Электронная демократия в России

  • автор:

Стремительное развитие информационных технологий, а также постоянное возрастание их роли в жизни государства, общества и отдельных индивидов открыли перед человечеством огромные возможности для усовершенствования демократических институтов. У нас появляются отличные шансы постепенно внедрить элементы прямой демократии вместо представительной, упростить способы коммуникации между представителями власти и гражданами, а также сделать более прозрачными процессы принятия решений чиновниками.

Происходящие в мире процессы информатизации уже поспособствовали значительному упрощению избирательного процесса: в некоторых странах граждане могут выбирать президента, депутатов парламента и местных органов власти с помощью интернета из любой точки мира, следовательно, у них больше нет необходимости голосовать досрочно, а также физически присутствовать на участках для голосования.

Кроме того, в мире существует тенденция всё более широкого присутствия представителей власти в социальных сетях, что приводит к трансформации их общения с гражданами — оно становится менее формальным и забюрократизированным. Теперь ко многим чиновникам можно обратиться напрямую через личные сообщения в социальных сетях вместо того, чтобы записываться на приём и направляться в кабинеты.

В разных уголках планеты появляются партии интернета, программы которых заточены на внедрение и вовсе прямой электронной демократии. По задумке некоторых сторонников данного вида развития, в будущем исчезнет необходимость в представительных органах власти и все решения, в частности законодательные, будут приниматься путём прямого голосования граждан на специальных платформах в сети.

Так или иначе, определённые изменения политических процессов, вызванные прогрессом, неизбежны и для Беларуси, и для России. Политика будет всё больше уходить в виртуальный мир, поэтому перед нами встаёт крайне важный вопрос: к чему это в итоге приведёт?

Настоящее: мировой и отечественный опыт

Под электронной демократией обычно понимают новую форму демократии, при которой граждане участвуют в процессе государственного управления с помощью информационных технологий.

К её элементам можно отнести:

  • интернет-голосование граждан, опрос, по результату которого властями принимается какое-либо решение локального или государственного уровня;
  • внедрение информационных технологий в политические процессы, в том числе в выборы;
  • сетевая коммуникация граждан и представителей власти;
  • электронный сбор подписей (петиции);

В странах мира вышеуказанные элементы развиты в разной степени. Давайте рассмотрим некоторые удачные примеры их внедрения.

Первым успешным примером внедрения информационных технологий в политическую сферу можно назвать местные выборы в Эстонии в 2005 году. Именно тогда был впервые опробован новый метод волеизъявления граждан путём электронного голосования с помощью интернета. Надо сказать, что эксперимент оставил лишь положительную реакцию властей и общественности, что данная система голосования до сих пор применяется во время каждой парламентской кампании. Для сравнения: если в 2005 году интернетом во время избирательной кампании воспользовались лишь 2 % от проголосовавших, то в последующие годы процент таких избирателей неуклонно рос вверх. Так, в 2009 году на выборах в парламент отдали свои голоса в сети уже 9,5 % проголосовавших, в 2011 году — 24 %, в 2015 — уже 30 %.

Всё идёт к тому, что в ближайшем будущем уже большинство эстонцев будет голосовать удалённо, а количество бумажных бюллетеней будет неуклонно сокращаться, пока они вовсе не станут пережитком прошлого.

Процесс электронного голосования в прибалтийской республике стал возможен благодаря ID-картам, которые в качестве идентификационных документов пришли в республике на замену привычным бумажным паспортам. Данные карты содержат чипы с электронными подписями граждан. Через данные чипы и происходит идентификация избирателей на сайте, где и происходит голосование.

Стоит отметить, что эстонская система электронного голосования была довольно высоко оценена на европейском уровне, и на данный момент её элементы внедряются в других европейских государствах.

В Исландии, где пользуются интернетом почти 100 % населения, в 2009 году сайт Конституционного совета открыл площадку для коллективного обсуждения нового проекта Конституции страны. В итоге от граждан поступило более 300 официальных предложений и 3 тысячи 600 комментариев по поводу того, какие положения стоит закрепить в новом Основном законе.

Чиновники проанализировали все поступившие предложения, а также внимательно отследили обсуждение проекта новой Конституции в соцсетях и в результате представили общественности и парламенту проект нового Основного закона, в котором были учтены наиболее серьёзные, важные и чаще других повторяющиеся предложения от граждан.

«Каждую неделю совет публиковал в интернете новые статьи для общественного обсуждения, — описывает процесс создания Конституции член Конституционного совета Исландии Торвалдур Гилфасон. — Спустя две или три недели, после просмотра предложений от общественности и экспертов, совет публиковал финальную версию статей, которые затем обсуждались ещё раз. Нам пригодились практически все полученные предложения и комментарии. Мы услышали, что хотели сказать люди».

Благодаря информационно-техническому развитию, в Исландии была фактически реализована мысль Ленина: «Любая кухарка может управлять государством». В данном случае — стать соавтором Конституции.

В 2012 году Конституция, написанная не «канцелярским», а простым народным языком, была одобрена на референдуме. Данное событие называли примером демократии будущего, а также новой вехой в истории конституционного права. В законе содержатся положения о защите прав животных, обязанность всех чиновников держать документы в открытом доступе для граждан (кроме секретных), а также обязательство власти работать во благо не только граждан, но и Земли и биосферы.

Безусловно, одним из наиболее важных факторов в развитии электронной демократии выступает широкий доступ граждан к сети. Естественно, в государствах, где интернетом пользуется меньшая часть населения, принять Конституцию на основании обсуждений в соцсетях и на специализированных порталах невозможно, ибо это будет означать, что многие граждане останутся вне данного политического процесса.

В Беларуси и России довольно высокий процент пользователей сети в мире — порядка 3/4 граждан от общей численности населения являются пользователями сети. Конечно, для полноценного осуществления электронной демократии маловато, однако кое-какие шаги в области развития политики в виртуальном мире власти всё же делают.

Так, в Москве ежегодно проходят федеральные конгрессы по развитию электронной демократии. В них принимают участие делегаты от субъектов страны, депутаты Госдумы России и другие представители власти.

Одним из примеров российской электронной демократии можно считать интернет-ресурс для размещения общественных инициатив граждан — «Российская общественная инициатива». Он был создан ещё в 2013 году по указу президента и представляет собой официальную площадку для размещения петиций граждан по различным вопросам.

Согласно президентскому указу, после получения 100 тысяч подписей в течение года петицию рассматривает экспертная рабочая группа при Белом доме, которая и должна решить на основе рекомендации профильных органов, стоит ли развивать идею. В 2016 году количество подписей было снижено до 35 тысяч.

За 5 лет работы властями было одобрено 6 инициатив. В частности, благодаря петиции правительство РФ оказалось от намерений ввести дополнительные налоги на покупки в иностранных интернет-магазинах.

Отличным примером действия электронной демократии можно считать и проект «Активный гражданин», созданный в 2014 году по инициативе мэра Москвы для решения проблем столицы.

Проект является площадкой для онлайн-опросов жителей столицы. Причём за активное участие в городских опросах лицам начисляются баллы, которые можно обменять на вознаграждение.

Только в течение первого года работы было проведено 500 опросов, в которых пользователи оставили 25 миллионов мнений. На их основании руководством города было принято более 250 решений. В первую годовщину проекта московские власти объявили о создании волонтёрского объединения, призванного отслеживать выполнение городом обязательств, принятых по результатам обсуждений в «Активном гражданине». В 2017 году число зарегистрированных пользователей превысило 1,5 миллиона.

В Беларуси в данном вопросе пока не так всё продвинуто. В частности, в республике, в отличие от России, не существует государственных платформ для петиций, которые при определённом пороге подписей обязательны для рассмотрения властями. В белорусском интернете есть разве что два портала для петиций — Zvarot.by и Petitions.by, которые созданы неравнодушными гражданами. Однако петиции с данных платформ всё же рассматриваются государственной структурой, в адрес которой направлено обращение.

Многие петиции, касающиеся Беларуси, размещены на популярной международной площадке Change.org, однако они не рассматриваются органами власти, потому что там нет необходимости указывать место регистрации подписавшегося под обращением — только имя и фамилию. Согласно же законодательству, подписывая обращение к органам власти, гражданин должен указать имя и свой адрес.

На данный момент в республике нет системы онлайн-голосования на выборах президента и депутатов представительных органов, довольно редко используются механизмы онлайн-голосований граждан по поводу того или иного решения.

Проблемы электронной демократии в Беларуси и России

1. Интернет-голосования и опросы

В Беларуси и России государственные опросы в основном проводятся на официальных сайтах государственных органов, у которых довольно невысокое посещение по сравнению с социальными сетями или популярными СМИ. А во-вторых, результаты опросов пока необязательно учитывать при принятии определённых решений. Поэтому это выглядит пока, как изучение общественного мнения, и то с небольшой выборкой граждан. К примеру, регулярно проводятся опросы на сайте Следственного комитета Республики Беларусь. Однако лишь в двух из одиннадцати опросов проголосовало более трёх тысяч человек.

Для полноценной реализации данного элемента электронной демократии, естественно, стоит использовать потенциал социальных сетей. У каждого государственного органа, в том числе местного, должна быть официальная страница в самых популярных социальных сетях, на которых могут проводиться опросы и голосования граждан. На данный момент опросы лишь на официальных порталах остаются попросту незамеченными среди большинства интернет-пользователей. По данным Центра правовой трансформации Lawtrend и компании Novak, в 2015 году только каждый десятый интернет-пользователь из Беларуси регулярно заходил на сайты государственных органов.

Кроме того, важно учитывать, что есть вероятность накрутки голосов с помощью наплыва т. н. «ботов». Для того чтобы избежать данных проблем, можно делать голосования открытыми, чтобы каждый мог видеть, кто именно за какой вариант проголосовал. Либо саму площадку для голосования оставить на официальном сайте органа, а там сделать возможным принять участие в опросе лишь после введения паспортных данных. Соцсети в данном случае стоит использовать в качестве рекламы голосования, для привлечения внимания общественности, чтобы опрос охватил максимально большое число граждан.

2. Внедрение информационных технологий в политические процессы, в том числе в выборы

В Беларуси и России пока нет возможности проголосовать удалённо, используя информационные технологии, однако, в принципе, технические возможности это уже позволяют.

Так, за Беларусью закрепилась репутация ведущей IT-страны в восточноевропейском регионе, а согласно рейтингу Global Services 100, РБ заняла 13-е место среди 20 стран-лидеров в сфере IT-аутсорсинга и высокотехнологичных услуг.

К примеру, в Эстонии для идентификации голосующих граждан применяется система ID-карт, содержащих чипы с электронными подписями. Примечательно, что с начала 2019 года аналогичные карты начнут выдаваться в Беларуси, в России же биометрические данные гражданина содержатся в загранпаспорте.

С одной стороны, выборы с помощью интернета могут предоставить возможности для голосования для определённых категорий граждан (инвалидов; проживающих за границей и т. д.).

Кроме того, интернет-голосование позволит сэкономить бюджетные средства на организацию выборов и предоставить результаты голосования в кратчайшие сроки. Исключается и человеческий фактор возможных фальсификаций результатов — голоса считает машина, а не люди.

Однако от этого возникают и свои риски: нельзя исключить, что программное обеспечение не будет подвержено манипуляциям, позволяющим хранить или распечатывать формы, отличные от тех, что отображаются на экране.

3. Сетевая коммуникация граждан и представителей власти

В Беларуси и России есть возможность связаться с представителями органов власти путём электронного обращения. Его форма доступна на официальных сайтах ведомств. По сути, это почти то же, что и бумажное обращение со всеми формальностями.

Развитие информационных технологий и всё большее проникновение социальных сетей в жизнь людей дают прекрасную возможность дебюрократизировать общение чиновников и политиков с гражданами, сделать его более неформальным. К примеру, не так давно Анна Канопацкая — депутат Палаты представителей Беларуси от оппозиционной партии «Объединённая гражданская партия» — проводила на своей странице опрос, что граждан не устраивает в современной белорусской оппозиции. Ответы просила оставлять в комментариях. Народ в свободной форме высказывался, в том числе попадались и довольно нелестные комментарии. Депутат на многие из них отвечала, ставила «лайки» и т. д.

Данный пример демонстрирует, что пользователи сети идут на контакт с политиками и депутатами, высказывают свои мнения. По комментариям можно было составить примерную картину, что не устраивает откликнувшихся на предложение Канопацкой в современной белорусской оппозиции.

Данную коммуникативную практику было бы здорово развивать и другим депутатам, дабы как можно чаще общаться с населением в непринужденной форме «комментов». В народе это было бы весьма высоко оценено. А раз технические возможности это позволяют, осталось всего лишь проявить волю власть имущим и избранным.

4. Электронный сбор подписей (петиции)

Как уже было сказано выше, в России есть официальная площадка для сбора подписей под гражданскими инициативами. Однако встаёт проблема: как определить честность собранных подписей? Наблюдатели периодически указывают на странные графики подписей под некоторыми инициативами. В частности, это было выражено в такой статистической аномалии, как «ступеньки» — циклично в одно и то же время подписи ставило большое количество человек, в то время как после этого было затишье до следующей «ступеньки».

Становится понятным, что данный элемент электронной демократии нуждается в серьёзном совершенствовании. В частности, в будущем для максимального избавления от риска фальсификаций было бы целесообразно ввести регистрацию подписчиков через чип с электронной подписью (пока для подписания достаточно указать лишь имя, фамилию, номер телефона и адрес электронной почты). Кроме того, под каждой инициативой стоило бы публиковать список тех, кто поставил подпись, дабы была возможность вычислить «ботов», если они, конечно, имеются.

Так или иначе, сегодня в Союзном государстве Беларуси и России есть возможности всё глубже внедрять современные элементы электронной демократии. На данный момент главным для этого шага является наличие воли со стороны властей. В будущем принять такое решение будет необходимо.

Электронная демократия будущего

Развитие информационных технологий привело к тому, что многие прогнозируют неизбежность прямой электронной демократии как самой эффективной системы управления государством в эпоху информационного общества.

Самые смелые прогнозы экспертов в области интернета и социальных сетей прогнозируют ликвидацию представительных органов власти, в частности парламентов: в будущем граждане будут самостоятельно создавать законопроекты путём внесения в них онлайн-правок (по примеру того, как создаются статьи в «Википедии», где каждый может внести правку, а администратор проверяет её достоверность). Такого мнения придерживается российский социолог, эксперт по развитию социальных сетей Игорь Эйдман.

На Западе довольно популярна концепция электронной демократии Liquid Democracy. Суть заключается в том, что за принятие какого-либо закона голосуют не избранные депутаты (представительская модель демократии), а напрямую граждане путём участия в интернет-опросе. Но естественно, что граждане не могут разбираться одновременно во всех проблемах общества и государства, поэтому концепция управления Liquid Democracy предоставляет им возможность делегировать свои голоса другим участникам голосования — экспертам-специалистам в определённой области или политикам от разных партий.

Так или иначе, развитие информационного общества изменит не только экономическую систему, рынок труда и отношения между людьми, но и систему государственного управления. И если мы хотим в будущем видеть высокоразвитыми, суверенными и успешными Беларусь и Россию, необходимо уже сегодня идти в ногу со временем и думать, как наиболее успешно и безопасно внедрять элементы электронной демократии в политическую сферу.

АБРАМОВА Д.С. ЭЛЕКТРОННАЯ ДЕМОКРАТИЯ В РОССИИ: ПРОБЛЕМЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ КОММУНИКАЦИИ

Переход к информационному обществу ведет к трансформации политических институтов демократии. В результате быстрого развития современных информационных технологий усилились дебаты относительно теории демократии. В центре дискуссий – вопросы о характере влияния интернета на демократические институты и процессы. Несомненно, что развитие интернета уже влияет на современные властные отношения. НО можно ли без тени сомнения сказать, что «электронная демократия» станет демократией будущего, и с какими основными проблемами она столкнется на пути своего становления? Сложно не согласиться с утверждением М.С. Вершинина, о том, что интернет генерирует и уникальные возможности, и угрозы традиционным демократическим учреждениям и действиям.

Электронная демократия — это форма демократии, характеризующаяся использованием информационно-коммуникационных технологий как основного средства для коллективных когнитивных и административных процессов (информирования, принятия совместных решений — электронное голосование, контролирование исполнения решений и т. д.) на всех уровнях — начиная с уровня местного самоуправления и заканчивая международным.

Следует различать Э-демократию и электронное правительство. Стивен Клифт подчёркивает: «Электронная демократия» (e-democracy) и «электронное правительство» (e-government) — это совершенно разные понятия. Если последнее означает повышение оперативности и удобства доступа к услугам государства из любого места и в любое время, то первое относится к использованию информационных технологий для расширения возможностей каждого гражданина.

Электронная или интернет-демократия – не просто очередной этап глобального развития демократических институтов и в то же время не просто техническое нововведение, позволяющее гражданам удобно общаться со своим правительством, а последнему – оперативно получать информацию о своих гражданах. Интернет-демократия – это способ поставить вопрос о демократии заново, обозначить ключевые проблемы любого демократического устройства, понять, какие опасности готовит массовая дигитализация коммуникаций и какие перспективы возможны для действительной демократизации массовой политики.

С середины 90-х годов прошлого столетия Э-демократия (Интернет-демократия) вступила на путь своего развития, хотя до конца этого пути еще очень далеко. Развитие началось именно с организации электронных правительств различного рода. Больших успехов в этой области достигли Канада, Сингапур, Голландия, Финляндия, Норвегия, Австралия и Эстония.

Постепенно, с осознанием учеными возможностей Глобальной сети стали появляться различные теории электронной или облачной демократии. Существует одноименная книга Л. Волкова и Ф. Крашенинникова, выпущенная в 2011 году в Екатеринбурге. Авторы предлагают создать инновационную интернет систему, в которой каждый гражданин сможет принимать участие в политических процессах страны. Каждый политически активный гражданин, благодаря индивидуальной электронной подписи, получит возможность не только голосовать за законопроекты, но и предлагать их самому. Так же этот гражданин будет иметь право делегировать свой голос по той или иной проблеме более компетентному человеку – эксперту. Так, творцом и держателем власти и закона, в определенном смысле, станет народ.

Электронная демократия представляет собой повышение участия граждан в жизни общества посредством использования ресурсов Сети. То есть, её немаловажной характеристикой является ориентированность на инициативу «снизу». Для того, что бы такая инициатива существовала, придется преодолеть множество препятствий. В первую очередь технического характера. Это и скорость, и охват и стоимость интернета. Хоть интернет в России и развивается стремительно, но во многих районах нашей большой страны доступа к нему до сих пор нет. Однако, согласно данным доклада Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям «Интернет в России. Состояние, тенденции и перспективы» при сохранении текущих тенденций в развитии и распространении интернета к концу 2014 года число пользователей вырастет приблизительно на 30 млн. человек. При этом к наиболее активной части (суточной аудитории) можно будет отнести больше половины россиянин — 56%, или примерно 63 млн. человек. Следовательно, техническая возможность установления 100% доступности интернета в России есть, остается только ждать.

Однако помимо технических трудностей установления электронной демократии существуют и другие.

Обеспеченное интернетом увеличение уровня политического участия сопровождается упадком политической ответственности. Информационные технологии снимают социальные барьеры, препятствующие ранее не представленным группам принимать участие в политической жизни. Такое участие на фоне низкой политической интернет культуры может привести к тяжелым последствиям. Как часто мы видим в сети ругань, ни на йоту, не приближающую нас к решению конкретных вопросов? Для перехода к электронной демократии нужно, что бы общество было не только технически, но и психологически готово к этому шагу.

Электронное голосование, в определенном смысле, может усугублять кризисные тенденции в демократическом обществе. Стремление учитывать общую волю народа по любому политическому вопросу, то есть перевести политику в режим непрерывного референдума, грозит тотальным манипулированием избирателями. Кроме того, все теории построения электронной демократии базируются на «принудительной честности», что ведет к уничтожению процедуры “тайного голосования” (а ведь это один из основных принципов демократических выборов). Этот факт способен еще больше ослабить базовые демократические институты, сведя голосование к процедуре социологического опроса или отслеживанию вкусов потребителей. Немаловажен и тот факт, что если люди будут знать, что их выбор, хотя бы потенциально может быть известен другим и обществу в целом (а интернет как раз дает такие возможности), они, скорее всего, будут голосовать иначе или вовсе не будут голосовать.

Стоит опасаться и захламления политических ресурсов. По сути, интернет – это всемирный забор. Одно дело – плюрализм мнений, и совсем другое – потоки неконтролируемой критики и не обоснованных предложений. В этом контексте система явно еще не проработана. Отдельные опасения вызывает процесс делегирования полномочий. Исходя из предложений Волкова и Крашенинникова, каждый пользователь сможет делегировать свой голос по какой-либо проблеме (или нескольким проблемам) одному или многим компетентным людям, будь то экономисты или экологи. Но электорат в нашей стране в большей своей части не активен а, следовательно, возникает вопрос, не приведет ли это в широкой практике покупки голосов? Или и вовсе к появлению экспертократии? В руководящие чины посредством развернутого интернет голосования могут выйти не профессионалы своего дела, а представители маргинальной (а то и девиантной) интернет «элиты» – радикалы, националисты.

Это те риски, которые необходимо учитывать. На данный момент политический контингент уже представлен в сети, политики ведут блоги, партии создают сайты. Есть и вовсе акторы, организации и движения, существующие только в Сети. Существуют порталы государственных услуг. Несмотря на все это, я с трудом могу представить что в России будет сформирована электронная демократия в ближайшие годы. Переход к ней с одной стороны действительно неизбежен. Общество уже давно перешагнуло черту информационности и в бизнесе и в образовании. Но, с другой, для перехода именно к электронной демократии простой технической готовности, как оказывается, недостаточно. Во-первых, многим людям сложно выработать доверие к интернету, но это больше вопрос времени. Во-вторых, электронная демократия должна базироваться на определенной политической и интернет культуре. В нашей стране этого пока нет. Интернет дает ощущение анонимности и свободы, и люди к этому привыкли и ведут себя соответственно. Но такое поведение и ставит под вопрос возможность развития электронной демократии. Пока не сформируются определенные основы культуры политической активности в Сети, представляется маловероятным формирование действенной системы сетевой демократии. В-третьих, нельзя отметать фактор психологической готовности не только членов общества, но и представителей власти. На данный момент этой готовности нет. Сетевая демократия предполагает открытое, неограниченное общение между властью и обществом. Как может быть установлено такое общение когда в социальных сетях и блогах за политика пишет специально нанятый человек, или более того какая-то фирма или контора.

Но все это не значит, что не нужно предпринимать попыток по организации определенных элементов электронной демократии. Существует несколько интернет-порталов которые предоставляют возможность в некотором смысле управлять страной – это «Демократия2», «Демократор». Данные проекты находятся на разной степени работоспособности, можно с уверенностью утверждать что они популярны у определенного круга политически активных пользователей. Так «Демократор» больше работает именно с обращениями граждан по каким-то конкретным, бытовым проблемам существует с февраля 2010 года и насчитывает, исходя из внутренних данным сайта около 400 тысяч пользователей. Сайт «Демократия 2» позиционируется именно как пилотный проект масштабного института электронной демократии, создан в 2011 и пока что насчитывает около 7 тысяч пользователей.

В последние два года мы достаточно часто становимся свидетелями выхода представителей нетократии (политических интернет-активистов) в свет. Достаточно часто они организуют митинги и пикету, участвуют в региональных выборах. Относительно недавно были проведены выборы в Координационный совет Российской оппозиции. Все это является примером современного «хождения в народ». Ведь сама идея электронной демократии имеет еще одну, очень существенную проблему. Эта проблема – элитарность. О том, что интернет может стать основной площадкой для политической активности, знает определенный круг людей. О некоторых «знаменитых» блогерах простой человек, который работает круглые сутки и выходит в сеть для того, что бы просто поговорить с друзьями, может узнать только из новостей. И то, только после того, как этого блогера задержат, за участие в несанкционированном митинге.

Электронная демократия – это инициатива с низу. И для того, что бы она установилась и функционировала, нужно что бы все население знало о тех возможностях, которые предоставляет интернет, для политически активных людей. Сейчас этого, увы, нет. И сомневаюсь, что я ошибусь, если скажу, что основная проблема электронной демократии в нашей стране – это отсутствие информированности и заинтересованности. И с этим предстоит бороться всем идеологам этого инновационного процесса.

  • Авторы
  • Файлы
  • Литература

Мартакова К.А. 1 Михайлюк Ю.С 1 Чаушьян Н.А. 1 1 Южный Федеральный университет 753 KB 1. Купряшин Г.Л. Соловьев А.И. Государственный менеджмент. – М., 2004. 2. Дрожжинов В.И., Штрик А.А. Электронная демократия и поддерживающие ее технологии. – URL: http://old.conf.infosoc.ru/2003/index.html (дата обращения 12.02.2013).

Распространение информационно-коммуникационных технологий и проникновение их во все сферы общественной жизни создают технологические предпосылки для развития гражданского общества за счет реального обеспечения прав граждан на свободный и оперативный доступ к информационным ресурсам, для развития электронной демократии.

Под электронной демократией понимается «использование информационно-коммуникационных технологий и информационной инфраструктуры для развития демократических институтов и расширения участия граждан в общественно-политической деятельности» .

Средой действия электронной демократии являются политические сети, в состав которых входят органы власти, общественные и коммерческие организации, граждане и иные, отличные от госструктур всех ветвей власти стейкхолдеры, взаимодействие которых направлено на гармонизацию развития общества, взаимный учет целей и интересов, совместное участие в принятии политических решений и осуществлении государственных функций и услуг. Концепция, рассматривающая государство как участника политической сети взаимодействия, получила название «governance», что в отечественной литературе трактуется как «руководство» .

Развитие электронной демократии в России находится на начальном этапе, поэтому важно учитывать возможные барьеры, препятствующие становлению данного института. К критическим факторам развития электронной демократии можно отнести во-первых инвестирование. Необходимость инвестиций в системы электронной демократии в настоящее время в большинстве случаев признана и рассматривается как критически важный фактор. Федеральные и государственные информационные офисы поставили задачу догнать частный сектор по объемам расходов.

Во-вторых, обучение, которое несомненно является ключевым элементом, который должен рассматриваться для успешного осуществления электронной демократии, при этом вложение ресурсов в человеческий капитал должно гарантировать, что люди будут знать, как использовать предоставленные им инструменты, и таким образом они смогут принимать участие в демократических дебатах и процессах. По мнению экспертов, имеется огромный потенциал в области обучения как для коммерческих, так и некоммерческих предложений, поскольку обучение непосредственно поддерживает разработку и совместное использование ресурсов и правительствами, и группами граждан, таким образом содействуя ускорению развития электронной демократии .

Электронная демократия – это существующая в виртуальной среде площадка для выражения общественного мнения, с которым считаются государственные лидеры всех уровней власти. В самом широком контексте электронная демократия – это способ на основе все более широкого использования информационно-коммуникационных технологий трансформировать и укрепить гражданское общество, обеспечивающее общественный контроль над принимаемыми политическими решениями.

Библиографическая ссылка

Мартакова К.А., Михайлюк Ю.С, Чаушьян Н.А. ЭЛЕКТРОННАЯ ДЕМОКРАТИЯ. ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ // Современные наукоемкие технологии. – 2013. – № 10-2. – С. 196-196;
URL: http://top-technologies.ru/ru/article/view?id=33417 (дата обращения: 19.04.2020). Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания» (Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления) «Современные проблемы науки и образования» список ВАК ИФ РИНЦ = 0.791 «Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074 «Современные наукоемкие технологии» список ВАК ИФ РИНЦ = 0.909 «Успехи современного естествознания» список ВАК ИФ РИНЦ = 0.736 «Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований» ИФ РИНЦ = 0.570 «Международный журнал экспериментального образования» ИФ РИНЦ = 0.431 «Научное Обозрение. Биологические Науки» ИФ РИНЦ = 0.303 «Научное Обозрение. Медицинские Науки» ИФ РИНЦ = 0.380 «Научное Обозрение. Экономические Науки» ИФ РИНЦ = 0.600 «Научное Обозрение. Педагогические Науки» ИФ РИНЦ = 0.308 «European journal of natural history» ИФ РИНЦ = 1.369 Издание научной и учебно-методической литературы ISBN РИНЦ DOI

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *