национальной валюте,

несоблюдение/нарушение своих обязанностей контрагентом должника,

отсутствие на рынке необходимых для исполнения обязательства товаров,

отсутствие у должника необходимых денежных средств и т. п.

Кроме того, в ч. 1 ст. 617 ГКУ указано, что не считается случаем, в частности, несоблюдение своих обязанностей контрагентом должника, отсутствие на рынке товаров, необходимых для исполнения обязательства, отсутствие у должника необходимых денежных средств.

Удостоверяет факт наличия чрезвычайной ситуации Торгово-промышленная палата (ТПП) Украины и уполномоченные ею региональные торгово-промышленные палаты. Указанные органы в течение семи дней со дня обращения субъекта хозяйствования выдают сертификат о таких обстоятельствах (ч. 1 ст. 141 Закона № 671/97-ВР). Именно этот орган следует указывать в договоре как орган, уполномоченный на удостоверение форс-мажорных обстоятельств.

Но! Необходимо иметь в виду, что в п. 4.2 Регламента названы случаи, когда региональные ТПП не могут удостоверять форс-мажор. Кроме ВЭД-контрактов, это относится и к договорам, заключенным между резидентами Украины, условиями которых непосредственно предусмотрено отнесение такой функции к компетенции ТПП Украины.

Так что, если вы укажите во внутриукраинском договоре, что форс-мажорные обстоятельства удостоверяет именно ТПП Украины, придется обращаться при необходимости именно в этот орган, а не в региональную ТПП.

При этом следует учесть, что согласно п. 6.9 Регламента ТПП выдаст сертификат, только если форс-мажорные обстоятельства будут соответствовать таким условиям:

1) обстоятельства носят чрезвычайный характер (носят исключительный характер и находятся за пределами влияния сторон);

2) обстоятельства являются непредсказуемыми (их наступление или последствия невозможно было предусмотреть, в частности на момент заключения соответствующего договора, перед сроком наступления обязательства или до наступления налоговой обязанности);

3) обстоятельства являются неотвратимыми, то есть имеет место неизбежность события/событий и/или ее/их последствий;

4) есть причинно-следственная связь между обстоятельством/событием и невозможностью выполнения заявителем своих конкретных обязательств (по договору, контракту, соглашению, закону, нормативному акту, акту органов местного самоуправления и т. п.).

Если хотя бы одного условия не будет, ТПП откажет в выдаче сертификата, и тогда правду придется отстаивать в суде. А судебная практика показывает, что шансы на успех здесь невелики (см. статью «Форс-мажорные обстоятельства: перспективы судебного обжалования отказа в выдаче сертификата ТПП»).

Что необходимо указать в договоре

В соответствии с ч. 4 ст. 219 ХКУ стороны обязательства могут предусмотреть определенные обстоятельства, которые в силу их чрезвычайного характера являются основанием для освобождения сторон от хозяйственной ответственности в случае нарушения обязательства в связи с данными обстоятельствами, а также порядок засвидетельствования факта возникновения таких обстоятельств.

Исходя из этого, перечень форс-мажорных обстоятельств, а также способы урегулирования спорных вопросов при наступлении таких обстоятельств весьма желательно указать в договоре, что подчеркнул и Минюст в письме от 30.05.2014 г. № 6602-0-26-14/8.1.

Применительно к ВЭД-договорам в п. 1.10 Положения № 201 сказано, что в разделе «Форс-мажорные обстоятельства» договора указываются сведения о том, при каких случаях условия договора (контракта) могут быть не выполнены сторонами (стихийные бедствия, военные действия, эмбарго, вмешательства со стороны власти и др.). При этом стороны освобождаются от исполнения обязательств на срок действия таких обстоятельств либо могут отказаться от выполнения договора (контракта) частично или в целом без дополнительной финансовой ответственности.

Вышеперечисленные ситуации, которые не относятся к форс-мажору, не могут определяться в договоре как форс-мажорные.

При указании в договоре перечня форс-мажорных обстоятельств желательно привести в нем фразу о том, что данный перечне не является исключительным. Юристы рекомендуют также в договоре указывать действия заинтересованной стороны при наступлении форс-мажорных обстоятельств, в частности следующие:

– обязанность пострадавшей от форс-мажорных обстоятельств стороны проинформировать контрагента о невозможности исполнения своих договорных обязательств и последствия за нарушение этой обязанности;

– сроки, в течение которых стороны должны уведомить о наступлении форс-мажорных обстоятельств, способ уведомления;

– компетентную организацию, подтверждающую факт наступления форс-мажорных обстоятельств (ТПП Украины или уполномоченные ею региональные ТПП);

– срок действия форс-мажорных обстоятельств, в течение которого действие договора остается в силе, а также действия сторон, если по истечении согласованного срока действие форс-мажора продолжается.

И здесь у практиков возникает вопрос: что будет, если в договоре форс-мажорной оговорки нет? Спешим успокоить, что и в этом случае можно воспользоваться форс-мажорной процедурой, но уже на основании общих норм законодательных актов.

Например, после отнесения карантина к форс-мажорным обстоятельствам стороны могут внести соответствующие изменения в ранее заключенные договоры, оформив их, скажем, дополнительным соглашением. Впрочем, даже если этого не сделать, при соответствующих обстоятельствах карантин все равно будет отнесен к форс-мажорным обстоятельствам (см. об этом статью «Форс-мажорные обстоятельства: особенности «коронавирусного» карантина»).

Также на эту тему читайте статьи:

«Форс-мажорные обстоятельства: как подтвердить»;

«Форс-мажорные обстоятельства: на что они влияют»;

«Форс-мажорные обстоятельства: как отразить в учете»;

«Форс-мажорные обстоятельства: дьявол кроется в деталях».

COVID-19, поначалу казавшийся чисто медицинской проблемой, стремительно стал крупнейшим вызовом для мировой экономики, последствия которого незамедлительно сказались на всех участниках делового оборота. Закрытие границ, ограничения транспортного сообщения, остановка работы предприятий и многие другие факторы привели не только к экономическим трудностям, но и подняли пласт правовых вопросов, которым ранее не уделялось должного внимания. Являются ли ограничительные меры, вводимые органами государственной власти, и тотальное падение потребительского спроса, последовавшее за ними, форс-мажором? Казалось бы, да. Федеральная антимонопольная служба РФ указала на то, что ситуация с коронавирусной инфекцией является обстоятельством непреодолимой силы (письмо от 18.03.2020 № ИА/21684/20). Но надо отметить, что в экспертном сообществе существует убежденность: сама по себе пандемия, равно как и последовавшие за ней негативные реакции рынков, не могут рассматриваться в качестве безусловного форс-мажорного обстоятельства. Более того, даже в ситуациях, когда форс-мажор признан, он не является основанием для пересмотра условий заключенных договоров. Об этом шла речь на вебинаре «Коронавирус: влияние на исполнение договоров», организованном и проведенном Lextorium.

О том, как влияют карантинные мероприятия и акты власти, которые принимаются в связи с пандемией, на исполнение договоров, на ответственность по данным договорам, беседовали Андрей Егоров, руководитель образовательных программ школы для юристов-практиков Lextorium, Владимир Липавский, управляющий партнер компании OST Legal, и Тимофей Носов, руководитель правового департамента сети отелей AZIMUT Hotels. Таким образом, лекторский состав был представлен юристом-инхаусом, юристом-консультантом и представителем юридической науки.

«Вирусные» проблемы: кто ответит за неисполнение договора

Пандемия, как и последовавшие за ее признанием ограничительные меры, поставила перед деловым и правовым сообществами множество вопросов, ответы на которые прежде не были широко востребованы. Многие оказались не в состоянии выполнить взятые на себя ранее в рамках договоров обязательства, и не по своей, как правило, вине. В ходе вебинара разговор все время вращался вокруг таких институтов частного права, как невозможность исполнения обязательств, непреодолимая сила как основание для освобождения от ответственности за неисполнение обязательств, последствия возврата полученного при неисполнении обязательств, убытки при неисполнении обязательств в силу обстоятельств непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых обстоятельств (форс-мажора).

Инструментов, которые позволяют пересмотреть условия договоров, освободить от ответственности за их неисполнение, российское право знает три. Это так называемые обстоятельства непреодолимой силы (форс-мажор) (п. 3 ст. 401 ГК РФ), существенное изменение обстоятельств (ст. 451 ГК РФ), невозможность исполнения обязательств (ст. 416 ГК РФ).

В настоящее время возникает множество дискуссий: ко всем ли договорам может быть применен форс-мажор, к любому ли договору может быть применено существенное изменение обстоятельств? Все виды договорных обязательств мы, наверное, осветить не сможем. Да, впрочем, это и не нужно. Сосредоточимся на тех видах договоров, которые наиболее релевантны для пострадавших отраслей. Это:

  • договор аренды (как правило, коммерческой недвижимости);

  • договор оказания услуг;

  • договор подряда;

  • договор поставки;

  • кредитный договор/договор займа.

И главный вопрос, который сегодня возникает и волнует правоприменителей на практике, — какой инструмент правильно выбрать в каждой конкретной ситуации?

Как отметил Владимир Липавский, в доктрине российского гражданского права не так уж и много публикаций, исследований, посвященных вопросам, которые регулируются ст. 401 ГК РФ «Основания ответственности за нарушение обязательства». Да и практики мало. Иная ситуация со схожим институтом: существенное изменение обстоятельств. По нему как раз практики накопилось много, хотя в основном она, если так можно сказать, ограничительная, не очень активно поддерживающая стороны в плане возможности изменения или расторжения договора. А посему в первую очередь разберемся с форс-мажором.

Что важно знать о нем? Распространенным заблуждением является то, что если случился форс-мажор, то можно считать себя свободным от обязательств по договору. Можно не платить аренду, не поставлять товар, приостанавливать строительство и т.д. Это не так, потому что форс-мажор освобождает от ответственности за неисполнение обязательств, а не от самого исполнения. Второе распространенное заблуждение заключается в том, что если какие-то события официально признаны органами власти или регулятором форс-мажором, то это является достаточным основанием и оправданием для бездействия по договору или для требования к контрагенту отступить от договорных условий. Безусловно, это не так. Для признания влияния форс-мажора на конкретный договор должна быть доказана причинно-следственная связь между событиями, которые признаны обстоятельствами непреодолимой силы, и возможностью исполнения обязательств. Форс-мажор должен непосредственно влиять на конкретные обязательства, как говорится, здесь и сейчас. Нельзя авансом объявлять форс-мажор, прикрывать собственные действия форс-мажором.

Третье заблуждение, касающееся форс-мажора, — это то, что он может прекращать и изменять договор непосредственно. Если в договоре не указано, что при определенных ситуациях любая сторона может расторгнуть договор, договор является действующим.

Дополняя вышесказанное, А. Егоров пояснил, что зачастую, говоря о форс-мажоре, в это понятие вкладывают самое разное значение. Есть ложное представление о том, что форс-мажор является индульгенцией по договору. Но непреодолимая сила прежде всего применима в вопросах ответственности. Если сторона не платит арендную плату по договору, она несет определенную ответственность. Неустойка за невнесенную плату, возмещение убытков, которые возникли у арендодателя вследствие неуплаты арендных платежей арендатором, и т.д. — это меры ответственности. И именно от них освобождает форс-мажор. Однако есть и такой аспект проблемы, что одновременно непреодолимая сила может представлять собой невозможность влиять на само обязательство, она может его прекращать. Невозможность исполнения обязательств может совпадать с непреодолимой силой, может не совпадать. То есть надо четко понимать: нельзя приравнивать невозможность исполнения к непреодолимой силе. Например, договором предусмотрена поставка товара, который требуется заказчику для дальнейшего производства. Товар гибнет вследствие каких-то обстоятельств (тайфуна, например). Гибель товара является форс-мажором, и поставщик может быть освобожден от штрафных санкций. Но невозможность исполнения договора не наступает, поскольку поставка может быть продублирована следующей партией товара. А вот если в приведенном нами примере фигурирует уникальный товар, воспроизвести который нельзя, то мы имеем дело с невозможностью исполнения. И эту ситуацию нужно разбирать в категориях, которые предусмотрены соответствующей нормой кодекса. Чрезвычайные непреодолимые обстоятельства могут быть лишь причиной для невозможности исполнения. Очень важно в доктрине форс-мажора понимать, что есть окончательное препятствие для исполнения, а бывает препятствие временное: если оно будет устранено, товары будут рано или поздно доставлены. По мнению А. Егорова, нынешний карантин форс-мажором для всех обязательств и по всем договорам не является.

С тем, что форс-мажор освобождает лишь от ответственности за последствия неисполнения договора, согласен и Тимофей Носов. Он привел еще один пример, иллюстрирующий тонкости приложения юридического понятия к практической ситуации. Речь идет об авиакомпаниях. Например, органы государственной власти запретили авиасообщение. Группа туристов осталась в одной из зарубежных стран, авиакомпания не присылает за ними борт. Туристы вынуждены каким-то очень дорогим способом лететь на родину на перекладных, заплатив в 10 раз дороже. Возникает вопрос: как здесь должны применяться нормы форс-мажора? Для авиакомпании это именно форс-мажор, потому что есть прямой запрет государственного органа на авиасообщение, вследствие которого авиакомпания не может выполнить свое обязательство. Но поскольку это форс-мажор, ее ответственность перед клиентами прекращается. Она не должна платить клиентам по их убыткам, которые в обычной ситуации оплатила бы. С другой стороны, клиенты заплатили деньги за билет. В данном случае плата за билет клиенту должна быть возмещена, потому что само обязательство не было исполнено.

Приведенный Т. Носовым пример лишний раз доказывает, что когда мы говорим о каких-то обстоятельствах, независимо от воли сторон повлиявших на исполнение договора, то ситуация будет уникальной для каждого конкретного случая. И разбираться в них необходимо, исходя из признаков, которые имеются в каждой из статей ГК РФ. Пример с авиакомпанией лишь подтверждает этот тезис. Мы видим, что одновременно к авиакомпании должна применяться и ст. 401 ГК РФ, и ст. 417 ГК РФ «Прекращение обязательства на основании акта органа государственной власти или органа местного самоуправления».

Итак, мы договорились, что нужно разграничивать невозможность исполнения как основание для расторжения договора и форс-мажор как основание для освобождения от ответственности. Не всегда это бывает просто, тем более что, допустим, международные (внешнеторговые) договоры часто содержат оговорки о форс-мажоре, в которые включается одновременно и невозможность исполнения. Здесь для юриста задача прежде всего разграничить невозможность исполнения как основание для потенциального прекращения договора или какого-то его обязательства и форс-мажор как основание для освобождения от ответственности.

Документальное подтверждение форс-мажора

В ходе дальнейшего обсуждения темы В. Липавский затронул важный формальный момент. Какое правовое значение имеют документы, выдаваемые органами власти или общественными организациями в качестве подтверждения факта наступления каких-либо чрезвычайных обстоятельств?

О чем идет речь?

Для целей официального подтверждения ситуации форс-мажора заинтересованным лицам предлагается обратиться в Торгово-промышленную палату Российской Федерации. Порядок выдачи подтверждения форс-мажорных обстоятельств и выдачи соответствующих свидетельств определен положением о порядке свидетельствования ТПП РФ обстоятельств форс-мажора, утвержденным постановлением Правления ТПП РФ от 23.12.2015 № 173-14. В ТПП РФ утверждают, что получение данного свидетельства хотя и не является необходимым условием признания наличия форс-мажорных обстоятельств (кроме случаев, когда это прямо прописано в контракте), однако позволяет в значительной степени упростить процесс доказывания в суде в случае возникновения спора.

По мнению В. Липавского, есть некоторое заблуждение относительно правового статуса этих документов ТПП. Форс-мажор — это не некая абстрактная вещь, это обстоятельства, которые имеют значение применительно к конкретному договору. Поэтому общее заключение, общее заявление ТПП о том, что сейчас у нас пандемия и поэтому ТПП фиксирует форс-мажор, это скорее политическое, нежели правовое заявление.

В ходе вебинара слушатели часто задавали вопросы, нужно ли получать заключение или справку от ТПП по конкретному договору в подтверждение того, что действительно имел место форс-мажор. Ответ эксперта: это необязательно. Прежде всего необходимо прочитать договор. Если в нем формально прописано, что для того, чтобы ссылаться на события форс-мажора, сторона должна предоставить документ от ТПП, тогда, конечно, такая справка необходима. Если такой оговорки нет, то, в принципе, ТПП не является единственным источником доказательства форс-мажорных факторов. В текущих обстоятельствах пандемия и ограничительные меры являются общеизвестным фактом, и нет жесткой обязанности подтверждать это только заключениями и справками такого органа, как ТПП.

Все вышесказанное относится также к актам органов власти и к необходимости документально заверять у них факт наступления обстоятельств непреодолимой силы. ТПП, муниципалитеты только фиксируют какие-то обстоятельства. А изучением того, как эти обстоятельства повлияли на исполнение обязательств, занимаются суды и юристы.

Документ ТПП просто подтверждает внешние обстоятельства, но не имеет юридического значения. Что касается актов местных или российских органов власти, то они, наверное, имеют некоторое юридическое значение, но с точки зрения процессуальной обстоятельство «пандемия» является общеизвестным. И тут суть спора не в том, какие меры предпринимает, к примеру, мэр Москвы, а в том, влияет на обязательство стороны распоряжение мэра или не влияет.

Таким образом, все споры, которые будут крутиться вокруг этой темы, фактически будут делиться на три ситуации:

  • когда есть чрезвычайные обстоятельства и они повлияли на конкретное обязательство;

  • когда чрезвычайные обстоятельства не влияют на конкретные обязательства;

  • злоупотребление одной из сторон чрезвычайными обстоятельствами (что тоже имеет место).

Значение оговорки о форс-мажоре в договоре

Еще один вопрос, на который надо дать ответ в текущей ситуации: что делать, если в конкретном договоре нет оговорки о форс-мажоре? Значит ли это, что в таком случае сторона не может ссылаться на освобождение от ответственности? Эксперты единодушны: даже в отсутствие такого положения в договоре ни одна сторона не лишена возможности ссылаться на ст. 401 ГК РФ при соблюдении всех остальных условий. Но если подобное положение есть, оно тоже ничего не гарантирует. При решении вопроса о том, может ли сторона оперировать данным пунктом договора в спорах с контрагентом, важно его тщательно изучить. В сложных, больших договорах, таких как договор подряда, эти пункты обычно очень хорошо проработаны. Там может содержаться и перечень обстоятельств, которые могут быть квалифицированы как форс-мажор, и перечень обстоятельств, которые не квалифицируются как форс-мажор.

В. Липавский рассказал о том, как может применяться форс-мажор в сложных договорах, таких как подряд или строительство сложных сооружений. Здесь есть свои особенности. Потому что, во-первых, пандемия и ограничительные меры напрямую затрагивают исполнение таких договоров. Но есть нюансы. Одним из главных является то, что такого рода договоры, в отличие от простых поставок, в отличие от аренды, являются комплексными. Они включают в себя много разных обязательств и видов работ, часто выполняемых параллельно. Например, подрядчик может делать рабочее проектирование и одновременно закупать оборудование, выполнять работы на площадке. Если вы ознакомитесь с графиком строительства какого-то завода, то увидите, что в нем нет линейной зависимости различных этапов друг от друга, это многоуровневая система. Некоторые виды работ могут иметь запас по времени. Часто подрядчики, используя форс-мажор, как, впрочем, и любой другой повод, пытаются отсрочить окончание всех работ в целом и отложить ввод объекта в эксплуатацию, прикрывая форс-мажором собственную нерасторопность. Заказчику надо этому противостоять, следует потребовать от подрядчика обосновать, каким образом форс-мажор влиял на его активность. Вполне может статься, что подрядчик на время форс-мажора мог совершенно спокойно заканчивать работы по проектированию, производить оборудование и т.д. В строительном подряде существует такая концепция критического пути: совокупность активностей, которые не имеют запаса по времени. Так, подрядчик имеет право продления срока выполнения работ, только если он докажет, что задержка или форс-мажор влияли на критический путь проекта.

Что делать генеральному подрядчику, если его поставщик ссылается на форс-мажор и задерживает поставку? Может ли генподрядчик только на этом основании так же ссылаться на форс-мажор в договоре генподряда с заказчиком? Ответ не так прост, как может показаться на первый взгляд. Здесь опять же придется обратиться к условиям договора генподряда. Там может быть исключение из обстоятельств, что является форс-мажором, а что нет. Если в договоре ничего не сказано по этому поводу, то надо занимать позицию, согласно которой поставка — это обязательство генподрядчика. И если она не может быть осуществлена своевременно из-за форс-мажора, то генподрядчик может попытаться освободиться от ответственности за просрочку на основании ст. 401 ГК РФ.

На практике участники оборота часто сталкиваются с дилеммой: нужно уведомлять контрагента о наступлении форс-мажорных обстоятельств сразу же или это можно сделать задним числом, когда обязанность исполнить договор уже нарушена? В практике западных компаний принято веером рассылать подобного рода предупреждения. Эксперты советуют эту практику перенять. Во-первых, предупреждая своего контрагента о форс-мажоре, вы фактически декларируете, что для вас имеют значение соответствующие обстоятельства. Во-вторых, как показывает судебная практика, в огромном количестве дел суды отказывают в применении последствий форс-мажора как раз на том основании, что они не уведомили своевременно своих контрагентов.

Изменение обстоятельств от арендной платы не освободит

Следующий юридический инструмент — существенное изменение обстоятельств — на вебинаре был рассмотрен на примере договора аренды. Можно ли нынешнюю пандемию считать форс-мажором и на этом основании пересмотреть договоры аренды, уменьшить арендные платежи, в крайнем случае — получить беспроцентную отсрочку? В большинстве случаев ответ, увы, будет отрицательным. Помимо того, что, как мы уже сказали, форс-мажор не избавляет от договорных обязательств, он не дает права расторгнуть договор или изменить его положения. Что такое обязательства по договору аренды? Арендодатель должен предоставить арендатору помещение. Арендатору это помещение предоставлялось, экономические показатели — не риск арендодателя, это риск арендатора.

Что делать, если нельзя применить форс-мажор? Если мы понимаем, что ситуация не проходит тест на форс-мажор, следующий инструмент, который мы можем рассмотреть, — существенное изменение обстоятельств (ст. 451 ГК РФ). В этой норме написано, что договор может быть расторгнут, а в редких случаях и изменен, если произошло существенное изменение обстоятельств. Это такое изменение, когда обстоятельства изменились настолько, что если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы заключен или заключен на значительно отличающихся условиях. В статье перечислены четыре условия, которые должны быть соблюдены одновременно для того, чтобы этот тест сработал положительно:

  • в момент заключения договора стороны исходили из того, что такого изменения обстоятельств не произойдет;

  • изменение обстоятельств вызвано причинами, которые заинтересованная сторона не могла преодолеть после их возникновения при той степени заботливости и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру договора и условиям оборота;

  • использование договора без изменения его условий настолько нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора;

  • из обычаев или существа договора не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона.

Как работают эти условия?

Рассмотрим ситуацию начала марта. Еще никаких жестких ограничений нет, но есть падение выручки у рестораторов на 90—100 процентов. Может это быть триггером для изменения или расторжения договора аренды в связи с существенным изменением обстоятельств? Нет, не может.

Правила ст. 451 ГК РФ сформулированы жестко. Когда идет речь о потере месячной выручки — это не критично для договора аренды. А. Егоров напомнил, что в Германии эта доктрина начала развиваться в начале XX века, когда курс марки рухнул более чем серьезно. Именно тогда появился «расчетный» подход к договорам аренды. Применим он и в современной российской практике.

Ни финансовый кризис, ни изменение курса валют, ни резкое увеличение темпов инфляции не могут быть признаны существенным изменением обстоятельств, дающим право на изменение или расторжение договора (Определение Конституционного суда РФ от 26.05.2016 № 1019-О, п. 8 Обзора судебной практики ВС РФ № 1 (2017), решение МКАС при ТПП РФ от 16.03.2017 по делу № 48/2016). Таким образом, доказывать существенность изменения обстоятельств придется применительно к конкретной ситуации, возникшей при исполнении конкретного договора, с учетом всех воздействующих на нее факторов.

В этом плане очень показательно дело «ВымпелКом» против «Тизприбор», о котором вспомнили на вебинаре. Дело хоть и закончилось примирением сторон, но дало немало пищи для размышлений правоведам.

«ВымпелКом» добивался снижения ставок арендной платы, номинированных в иностранной валюте. Поводом для иска к собственнику бизнес-центра «Эрмитаж Плаза» «ВымпелКом» называл существенное изменение обстоятельств в виде девальвации и действий ЦБ РФ в ноябре 2014 г., которые привели к отказу от применявшихся механизмов регулирования курсов валют и к росту курса доллара.

По словам представителей истца, арендный договор фактически делал компанию заложником арендодателя — у «ВымпелКома» не было ни возможности расторгнуть договор или сменить офис, ни перспектив договориться с его владельцем о справедливой ставке аренды, так как последний избегал переговорного процесса. Ежегодный платеж за аренду был в разы выше принятых на рынке ставок для такого рода недвижимости.

В подтверждение своей правоты представители «ВымпелКома» ссылались на ст. 451 ГК РФ, по которой существенное изменение обстоятельств может служить основанием для изменения или расторжения заключенного договора.

Суд первой инстанции указал, что согласно п. 1 ст. 2 ГК РФ предпринимательская деятельность осуществляется на свой риск, поэтому риск изменения обстоятельств должна нести заинтересованная в изменении спорного договора сторона, то есть компания «ВымпелКом». Однако суд счел возможным внести изменения в договор на основании соблюдения баланса интересов сторон. В феврале 2016 г. арендодатель подал апелляционную жалобу на это решение.

Девятый арбитражный апелляционный суд отменил решение АС г. Москвы, установившего пониженный курс доллара к рублю для расчета арендной платы (см. решение АС Московского округа от 24.08.2016 по делу № А40-83845/2015).

Надо отметить, что судебная практика после предыдущих кризисов 1998, 2008, 2014 гг. и до сего времени так и двигалась в этом направлении: при рассмотрении дел по ст. 401 и 451 ГК РФ споры сводились, в общем-то, к одному вопросу: то, что произошло (в случае с «ВымпелКомом» это резкое увеличение фактической платы за аренду площадей), укладывается в рамки предпринимательского риска или является форс-мажором? И в подавляющем большинстве случаев суды признавали наличие предпринимательского риска.

Не исключено, что нынешний кризис, который по всем параметрам подходит под определение «идеальный шторм» (сложились сразу два обстоятельства — ограничения из-за пандемии и экономический кризис), судебную практику переломит и баланс «риск — форс-мажор» может поменяться.

Рассмотрим пример с арендой недвижимости под ресторан, усложнив фабулу. В течение марта не было запретов на посещение торговых центров, ресторанов и т.д. А сейчас они есть. Вкупе с предыдущим падением покупательской активности. Факт запрета деятельности организаций общепита может служить основанием для применения ст. 451 ГК РФ?

Договор аренды не так уж просто расторгнуть. Это всеобщее заблуждение, что легко, — съехал, и все. Но от того, что арендатор съедет, договор аренды не будет автоматически расторгнут. Арендные платежи могут быть взысканы и после этого момента.

По мнению А. Егорова, в ст. 451 ГК РФ заложена большая проблема. Эта статья у нас универсальная, применимая ко всем видам договоров. Если немецкий опыт посмотреть, там для длящихся договоров свои правила выхода из них, а для разовых, типа поставки, — свои. Наше правило ст. 451 ГК РФ, скорее, подходит для договоров купли-продажи, а для длящихся договоров она не очень годится. Особенно если учесть, что в нашей норме приоритет отдается расторжению договора, а не изменению его, адекватному приспособлению. Правильнее было бы, чтобы суды эти риски, которые в этом случае падают на арендатора и арендодателя, через изменение договора распределили между обеими сторонами.

Коронавирус может изменить как судебную практику, так и законотворчество

Но вернемся к ст. 401 ГК РФ. Эта статья, по утверждению лекторов, — редкий случай, когда законодатель дает исключение из нормы. В рассматриваемой статье он пишет, что отсутствие денежных средств у должника форс-мажором не является. Возникает очень важный теоретический вопрос: это исключение применимо всегда или не всегда? До сих пор суды придерживались четкой позиции: отсутствие денег у стороны договора форс-мажором не является однозначно. Сегодняшняя ситуация может породить иную практику. Но пока для арендатора это исключение является проблемой. Есть два вида отношений. Когда поток посетителей ресторана ограничивается в силу нормативных актов органов власти — это проблема арендатора. Второй вид: его договорные отношения с арендодателем. В силу последних арендатор-ресторатор платит денежные средства арендодателю. Посетителей нет, денег нет, невозможно заплатить арендную плату — но это не форс-мажор. Вывод, который можно сделать: именно к аренде ст. 401 ГК РФ очень слабо применима. Того регулирования, которое есть в Гражданском кодексе РФ, не хватает, нужно дополнительное регулирование.

Эту задачу попытался решить Федеральный закон от 01.04.2020 № 98-ФЗ, который меняет подходы к аренде, дает возможности отсрочки, изменения арендной платы. И применительно к аренде это очень важно.

Подробнее об этом законе рассказывается в других материалах этого номера. Мы же в табл. 2 остановимся на общих замечаниях к этому нормативному акту.

Таблица 1. Предварительная оценка возможности использования юридических инструментов для различных обязательств

Невозможность исполнения

Форс-мажор

Существенное изменение

Договор аренды

Ограниченно возможно

Маловероятно

Ограниченно возможно

Договор поставки

Возможно

Возможно

Маловероятно

Договор подряда

Ограниченно возможно

Возможно

Маловероятно

Договор оказания услуг

Ограниченно возможно

Возможно

Маловероятно

Кредитный договор/заем

Маловероятно

Невозможно

Невозможно

Таблица 2. Изменения договора аренды по «антивирусному» закону

Что меняем

Кто управомочен

Критерии изменений

Порядок изменения

Отсрочка уплаты арендной платы за 2020 г.

Арендатор

Условия и срок устанавливаются Правительством РФ

Арендатор вправе потребовать, арендодатель обязан в 30-дневный срок заключить дополнительное соглашение

Уменьшение размера арендной платы за 2020 г.

Арендатор в связи с невозможностью использования недвижимости, связанной с введением режима повышенной готовности или ЧС

Законом не установлены

Арендатор вправе потребовать

А. Егоров справедливо указывает: очень важно, будет ли этот закон в судебной практике иметь обратную силу. Если нет, то у арендаторов возникает стимул к банкротству. Потому что если дело дойдет до суда, то разбирательства будут идти около года, и какой смысл арендатору в таком случае получить решение суда, что ставка по аренде должна была быть ниже, если все 12 месяцев до этого вердикта он платил по «повышенной» ставке.

Для длящихся отношений расторжение договора должно иметь обратную силу, а значит, смысл судиться все-таки будет. У нас, кстати, обратная сила адаптации договора уже появилась в ГК РФ. Так, в ст. 428 ГК РФ указано, что при несправедливых договорных условиях можно изменять договоры ретроспективно.

Советы экспертов

Закончим мы наш репортаж советами, которые эксперты дали тем, кто всерьез рассчитывает использовать форс-мажор как основание для того, чтобы избежать ответственности по ранее заключенным договорам. Они достаточно просты, но эффективны.

  1. Проверьте условия ваших договоров, проконсультируйтесь с консультантами и выберите стратегию действий.

  2. Соблюдайте предусмотренные договором и законом формальности (наличие и своевременность уведомлений о форс-мажоре, расчет влияния на сроки и стоимость и пр.): из-за несоблюдений таких формальностей может быть отказано в удовлетворении даже перспективного требования.

  3. Зафиксируйте надлежащим образом обстоятельства, на которые вы ссылаетесь (невозможность доступа, снижение экономических показателей, невозможность выполнение работ и т.п.).

  4. Пытайтесь договориться с вашими контрагентами:

  • если вы арендатор — направляйте требование об изменении договора арендодателю (если он не ответил либо ответил отказом, через месяц подавайте иск в суд);

  • если вы арендодатель — направляйте обоснованные по суммам и срокам возражения на требования арендаторов.

В хозяйственные договоры принято включать условие об освобождении сторон от ответственности в случае форс-мажора. Как правило, это шаблонное условие конкретизирует положения ст. 401 ГК РФ, которая закрепляет понятие непреодолимой силы. Немногим юристам приходилось сталкиваться с применением этой нормы. Тем интереснее судебная практика, которая показывает, что к таким обычным рискам, как кражи, пожары, иные стихийные бедствия, недавно прибавились внешнеполитические риски в виде санкций или военных действий. «Право.ru» проанализировало, как эти события оценивают суды на примере дел, собранных с помощью системы для юристов Caselook.

Отделить обычное от необычного

Один из ключевых судебных документов, посвященных форс-мажору, – постановление Президиума ВАС 3352/12 от 21 июня 2012 года по делу А40-25926/2011, в котором объясняется, каковы отличия форс-мажора от других, похожих происшествий.

Конфликт между сторонами дела начался после пожара на складе, где общество «Формула переезда» держало имущество банка «Кит-Финанс», переданное на ответственное хранение. Банк через суд потребовал возместить стоимость всего, что сгорело, но три инстанции ему отказали. Они прислушались к аргументам «Формулы переезда» о том, что пожару была присвоена четвертая степень сложности и его 13 часов тушили несколько спецотрядов и вертолеты. Поэтому суды освободили хранителя от ответственности: они сочли, что невозможность прекратить распространение огня – это обстоятельство непреодолимой силы.

Оно характеризуется не только непредотвратимостью, но и чрезвычайностью, указал Президиум ВАС нижестоящим инстанциям. Чрезвычайность означает «выход за пределы нормального, обыденного, то, что не относится к жизненному риску и не может быть учтено ни при каких обстоятельствах», – разъяснил Президиум. Пожар на складе к таким событиям не относится, а значит, хранитель все-таки несет ответственность, заключили судьи.

Формулировкой ВАС достаточно просто пользоваться, она помогает четко определить зону ответственности сторон, полагает Александр Базыкин, управляющий партнер Heads Consulting. Пожар можно признать форс-мажором, если вызван природными явлениями, в отличие от случаев, когда возгорание случилось из-за технических причин, уточняет Евгений Корчаго, председатель КА «Старинский, Корчаго и партнеры».

Пожары вследствие поджога суды не относят к обстоятельствам непреодолимой силы. Так же они оценивают хищение имущества. Но бывают ситуации, когда не все так однозначно.

Суд разрешил опоздать

В деле А04-732/2014 суд вступился за сельхозпроизводителя из Амурской области «Амурагрокомплекс», который задолжал по договору лизинга прицепа. Компания потерпела убытки из-за аномальных ливней летом 2013 года, которые затопили поля и уничтожили посевы. «Лизинговая компания «КАМАЗ» решила взыскать задолженность и пени через орган, указанный в договоре, – Третейский суд при Торгово-промышленной палате г. Набережные Челны и региона «Закамье». Должник ходатайствовал об отложении заседания, чтобы дождаться Амурскую ТПП, которая все никак не подтверждала факт наводнения, несмотря на неоднократные запросы. Однако третейский суд отклонил это ходатайство и 27 декабря 2013 года признал правоту «КАМАЗа». Коммерческий арбитраж повел себя недобросовестно, считает Дмитрий Волосов, управляющий партнер юркомпании «Ценные Бумаги Консалтинг».

Лишь 30 декабря «Амурагрокомплекс» получил письмо-подтверждение от Амурской ТПП и решил погасить лишь основной долг, но не пени. Не согласившись с этим, «КАМАЗ» попытался получить исполнительный лист в государственном арбитраже, но потерпел поражение. Суды двух инстанций процитировали п. 2 ч. 2 ст. 239 АПК, который предписывает отказывать в выдаче третейского исполлиста, если сторона по уважительным причинам не смогла представить свои объяснения.

Когда засуха – не форс-мажор

Но, как показывает дело А40-151196/2010, в области сельского хозяйства не всегда работают ссылки на климатические аномалии. В этом процессе «Агроснаб» пытался в судебном порядке расторгнуть договор поставки зерна для Министерства обороны. Как указывал истец, он не смог выполнить свои обязательства ввиду необычайной засухи летом 2010 года. Ее наступление «Агроснаб» подтвердил указом президента, который вводил в ряде областей чрезвычайное положение.

Однако суды поставщику отказали. Они решили, что засуха – это не форс-мажор для истца, которое является лишь перекупщиком, а не производителем. Ничто не препятствует ему приобрести зерно в других регионах, не пострадавших от стихии, либо на ближнем или дальнем зарубежье, заключили суды.

О чем не нужно сообщать

Согласно п. 1 ст. 404 ГК, должник должен срочно уведомить кредитора о возникшем форс-мажоре. Но, как показывает судебная практика, из этого правила есть исключения. В 2013 году «ТЭК Транслин» договорился с «Армавирским заводом тяжелого машиностроения», что тот поставит ему 100 вагонов-цистерн, произведенных в Мариуполе или Полтаве. Тогда никто и подумать не мог, что на востоке Украины вскоре начнутся военные действия. Через год, не дождавшись вагонов, покупатель направил требование вернуть аванс и уплатить штраф. Армавирский завод сослался на военные действия, а его контрагент обратился в суд (дело № А32-40475/2014).

Покупатель имеет право не только на возврат аванса, но и на штраф, решил Арбитражный суд Краснодарского края, поскольку продавец не уведомил о наступлении форс-мажора. Решение устояло в апелляции, но Арбитражный суд Северо-Кавказского округа направил вопрос о штрафе на новое рассмотрение. Кассация обратила внимание на то, что о военных действиях в Донецкой области много говорили и СМИ, и российские государственные органы. А общеизвестные факты в доказывании не нуждаются (ч. 1 ст. 69 АПК). Суд отошел от формализма и решил спор на основании общих принципов права, комментирует Иван Хорев из юрбюро «Байбуз и партнеры»: не нужно уведомлять о чрезвычайных обстоятельствах, если о них говорят все СМИ. Если же груз захватили силовым путем в мирное время, когда предпосылок к тому не было, стоит изложить эти факты контрагенту и документально подтвердить их (например, заявлением в правоохранительные органы), говорит Хорев.

Как Дед Мороз вмешался в экономику

В деле А32-19414/2013 суды решали, являются ли форс-мажором настолько сильные морозы и ветер, что они случаются лишь раз в десять лет. Именно так подрядчик «НоворосСтрой» объяснил, почему опоздал с постройкой мола в Ейском порту на Азовском море. Он обратил внимание на то, что в течение шести месяцев (с января по апрель и с декабря по февраль) порт был закрыт для судоходства и производства работ. Заказчик «Росморпорт» решил, что это не оправдание, и заявил в суд иск о взыскании неустойки.

Все три инстанции признали правомерность этого требования. Они решили, что замерзание порта в Ейске – обычное явление, о чем свидетельствуют приказы его капитана. «Понижение температур наружного воздуха в спорный период, скорость ветра и образование льда не относятся к природным явлениям стихийного характера, так как являются сезонными прогнозируемыми событиями», – указала кассация. Она также заметила, что «НоворосСтрой» не представил в дело документов о приостановлении работ в спорные периоды.

ДТП – форс-мажор или нет?

В деле А40-26581/2012 суды разбирались в том, можно ли признать форс-мажором ДТП, в котором перевозчик не был виноват и не мог его предотвратить. В такую ситуацию попал «Грин Ингрейтед Лоджистикс Рус», который вез из Вьетнама, Кореи и Китая мобильные телефоны «Самсунг» на грузовике с полуприцепом. Из-за столкновения с автомобилем, который выскочил на встречную полосу, грузовик сгорел вместе с товарами. Страховщики оплатили ущерб в размере $775 тыс., а затем решили получить эти деньги с перевозчика в порядке суброгации.

По общему правилу перевозчик отвечает за сохранность груза независимо от вины, однако из него есть исключение, которое и обнаружил Арбитражный суд г. Москвы. Изучив массу доказательств, он решил, что перевозчик создал все условия для сохранности груза, а водитель «Грин Ингрейтед» не был виновен в аварии и не мог ее избежать. «В международной практике это называют «события вне контроля стороны», – пояснила судья Галина Ларина в своем решении об отказе в иске. Апелляция согласилась и уточнила, что утеря груза произошла в результате не столкновения, а пожара. Это не самое частое последствие ДТП, поэтому справедливо освободить ответчика от оплаты ущерба.

АС МО не смог согласиться с такими выводами и отменил оба акта. «Суды оценили лишь субъективные критерии, – следует из постановления окружного суда. – Но вина участников ДТП не может быть объективным обстоятельством, освобождающим перевозчика от ответственности». Авария – это обычный предпринимательский риск для перевозчика, иначе всю его деятельность можно назвать форс-мажорной, резюмировала кассация.

Санкции

Являются ли форс-мажором внешнеторговые санкции? Суды отвечали на этот вопрос в деле А27-819/2014. В нем учреждение «Школьное питание» взыскивало неустойку с «Сибирского торгового дома ОПТ», который отказался исполнять соглашение по поставке говядины. В декабре 2014 года поставщик сообщил о том, что не может снабжать уже закупленным мясом по действующей договорной цене, ведь его стоимость выросла из-за роста курса доллара и санкций.

Несмотря на это объяснение, Арбитражный суд Кемеровской области встал на сторону учреждения. Он указал, что отсутствие на рынке нужных товаров и по нужной цене не освобождает должника от ответственности. Кроме того, торговый дом мог приобрести товар у другого поставщика, ведь в договоре поставки в школы не было условия насчет определенного производителя, отметил судья Александр Нестеренко. Он обратила внимание и на пояснение ответчика о том, что мясо тот уже купил, просто не хотел его реализовывать по старой цене. Таким образом, суд признал за учреждением право на неустойку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *