Доведение до банкротства статья

  • автор:

Закон недостаточно четко определяет, что это такое. Порой бывает очень сложно отличить преднамеренность от нормального предпринимательского риска. Вот здесь и кроется потенциальная угроза для предпринимателя, часто вынужденного серьезно рисковать, чтобы добиться определенных успехов в бизнесе. Представители власти могут растолковать ошибки предпринимателя как преднамеренные действия. Ответственность за них установлена статьей 196 «Преднамеренное банкротство» Уголовного кодекса.

Статья 196. Преднамеренное банкротство

Преднамеренное банкротство, то есть совершение руководителем или учредителем (участником) юридического лица либо гражданином, в том числе индивидуалным предпринимателем, действий (бездействия), заведомо влекущих неспособность юридического лица или гражданина, в том индивидуального предпринимателя, в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если эти действия (бездействие) причинили крупный ущерб, –

наказывается штрафом в размере от двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев либо без такового.

Содержание

Крупный ущерб

Обязательное условие для привлечения к уголовной ответственности по этой статье – крупный ущерб. Он составляет более 1 500 000 рублей. Потерпевшей в этой ситуации выступает сама фирма-банкрот.

Если ущерб меньше 1 500 000 рублей, виновного могут оштрафовать по статье 14.12 Кодекса РФ об административных правонарушениях. Размер штрафа – от 5000 до 10 000 рублей. Вместо штрафа руководителя могут дисквалифицировать на срок от одного года до трех лет.

Обратите внимание

Для привлечения к ответственности не имеет значения, в чьих интересах и с какой целью действовал виновный. Главное – он понимал, что своими действиями доведет фирму до банкротства, и стремился к этому результату. Именно это и должен доказать следователь.

Простое стечение неблагоприятных для бизнеса обстоятельств не может служить поводом для возбуждения уголовного дела.

Кто несет ответственность

Привлечь к уголовной ответственности за преднамеренное банкротство следователь может только собственника, руководителя фирмы или индивидуального предпринимателя.

Другого сотрудника (например, заместителя руководителя) могут наказать, если он временно исполнял обязанности руководителя предприятия.

Если же заместитель (или другой сотрудник) действовал от имени фирмы, не имея на то полномочий, он будет отвечать по другим статьям Уголовного кодекса – 201 «Злоупотребление полномочиями» или 159 «Мошенничество».

Особенности возбуждения уголовного дела

Уголовное дело о преднамеренном банкротстве возбуждается, когда факт банкротства уже подтвержден арбитражным судом.

Обращается в полицию, как правило, назначенный судьей арбитражный управляющий, заподозрив, что руководитель или собственник умышленно обанкротил фирму.

Арбитражного управляющего могут насторожить:

  • заключение заведомо невыгодных сделок (например, продажа имущества по необоснованно заниженной цене, необоснованно высокие ставки гонораров и авторских вознаграждений, принятие на себя чужих долгов и т. д.);
  • установление в договорах заведомо невыгодных условий о сроках и (или) способах оплаты (например, приобретение имущества со стопроцентной предоплатой и т. п.);
  • передача имущества фирмы в уставный капитал подставных или дочерних предприятий;
  • продажа основных производственных фондов с последующей их арендой у другой фирмы на невыгодных для себя условиях;
  • выдача необеспеченных векселей;
  • получение кредитов под чрезмерно высокий процент;
  • заключение рискованных или безвозмездных сделок.

Свои подозрения арбитражный управляющий подкрепляет заключением экспертизы. Назначает ее арбитражный суд по ходатайству лиц, которые участвуют в деле о банкротстве. Проводит экспертизу Федеральное агентство по управлению федеральным имуществом.

Не всегда этих материалов достаточно. Если нужно собрать дополнительные доказательства, следователь может провести ревизию, результаты которой и станут основанием для возбуждения уголовного дела.

Особенности следствия

Что должен установить следователь

Возбудив уголовное дело, следователь должен установить:

  • действительно ли фирма не может рассчитаться по своим денежным обязательствам;
  • причинили ли действия руководителя или собственника крупный ущерб (более 1 500 000 руб.);
  • имелся ли умысел на совершение преднамеренного банкротства.

Следственные действия

Чтобы получить доказательства, следователь проведет различные следственные действия: допросы, обыски.

Сначала он поговорит с потерпевшими, чтобы выяснить размер ущерба. Некоторые следователи усложняют себе задачу тем, что признают потерпевшим не саму фирму-банкрота, а ее кредиторов. Это приводит к существенному затруднению расследования. Ведь следователю в такой ситуации надо запрашивать и приобщать к делу доказательства обоснованности требований всех этих кредиторов, допрашивать их представителей. А это большой объем работы. Опытный следователь признает потерпевшим фирму-банкрота, а кредиторов привлечет к участию в процессе как свидетелей.

Потом следователь допросит работников фирмы-банкрота. Вот какие вопросы он может задать: кто их принял на работу, руководил их деятельностью, отдавал распоряжения о проведении определенных операций; какие претензии поступали от клиентов или кредиторов; в чем, по их мнению, причина несостоятельности фирмы и т. д.

Следователь постарается получить максимальный объем информации. Документы, отражающие сомнительные операции, люди в погонах могут изъять не только у самого предприятия-банкрота, но и у его партнеров по бизнесу.

Следует иметь в виду, что сведения и документы представители власти будут проверять на дату подачи заявления о признании фирмы банкротом, а также за период не менее года, предшествующий этой дате.

Обратите внимание

Самое сложное – доказать, что обвиняемый действовал умышленно. Руководитель всегда может заявить, что неправильно спрогнозировал ситуацию, допустил просчет. Опровергнуть его слова достаточно сложно.

По этой причине большинство возбужденных уголовных дел по этой статье прекращается на стадии предварительного следствия.

Ответственность

Наказание за преднамеренное банкротство:

  • штраф в размере от 200 000 до 500 000 рублей или в размере заработной платы или другого дохода осужденного за период от одного до трех лет;
  • или лишение свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до 200 000 рублей или в размере заработной платы или другого дохода осужденного за период до 18 месяцев или без такового.

Как поступают суды

На практике следователям редко удается довести уголовное дело о преднамеренном банкротстве до суда, так как очень сложно доказать, что обвиняемый действовал умышленно.

Если дело все-таки попадает в суд, арбитры обращают пристальное внимание на доказанность умысла подсудимого. Обвинительные приговоры можно пересчитать по пальцам. Но они есть.

ПРИМЕР

Красногорский районный суд г. Санкт-Петербурга приговорил директора ООО «Ника» Пикулину к четырем годам лишения свободы. Было доказано, что она в личных интересах умышленно увеличила неплатежеспособность магазина.

Получая товар от кредиторов и пользуясь коммунальными услугами, она преднамеренно не оплачивала счета, не вела бухгалтерскую документацию, из-за чего увеличила задолженность по кредитам. Кроме того, Пикулина продала гражданину Измайлову помещение магазина и взяла кредит у банка под залог товара. Вырученные от реализации товара и нежилого помещения деньги подсудимая присвоила себе.

Признаки преднамеренного банкротства и его последствия

Евгений Маляр 5 # Банкротство

Ответственность за преднамеренное банкротство

Если преднамеренное банкротство будет доказано, а ущерб оценивается более чем в 250 тыс. рублей, максимальное наказание виновного – 6 лет лишения свободы.

Навигация по статье

  • Чем преднамеренное банкротство отличается от фиктивного
  • Кому выгодно преднамеренное и фиктивное банкротство
  • Признаки и схемы преднамеренного банкротства
  • Преднамеренное и фиктивное банкротство юридического лица
  • Преступное банкротство физического лица
  • Правовые нормы и запреты, связанные с банкротством
  • Что понимается под неправомерными действиями при банкротстве?
  • Что такое неосновательное обогащение при банкротстве?
  • Квалификация преднамеренного банкротства по ст. 196 УК РФ
  • Наказание за преднамеренные действия по доведению до банкротства
  • Как доказать преднамеренность банкротства
  • Как производится экспертиза
  • Аннулирование сделок, заключенных несостоятельной фирмой или повлекших ее банкротство
  • Судебная практика наложения ответственности за предумышленное банкротство
  • Действия при отсутствии доказанных признаков составов преступления

Одним из видов финансовых правонарушений является преднамеренное банкротство, то есть умышленное ухудшение платежеспособности субъекта. За направленные на достижение этой цели деяния (действия или бездействия) в случае их выявления предусмотрена строгая административная и уголовная ответственность.

Следует проводить грань между умышленным и фиктивным банкротством. Первое состоит в доведении предприятия до состояния реального финансового краха, а второе выражается в создании лишь его видимости.

Чем преднамеренное банкротство отличается от фиктивного

И фиктивное, и умышленное банкротство по своей сути противоправны, но они различаются целями. Преднамеренное доведение до неплатежеспособного состояния юридического лица или гражданина (ИП) совершается чаще всего ради смены собственника. Общая схема аферы состоит в том, что активы субъекта, ставшего несостоятельным по причине преступных деяний менеджмента, за бесценок скупается лицами, так или иначе аффилированными с реальным виновником такого положения.

Кому выгодно преднамеренное и фиктивное банкротство

Целью фиктивного банкротства является, как правило, уход от долговых и фискальных обязательств. Бенефициар, в пользу которого выведены ценные активы, тщательно скрывает свой интерес, прячась за чередой фирм-прокладок. Предприятие реализует продукцию по заниженным ценам, демонстрируя в финансовой и налоговой отчетности убытки, дешево продает ценное оборудование и в результате объявляет о своей неспособности отвечать по денежным обязательствам. По закону банкрот получает право на прекращение начисления пени и штрафов. Затем начинается долгое арбитражное разбирательство.

Интерес руководителя, умышленно банкротящего возглавляемое им предприятие, может выражаться другими мотивами:

  • Стремление вывести из конкурентной борьбы соперника по заданию другого субъекта хозяйственной деятельности. В этом случае директор действует как внедренный враждебный инсайдер.
  • Выведение активов и имущества в пользу аффилированной с реальным собственником структуры. Старое предприятие объявляется безнадёжным дебитором, а бенефициар избавляется от накопившихся обязательств, начиная деятельность с чистого листа.

По отношению к субъекту хозяйствования преднамеренное разорение характеризуется намного более губительными последствиями, чем фиктивное. В результате целенаправленных действий фирма доводится до состояния реального краха, за чем чаще всего следует ликвидация. Речь идет не о выводе предприятия, хоть и незаконными методами, из стагнации, а о полном прекращении его существования.

Признаки и схемы преднамеренного банкротства

Преступления в сфере преднамеренного банкротства совершаются ограниченным количеством способов. Ничего принципиально нового мошенники изобрести не могут уже давно.

В знаменитой книге Марка Твена о приключениях Гекльберри Финна описана типичная схема, согласно которой два чернокожих жителя штата Миссисипи собрали у желающих обогатиться по несколько долларов, а вскоре сообщили пайщикам о том, что «банк лопнул», и они ничего не получат.

Преднамеренное и фиктивное банкротство юридического лица

На практике, доведение юридического лица до состояния банкротства реализуется путем проведения заведомо убыточных внешних сделок нескольких видов:

  • замещение имущества менее ликвидным, минуя договор купли-продажи;
  • реализация активов, без которых ведение основной деятельности становится невозможным;
  • взятие на предприятие необеспеченных имуществом финансовых обязательств;
  • покупка неликвидных активов;
  • передача активов третьим лицам на безвозмездной основе;
  • новация (в данном случае – невыгодная замена обязательств);
  • выдача векселей под приобретение имущества;
  • вексельные операции (акцепт, аваль, выдача и пр.);
  • принятие на предприятие долговых обязательств кредиторов по денежным обязательствам сторонних субъектов хозяйствования.

Каждая из вышеперечисленных финансовых операций характеризуется повышенной опасностью банкротства юридического лица или практически гарантированно приводит к нему.

Проявления умышленного доведения предприятия до неплатежеспособного состояния могут выражаться и внутренними факторами:

  • принятием руководителем или учредителем иррациональных управленческих решений;
  • неоправданным изменением объема выпуска;
  • реализацией коммерческого продукта в убыток;
  • закупкой комплектующих и сырья по завышенным ценам;
  • увольнением квалифицированных кадров;
  • созданием неприемлемых условий труда;
  • другими действиями, ухудшающими в итоге финансовые показатели.

Признаки преднамеренного и фиктивного банкротства существенно различаются. Юридическое или физическое лицо, пытающееся занизить свою платежеспособность и доказать невозможность удовлетворить требования кредиторов, на самом деле имеет средства, достаточные для погашения задолженностей, но скрывает это.

При преднамеренном банкротстве конечным бенефициаром выступает заинтересованный сторонний субъект, прикрывающий свою деятельность юридической отстраненностью.

Хозяйствующая единица, заявляющая о своей фиктивной несостоятельности, прячет средства, выведенные из доходной части бюджета, на принадлежащих ему тайных банковских счетах или переводит их на аффилированных с ним лиц, что облегчает определение его реального финансового положения.

Преступное банкротство физического лица

Обычный гражданин ни при каких обстоятельствах не заинтересован в собственном реальном разорении. Следовательно, преднамеренное банкротство в этом контексте нет нужды рассматривать.

Преступный замысел может состоять в создании у кредиторов и арбитражного суда ложного представления о платежеспособности должника (умышленном занижении ее уровня).

Согласно судебной практике, фиктивное банкротство физического лица реализуется следующими методами:

  • предоставление заведомо ложных сведений о финансовом (материальном) положении должника;
  • предоставление ложной или недостоверной информации о личности должника;
  • предоставление сфабрикованных документов;
  • заключение сделок по отчуждению личного имущества без купли-продажи в период, предшествующий началу арбитражного разбирательства;
  • снятие денежных средств с расчетных счетов;
  • взятие на себя финансовых обязательств третьих лиц;
  • другие действия, создающие видимость превышения расходов и долгов над доходами.

Правовые нормы и запреты, связанные с банкротством

В Уголовном кодексе Российской Федерации вопросам уголовно-правовых запретов, сопряженных с проведением процедуры банкротства, посвящены статьи 195–197, а также статья 198 (косвенно, в аспекте уклонения от налогов).

Напрямую преднамеренное криминальное банкротство рассматривается в статье 196 УК РФ. Первоочередным критерием определения степени виновности служит размер причиненного ущерба.

Реализация активов по заниженным ценам не квалифицируется как действие с целью преднамеренного банкротства, если доказано, что правонарушение совершалось ради личного незаконного обогащения. В этом случае лицу, управляющему предприятием, будет инкриминироваться хищение или растрата.

Основным критерием различия между растратой и преднамеренным банкротством служит согласие владельцев юридического лица на проведение подобной операции. Если его не было, то налицо факт хищения. Другой признак – доказанное намерение причинить организации ущерб, способный повлечь утрату платежеспособности.

Статьи УК РФ 195–197 являются бланкетными диспозициями, то есть юридическими нормами, отсылающими к Федеральным Законам 127-ФЗ «О банкротстве» и 40-ФЗ «О банкротстве кредитных организаций».

Что понимается под неправомерными действиями при банкротстве?

Правовые документы различают понятия «деяний с целью преднамеренного банкротства» и «неправомерных действий при банкротстве» по временному фактору:

  • Деяния с целью преднамеренного банкротства совершаются тогда, когда конкурсное производство еще не началось.
  • Неправомерные действия при банкротстве, рассматриваемые на основании положений статьи 195 УК РФ, производятся с целью искажения результатов экспертизы и следствия уже в период проведения процедуры банкротства.

В статье 197 УК РФ рассматриваются последствия фиктивного банкротства. Под таковым понимается ложное объявление о несостоятельности, совершенное с целью принуждения кредиторов к уступкам и получения преимуществ при выполнении фискальных обязательств.

Уголовно-процессуальные действия, в случае выявления криминальной природы банкротства, согласно части 3 статьи 151 УПК РФ находятся в компетенции следственных органов МВД либо других правоохранительных органов, если они первыми открыли делопроизводство.

Судебные разбирательства по фактам криминального банкротства производятся в районных судах.

Что такое неосновательное обогащение при банкротстве?

Во время процедуры признания банкротства и до ее начала, часто возникает путаница в хозяйственных отношениях. Иногда она проявляется в том, что несостоятельный субъект хозяйствования возвращает полную или частичную предоплату за неотгруженный товар (неоказанную услугу), но эта сумма затем фигурирует в исковом заявлении как составляющая нанесенного ущерба.

Возникает так называемое неосновательное обогащение предприятий-кредиторов. Обанкротившаяся фирма в суде оспаривает двойное взыскание с нее перечисленного ею платежа.

Квалификация преднамеренного банкротства по ст. 196 УК РФ

Статья 196 Уголовного кодекса Российской Федерации дает определение преднамеренного банкротства как деяния (действия или бездействия), заведомо влекущего утрату способности юридического или физического лица (в т. ч. индивидуального предпринимателя), в полном объеме отвечать по долговым обязательствам.

Наказание за преднамеренные действия по доведению до банкротства

За преднамеренное банкротство ст. 196 предусматривает наказание в виде административной и уголовной ответственности:

  • штраф на сумму 200 тыс.–500 тыс. руб.;
  • штраф в сумме дохода (зарплаты) за период от одного года до трех лет;
  • принудительные работы на срок до 5 лет;
  • лишение свободы до 6 лет плюс штраф до 200 тыс. руб. или в сумме дохода за срок до трех лет;
  • лишения свободы до 6 лет без штрафа.

Важным моментом при определении меры наказания является определение крупного ущерба (свыше 250 000 руб. на основании Постановления Правительства РФ № 855 от 27.12.04 г.)

Если преднамеренное банкротство не содержит признаки уголовного правонарушения, но им нанесен ущерб, виновные наказываются штрафом в размере:

  • 1–3 тыс. руб. – рядовые граждане;
  • 5–10 тыс. руб. – должностные лица на основании пункта 2 статьи 14.12 КоАП. Также в административном порядке к ним применяется такая мере, как дисквалификация на срок от 1 года до 3 лет.

Как доказать преднамеренность банкротства

Доказать умышленное доведение хозяйствующего субъекта до состояния неплатежеспособности во многих случаях не так просто, как может показаться. Указанные выше признаки и виды сделок, указывают на возможность целенаправленного банкротства, но не всегда однозначно его подтверждают.

Прямым доказательством может служить лишь совпадение нескольких факторов, и то далеко не всегда:

  • сделка совершена по бартеру или договору мены;
  • объективные доказательства целесообразности обмена одного актива на другой отсутствуют;
  • есть документальное подтверждение убыточности договора мены для предприятия-банкрота.

Доказать меньшую ценность приобретенного в результате сделки имущества часто бывает проблематично по причине отсутствия регламентированных методик определения ликвидности активов.

Вероятные виновники имеют возможность утверждать, что действовали из благих побуждений, а приобретенное имущество показалось им очень полезным. Нередки случаи, когда их выручают подельники, выражающие готовность приобрести спорные предметы по хорошей цене, и в этом случае судебное разбирательство просто прекращается.

Другая сложность возникает при попытке выявить заведомую невыгодность условий сделки, совершенной с имуществом обанкротившегося субъекта. Доказать злонамеренность вероятного виновника теоретически возможно только если будут представлены альтернативные варианты возможности более прибыльной продажи актива.

Лишь глубокое знание рыночной обстановки позволяет сделать подобное экспертное заключение. Преднамеренное доведение предприятия до неплатежеспособного состояния всегда можно оспорить, аргументируя действия спецификой актива (особенно если это какое-то уникальное средство производства, использование которого ограничено узким кругом потребителей). К тому же за время, прошедшее после заключения сделки, может существенно измениться конъюнктура.

В качестве причины продажи по цене ниже рыночной часто называется и срочное долговое обязательство, требующее немедленного погашения.

Ситуация, при которой реализуется актив, необходимый для ведения основной деятельности обанкротившегося предприятия, может объясняться руководством различного рода необходимостями и желанием сменить направление производства по причине его убыточности.

Причина (истинная или ложная) приобретения неликвидного актива объясняется тем, что эта сделка составляла единственную возможность взыскать безнадежную задолженность. Доказать полную бесполезность данного имущества не всегда просто.

То же касается новаций, объясняемых неумышленными ошибками менеджмента, заманчивыми процентными ставками и прочими преимуществами, обещанными, ожидаемыми, но в дальнейшем не сбывшимися.

Так как сами по себе факты бесхозяйственного отношения к доступным ресурсам трудно поддаются объективной оценке, следственные органы применяют экспертные методы.

Как производится экспертиза

Экспертиза преднамеренного доведения предприятия до банкротства основывается на методах экономического анализа его хозяйственной деятельности. Для ее проведения необходимо тщательное изучение финансовой и налоговой отчетности субъекта. Объективную информацию проверяющие органы могут почерпнуть из следующих источников:

  • первичная документация по долгам и кредитам предприятия;
  • регистры учета;
  • материалы аудиторских проверок;
  • другие данные, характеризующие деятельность предприятия, собранные за два года, предшествующие банкротству.

Проведение процедуры проверки невозможно без оценки не только различных экономических коэффициентов, но и их динамики (абсолютной и текущей ликвидности, обеспеченности собственными оборотными средствами, автономии, доли заемных средств в общем капитале, текущей платежеспособности, просроченной кредиторской задолженности, рентабельности активов и т. д.).

В конечном счете преступления, связанные с банкротством, раскрываются чаще всего по совокупности многих признаков, суммарно позволяющих сделать однозначный вывод о злонамеренности действий руководства предприятия.

Аннулирование сделок, заключенных несостоятельной фирмой или повлекших ее банкротство

В целях защиты прав кредиторов действуют законодательные нормы, позволяющие по решению арбитражного суда отменять заключенные хозяйственные соглашения обанкротившейся организации или признавать их изначально ничтожными (недействительными).

Правовые положения, служащие обоснованием этих юридических действий, делятся на общегражданские (ГК РФ) и специальные (комплекс законов и постановлений о финансовой несостоятельности).

Отмена заключенного соглашения в данных обстоятельствах возможна при соблюдении важнейших условий:

  1. Инициация процедуры признания предприятия банкротом начиная с этапа наблюдения.
  2. Заключение договора после начала банкротства до введения внешнего управления.
  3. Содержание договора, выражающее намерение вывести основные и оборотные фонды из конкурсной массы (произвести отчуждение имущества банкрота).

Это правило применяется к юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям.

Сделки, которые могут быть отменены, делятся на два вида (общие и специальные) в соответствии с законными основаниями, как это показано в таблице.

Обоснование Вид сделок Характеристика сделки
Гражданский кодекс РФ, статья 166 Оспоримые Превышены полномочия лиц, заключивших соглашение
У второй стороны отсутствует специальное разрешение
Вторая сторона признана ограниченно дееспособной
Сделка заключена под угрозой, в результате обмана и других незаконных действий.
Ничтожные Заключенные формально
Совершенные с целью сокрытия иных незаконных контрактов
Вторая сторона признана недееспособной
Закон о банкротстве 127-ФЗ Подозрительные Могут повлечь убытки организации-банкрота
Содержащие намерение получить привилегии Заключаются с целью отчуждения активов непосредственно перед банкротством или после начала процедуры признания несостоятельности

Недействительными могут признаваться не только разовые сделки, но и контракты, заключенные на длительный период и предусматривающие регулярность финансовых операций.

Не признаются недействительными договоры, обладающие некоторыми признаками оспоримых и ничтожных:

  • Заключенные на конкурсной основе и вторичные соглашения, направленные на исполнение обязательств, взятых по ним. Они могут быть отменены на основе ГК РФ по другим признакам, не связанным с банкротством одной из сторон.
  • При сумме контракта до 1% общей цены активов фирмы-банкрота, при условии долговременных договорных отношений контрагентов (аренда, лизинг оборудования, банковское обслуживание, ЖКХ и т. д.).
  • Если выручка за отпущенный товар значительно превышает полагающийся за него возврат.

Оспаривание договора производится в суде на основе иска о том, чтобы его признать необоснованным. Заявление подается кредиторами или независимым управляющим. Его форма сходна с обычным гражданским иском. Обосновывает свои претензии заявитель, прилагая копии документов, подтверждающих незаконность сделки.

Для оспаривания контрактов, совершенных обанкротившейся организацией, установлены сроки давности:

  • до десяти лет с даты заключения;
  • до трех лет от дня, когда независимый управляющий мог узнать о заключении соглашения.

Правовыми последствиями оспаривания сделки в суде может стать:

  • утрата договором юридической силы;
  • возвращение актива в состав конкурсной массы;
  • право требования контрагента к банкроту по поводу возврата его платежа.

Судебная практика наложения ответственности за предумышленное банкротство

Руководителей, решивших по различным мотивам довести предприятие до неплатежеспособного состояния, ждет суровая ответственность.

По обвинению в предумышленном банкротстве Курганским городским судом по статье 196 гражданин Б. приговорен в 2014 году к пяти годам лишения свободы и штрафу в 200 тыс. руб. Его подельник Д. осужден на 4 года со штрафом в 200 тыс. руб. по той же статье (ч. 5 ст. 33).

Кассационные жалобы с утверждениями о невиновности тщательно проверяются, но если они не находят подтверждения, приговоры остаются в силе. Так это произошло с делом гр-на П., осужденного по статьям 286 и 196 УК РФ, доводы которого были признаны необоснованными в 2017 году.

Есть множество других примеров, доказывающих, что при всей сложности сбора доказательной базы, преднамеренное доведение до банкротства чаще всего карается пятилетним сроком заключения плюс крупным денежным штрафом. Речь идет исключительно о руководителях предприятий, обладающих полномочиями для принятия управленческих решений.

Действия при отсутствии доказанных признаков составов преступления

Ситуация, при которой арбитражному суду не удалось доказать преднамеренность банкротства юридического лица или индивидуального предпринимателя, весьма распространена.

Если и оспаривание сделок не привело к эффективным результатам, кредиторам ничего не остается, как смириться со своими финансовыми потерями и действовать в соответствии с действующим российским законодательством.

В частности, следует помнить о субсидиарной ответственности лиц, контролировавших деятельность фирмы, утратившей состоятельность в результате их деятельности. Она несется каждым активным участником управленческого процесса. Иными словами, кредитор вправе подавать в суд на взыскание долга уже не с обанкротившегося предприятия, а с лица, контролировавшего его деятельность независимо от того, было ли банкротство умышленным или нет, на основании пункта 3 статьи 56 ГК РФ.

Своим имуществом за последствия допущенных ошибок отвечают руководители, учредители, собственники имущества фирмы-должника, а также члены управляющих органов и ликвидационной комиссии.

Статья 219. Доведение до банкротства

Доведение до банкротства, то есть умышленное, из

корыстных побуждений, иной личной заинтересованности или в интересах третьих лиц совершение собственником или должностным лицом субъекта хозяйственной

деятельности действий, повлекших устойчивую финансовую несостоятельность субъекта хозяйственной деятельности, если это причинило крупный материальный

ущерб государству либо кредитору, наказывается штрафом от пятисот до восьмисот не

облагаемых налогом минимумов доходов граждан или

ограничением свободы на срок до трех лет, с лишением

права занимать определенные должности или заниматься

определенной деятельностью на срок до трех лет.

1. Банкротство, несостоятельность являются внешним

признаком проявления неплатежеспособности и рассматривается как объективно существующее состояние, при котором конкретная хозяйствующая организация или индивидуальный предприниматель не могут удовлетворить

требования кредиторов. В данной статье речь идет о преднамеренном банкротстве, деянии, которое нарушает правильную, отвечающую законодательству, хозяйственную

деятельность, интересы государства и кредиторов.

2. Объективная сторона данного преступления включает деяния по умышленному созданию или увеличению

неплатежеспособности, преступные последствия в виде

крупного материального ущерба и причинной связи между ними. Умышленное доведение до банкротства может

совершаться различными деяниями, например путем заключения заведомо невыгодных, не соответствующих нормальной практике сделок; принятия на себя чужих долгов в качестве поручителя; уменьшения активов и др.

Размер крупного ущерба, причиненного данным преступлением государству или кредитору, раскрывается в

примечании к ст. 218 УК.

3. Субъективная сторона данного преступления характеризуется умышленной виной, прямым умыслом и специальной целью: корыстные побуждения, иная личная заинтересованнсть, интересы третьих лиц.

4. Субъектом преступления является владелец, должностное лицо субъекта хозяйственной деятельности или

гражданин — субъект предпринимательской деятельности.

Какую редакцию Закона о банкротстве применять?

В рассматриваемом деле Верховный Суд РФ в очередной раз обратил внимание на то, что при привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности применяются материально-правовые нормы, действовавшие на момент совершения ответчиками действий, которые вменяются им в качестве повлекших банкротство должника. При этом отмечено, что предусмотренное ст. 10 Закона о банкротстве в редакции Федерального закона № 134-ФЗ (действовал с 01.07.2013 по 28.06.2017) основание для привлечения к субсидиарной ответственности «признание должника несостоятельным вследствие поведения контролирующих лиц», мало чем отличается от предусмотренного ст. 61.11 Закона о банкротстве основания в виде «невозможности полного погашения требований кредитора вследствие действий контролирующих лиц». Соответственно значительный объем разъяснений норм материального права, изложенных в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» (далее — Постановление Пленума ВС РФ № 53), применяется и к ст. 10 Закона о банкротстве в редакции Федерального закона № 134-ФЗ.

Вопрос о том, какая редакция Закона о банкротстве применяется при привлечении к субсидиарной ответственности, возникает практически в каждом деле, поскольку действия, являющиеся основанием для привлечения к ответственности, как правило, совершались до вступления в силу гл. III.2 Закона о банкротстве. Применение судом неправильной редакции Закона впоследствии может привести к отмене судебного акта вышестоящим судом. В отличие от правил, посвященных составу субсидиарной ответственности, правила об исковой давности претерпевали изменения с принятием новых редакций. В частности, интересным является вопрос о том, какая редакция должна применяться в случае, если деятельность, являющаяся причиной банкротства должника, осуществлялась в период действия разных редакций Закона о банкротстве. В судебной практике нет четкой позиции по данной проблеме. С учетом того, что нормы, посвященные исковой давности, являются нормами материального права (см., например, Определение Верховного Суда РФ от 10.10.2019 № 303-ЭС19-7602), применению подлежат те правила о сроке, которые действовали на момент совершения действий, являющихся основанием для привлечения к субсидиарной ответственности, и суд должен применительно к каждому действию устанавливать, не истек ли срок исковой давности с учетом действовавшей редакции Закона о банкротстве. Вместе с тем на практике есть случаи, когда правила исковой давности были применены в редакции Федерального закона № 134-ФЗ, хотя деятельность осуществлялась в период действия редакции Федерального закона № 73-ФЗ, поскольку на дату, когда управляющий узнал о наличии оснований для привлечения к ответственности, действовали правила Закона о банкротстве об исковой давности в редакции Федерального закона № 134-ФЗ (см., например, Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 14.02.2019 по делу № А 71-7311 / 10), и препятствия для обращения с заявлением отсутствовали.

По данному вопросу существует и противоположная практика (см., например, Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 12.04.2017 по делу № А 79-5895 / 2014).

Недобросовестное поведение контролирующего лица VS неисполнение обязанностей арбитражного управляющего

В деле ООО «Управление Бизнес Системами» Верховный Суд РФ обратил внимание нижестоящих судов на то, что при применении условий презумпции наличия причинно-следственной связи между действиями контролирующих лиц и наступлением банкротства при отсутствии / непередаче управляющему финансовой и иной документации должника, существенно затрудняющей проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, необходимо обращать внимание на добросовестность как управляющего, так и контролирующего лица. В рассматриваемом деле руководитель не сообщил управляющему действительные причины непередачи документации, которая была изъята правоохранительными органами. В то же время конкурсный управляющий подал заявление о привлечении к субсидиарной ответственности, не предприняв всех возможных мер для самостоятельного получения этой документации.

В соответствии с позицией Верховного Суда РФ, изложенной в рассматриваемом деле, при изъятии документации управляющий, действующий добросовестно и разумно, должен обратиться в правоохранительные органы с требованием о выдаче копий изъятых документов, а при отказе — просить содействия в получении документации у суда. Если управляющий подает заявление о привлечении к субсидиарной ответственности, зная об изъятии документации, а руководитель не ссылается на изъятие правоохранительными органами документации, отвечая на запросы управляющего, заявляя об этом только в рамках спора, то суд должен исследовать причины такого поведения управляющего и руководителя.

На наш взгляд, в случае если управляющий подал заведомо необоснованное заявление о привлечении к субсидиарной ответственности и документация им не восстанавливалась, вследствие чего установить наличие оснований для привлечения к субсидиарной ответственности не представляется возможным, в удовлетворении такого заявления судом должно быть отказано. Действия арбитражного управляющего могут быть признаны недобросовестными и неразумными. Если срок исковой давности в дальнейшем будет пропущен (в отношении действий по пополнению конкурсной массы в связи с получением документов должника или повторному обращению с заявлением к контролирующему лицу о привлечении к субсидиарной ответственности), с него могут быть взысканы убытки.

Нижестоящие суды и ранее оценивали добросовестность действий руководителя и управляющего в случае изъятия документации.

Согласно сформировавшейся судебной практике бездействие управляющего, не принявшего меры к восстановлению документации должника, расценивается судами как неправомерное. При этом, по нашему мнению, управляющий должен провести работу по истребованию документации, в том числе и у контрагентов должника. В противном случае такое бездействие может быть признано неправомерным. В случае изъятия документации правоохранительными органами управляющий должен принять все меры для ознакомления с ней. При непринятии мер к восстановлению документации должника управляющий подает заведомо необоснованное заявление о привлечении руководителя к субсидиарной ответственности, и в таком случае презумпция наличия причинно-следственной связи при непередаче документации применяться не может, поскольку установить наличие ее условий не представляется возможным.

Новый критерий существенности убыточной сделки

Верховным Судом РФ сформулирован критерий существенности невыгодной сделки для целей привлечения к субсидиарной ответственности, определяемый путем сопоставления размера неудовлетворенных требований с размером потерь от невыгодной сделки.

Интересно, какая редакция должна применяться в случае, если деятельность, являющаяся причиной банкротства должника, осуществлялась в период действия разных редакций Закона о банкротстве

В соответствии с п. 23 Постановления Пленума ВС РФ № 53, для того чтобы презюмировать, что сделка довела компанию до банкротства, такая сделка должна быть одновременно значимой и существенно убыточной. В качестве критериев существенной убыточности названы существенное отличие стоимости сделки от рыночной в худшую сторону и утрата должником возможности продолжать осуществлять одно или несколько направлений хозяйственности деятельности, приносивших ранее весомый доход.

В комментируемом деле Верховный Суд РФ рассматривает существенную невыгодность сделки, по всей видимости, имея в виду существенную ее убыточность, выделенную в Постановлении Пленума ВС РФ № 53, и дополняет ее новым критерием — существенность произведенных контролирующим лицом манипуляций с конкурсной массой. Для определения наличия этого критерия необходимо сопоставить размер неудовлетворенных требований кредиторов с размером потерь от невыгодных сделок. Однако, на наш взгляд, определение существенности манипуляций с конкурсной массой свидетельствует скорее не о существенной убыточности как об одном из элементов причинившей вред сделки, а о самом причинении вреда имущественным правам кредиторов, поскольку убыточность сделки оценивается контролирующим лицом на момент ее совершения, тогда как критерий существенности вреда сделки в сравнении с конкурсной массой предполагает оценку этого вреда уже в ситуации банкротства.

Рассмотрим примеры судебных актов судов кассационной инстанции, в которых устанавливалось наличие вреда имущественным правам кредиторов от совершенной сделки.

В Постановлении Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 10.09.2019 по делу № А 75-3194/2017 в качестве таких сделок были названы действия по отчуждению активов должника, в том числе основного производственного оборудования балансовой стоимостью 11 000 000 рублей, по отчуждению транспортного средства, по необоснованному расходованию денежных средств. Как видно, суды учитывают балансовую стоимость отчужденного имущества при оценке того, был ли причинен действиями контролирующих лиц существенный вред имущественным правам кредиторов. Однако означает ли это, что при отчуждении имущества с небольшой балансовой стоимостью, являющейся незначительной по сравнению с размером неудовлетворенных требований, но значимой для осуществления должником своей основной хозяйственной деятельности, суд не признает наличие существенного вреда от такой сделки? На наш взгляд, в подобной ситуации устанавливать наличие критерия существенности произведенных манипуляций с конкурсной массой нецелесообразно и должен использоваться критерий утраты возможности совершать одно или несколько направлений своей деятельности. При этом в любом случае суды должны оценивать масштабы деятельности должника, стоимость его активов.

Показательна судебная практика о привлечении к субсидиарной ответственности по делам, в которых собственником имущества из хозяйственного ведения муниципальных предприятий изымалось имущество, необходимое для осуществления ими своей деятельности.

Например, постановлением Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 26.07.2016 по делу № А 17-6642 / 2011 оставлены в силе судебные акты, которым к субсидиарной ответственности привлечена Администрация Китовского сельского поселения Ивановской области за действия по изъятию котельной из хозяйственного ведения МУП, повлекшие прекращение его деятельности. Суд обратил внимание на то, что было изъято «необходимое для осуществления уставной деятельности имущество при осведомленности о большой кредиторской задолженности должника и отсутствии иного имущества для продолжения деятельности и расчетов с кредиторами».

Кроме того, необходимо учитывать наличие у должника активов для продолжения деятельности. Отказывая в привлечении контролирующего лица к субсидиарной ответственности, при оценке наличия существенного вреда правам кредиторов суды сравнивают цену сделки с рыночной, устанавливают наличие у должника активов даже в том случае, если должником отчужден единственно значимый объект. Так, в Постановлении Арбитражного суда Поволжского округа от 24.04.2019 по делу № А 12-32584 / 2016 суд установил, что цена по договорам существенно превышала рыночную, денежные средства, полученные по сделкам, использованы должником в его хозяйственной деятельности. В подобной ситуации, на наш взгляд, необходимо устанавливать, были ли предприняты контролирующими лицами фактические действия, направленные на обеспечение возможности продолжения должником своей деятельности. Так, в Постановлении Арбитражного суда Уральского округа от 29.08.2019 по делу № А 07-7055 / 2015 передача в аренду земельных участков, сельскохозяйственной техники, продажа скота квалифицированы как передача активов заинтересованному лицу в отсутствие экономической целесообразности. Судом установлено, что указанные действия привели к остановке хозяйственной деятельности должника.

В указанных выше делах рассматривались сделки, по которым имущество фактически выбывало из владения компании, что оценивалось судами на предмет причинения вреда имущественным правам кредиторов. Применительно же к деятельности банков более интересна судебная практика по кредитным договорам, в результате заключения которых не происходит фактического выбытия имущества должника, напротив — в имущественной сфере должника прибывает, но должник берет на себя обязательства по уплате процентов, возврату кредита. Суды при отсутствии доказательств недобросовестных действий при получении кредита (предоставление недостоверных данных о заемщике), при направлении полученных кредитных средств на текущую хозяйственную деятельность исходят из того, что кредитные договоры не могут считаться сделками, причинившими вред имущественным правам кредиторов, если их условия не отличаются от рыночных, а привлечение денежных средств связано с предпринимательской деятельностью должника и направлено на увеличение активов.

Тем не менее существует судебная практика, когда получение кредита даже в нарушение действующего законодательства (директор предоставлял недостоверные сведения о хозяйственном положении должника) признавалось не повлекшим банкротство.

Из содержания судебных актов по данному делу не определить, устанавливал ли суд наличие условий комментируемой презумпции, скорее всего, он просто установил, что указанные действия не являлись причиной банкротства.

Выдача поручительства за аффилированное лицо

Верховным Судом РФ высказана позиция о том, что выдача поручительства за аффилированное лицо (даже если размер активов меньше размера обеспеченного поручительством обязательства) не может быть основанием для привлечения к субсидиарной ответственности, так как при кредитовании группы лиц выгоду получают все ее члены. В рассматриваемом нами деле ВС РФ обратил внимание на необходимость установления того, обусловлено ли поручительство аффилированностью между основным должником и поручителем или некими иными причинами. При этом нельзя ссылаться на аффилированность, если контролирующее лицо осуществило недобросовестные действия по выводу активов поручителя, снизившие эффективность обеспечения. Таким образом, для того чтобы обосновать наличие условий комментируемой презумпции, необходимо привести доказательства, подтверждающие, что контролирующие лица действовали в ущерб интересам должника и его кредиторов, вследствие чего условия обеспечения значительно ухудшились.

Существует судебная практика, когда получение кредита даже в нарушение действующего законодательства признавалось не повлекшим банкротство

Судебную практику по вопросу квалификации выдачи обеспечения за аффилированное лицо можно считать уже сложившейся. Например, в Определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 15.02.2019 № 305-ЭС18-17611 (дело ООО «Гарант-Строй») по делу о включении в реестр требований из договора поручительства, признании недействительным договора поручительства Верховный Суд РФ указал на то, что для констатации сомнительности поручительства необходимо установить наличие недобросовестности, которая может выражаться в выводе активов, получении безосновательного контроля над делом о банкротстве, реализации договоренностей между поручителем и заимодавцем, направленных на причинение вреда имущественным правам кредиторов, лишение их части того, на что они рассчитывали и т.п. В иных случаях «действия, направленные на повышение вероятности возврата долга иным экономическим субъектом, сами по себе не могут быть квалифицированы в качестве недобросовестных», а структурирование отношений подобным образом является обычной практикой.

Интересно, что в деле ООО «Управление Бизнес Системами» Верховный Суд РФ указал, что любое производство о привлечении к субсидиарной ответственности за доведение до банкротства должно сопровождаться исследованием причин банкротства. Далеко не в каждом деле суды это устанавливают, хотя и на уровне окружных судов встречается позиция о необходимости исследования таких причин. Например, в Постановлении Арбитражного суда Московского округа от 05.09.2019 по делу № А 40-152006 / 2014 указано, что суды, сделав вывод о том, что сделка по отчуждению имущества должника не стала причиной объективного банкротства, поскольку должник продолжил осуществлять предпринимательскую деятельность до мая 2014 года, не установили причины, по которым должник утратил возможность осуществлять хозяйственную деятельность после указанной даты. Дело было отправлено на новое рассмотрение. Можно положительно оценить данные разъяснения, поскольку они должны ориентировать суды на более скрупулезное исследование хозяйственной деятельности должника в предшествующий банкротству период и исключать отказ в привлечении к субсидиарной ответственности по формальным основаниям без исследования действительных причин банкротства.

Таким образом, в деле ООО «Управление Бизнес Системами» Верховный Суд РФ не только подтвердил ряд уже сложившихся позиций применительно к привлечению к субсидиарной ответственности за доведение до банкротства, но и дополнил их новыми подходами.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *