Что значит частичная занятость

  • автор:

В каждом виде занятости организация труда людей может различаться различными организационно-правовыми формами и нормами регулирования продолжительности и режимов рабочего времени, а именно: регулярностью и стабильностью трудовой деятельности; месту выполнения работы; статусом деятельности.

Учитывая это обстоятельство выделяются формы занятости, которые, на наш взгляд, классифицируются по следующим признакам.

По формам организации рабочего времени различают полную и неполную занятость. Полная занятость — это занятость в течение полного рабочего дня (недели, сезона, года), которая приносит доход в нормальных для данного региона размерах. Неполная занятость — это занятость определенного лица или в течение неполного рабочего времени, или с неполной оплатой, или с неполной эффективностью. Выделяют видимую и невидимую неполную занятость. Видимая неполная занятость — это преимущественно статистическое понятие, которое можно непосредственно измерить с помощью данных о заработную плату, отработанный время или путем специальных выборочно обследований. Невидимая неполная занятость — преимущественно аналитическое понятие, отражает фундаментальное нарушение равновесия между рабочей силой и другими производственными факторами. Характерными признаками невидимой (скрытой) неполной занятости могут быть низкие доходы, неполное использование профессиональной компетентности или низкая производительность труда.

Гомельская дармоедская комиссия посчитала трудной жизненную ситуацию Марии Тарасенко, которая судится за право называться занятой в экономике. Домохозяйку из Гомеля освободили до конца года от повышенной оплаты коммунальных услуг. Но женщина останавливаться не собирается и хочет добиться, чтобы президентский Декрет №1 не действовал в отношении нее. История Марии Тарасенко может стать дорожной картой для тех, кто также не согласен считать себя тунеядцем.

4 апреля Мария Тарасенко получила официальное письмо за подписью заместителя председателя постоянно действующей комиссии в координации работы в содействии занятости населения при администрации Железнодорожного района Гомеля Надежды Куницкой. В нем чиновница сообщила, что Мария принадлежит к трудоспособным гражданам, не занятым в экономике, которые находятся в тяжелой жизненной ситуации. По этой причине, по утверждениям Куницкой, Мария Тарасенко освобождается от оплаты услуг с компенсацией затрат на горячее водоснабжение, газоснабжение и теплоснабжение на период с 1 января по 31 декабря 2019 года.

Фото Гомельская Весна

О том, что она сейчас не такая же гражданка, как те, кто ходит ежедневно на работу по найму, Мария Тарасенко узнала в январе, как раз в день рождения. Тогда ей позвонила мастер ЖЭУ и сообщила, что ее внесли в список «не занятых в экономике». Мария обратилась в соответствующую «дармоедскую» комиссию с требованием исключить ее из этого списка. Комиссия отказалась это сделать.

Сама Тарасенко считает себя занятой в экономике. Она покупает товары, потребляет услуги, платит при этом целый ряд косвенных налогов, оплачивает земельный налог, когда платит за жилье, добавляя свой вклад в денежные потоки в государстве.

В феврале Мария попыталась отстоять свое право через суд. Но суд Железнодорожного района Гомеля отказал ей в судебной защите, утверждая, что дела, касающиеся выполнения декрета президента, суд не рассматривает.
В марте Мария Тарасенко при поддержке юристов независимого профсоюза РЭП подала в суд Железнодорожного района иск о взыскании морального вреда за страдания, которые она терпит в связи с тем, что ее считают «не занятой в экономике». По утверждению правового инспектора профсоюза РЭП Леонида Судаленко, который помогает Марии защищать свои права, это делалось для того, чтобы все же «вытащить» комиссию в суд. Тогда суд первой инстанции отказал Марии в удовлетворении ее иска.

Мария Тарасенко и правозащитник Леонид Судаленко в суде. Фото Гомельская Весна

Через несколько дней Мария Тарасенко получила квитанцию ​​за коммунальные услуги, где стоимость горячей воды для нее был выше в 5,5 раз, чем та, которую государство выставляет не внесенным в списки «не занятых в экономике».

В то же время, Мария Тарасенко обжаловала отказ суда Железнодорожного района рассматривать иск об исключении ее из базы данных «не занятых в экономике» в Гомельском областном суде. Он на своем первом заседании не смог разобраться в юридических особенностях белорусской системы судопроизводства и предполагает продолжить рассмотрение на заседании, назначенном на 11 апреля.

В «дармоедскую» комиссию Железнодорожного района Мария представила документы, подтверждающие ее участие в экономике, а также медицинские справки о своих диагнозах и перенесенной операции. Что конкретно комиссия посчитала тяжелой жизненной ситуацией, чиновники не объяснили.

«Из списков «не занятых в экономике» меня так и не исключили и от повышенной оплаты коммуналки освободили только до конца года, а значит в следующем году ситуация может повториться. Поэтому останавливать свою борьбу я не собираюсь и буду добиваться исключения меня из базы данных «не занятых в экономике», – сообщила Мария Тарасенко.

Она призывает объединяться всех, кого власти посчитали гражданами хуже других и внесли в базу данных «не занятых в экономике», и вместе бороться против позорного декрета. Леонид Судаленко сообщил belsat.eu, что вместе с Марией Тарасенко, которая решилась защищать себя правовыми методами, начата стратегическая тяжба по отмене декрета. Предполагается создать общественное объединение, предварительное название которого «Не занятые в экономике». Цели – как непосредственная защита конкретных людей, так и полная отмена дискриминационного декрета.

Чтобы призвать тех, кого власти посчитали «не занятыми в экономике», к объединению и сообщить о методах защиты своих прав, в ближайшее время предполагается провести во всех райцентрах Гомельщины мирные собрания граждан в виде пикетов или шествий.

«Власть заявила, что в стране насчитали почти 500 тысяч «тунеядцев». Но где они? В Гомеле государственная пресса сообщает, что в комиссию обратились 15 человек. И всех их освободили от повышенной оплаты коммунальных платежей. Получается, что этот декрет – просто для устрашения людей», – говорит Леонид Судаленко.

Правозащитник говорит, что обращения к судьям, местным чиновникам, депутатам парламента, которые могут инициировать проверку конституционности декрета президента, пока не дают результата. Власти показывают, что единственно возможный вариант, который сработал с первой редакцией этого же декрета в 2017 году, – требовать своих прав громко и сообща.

Андрей Гаевой/АА, belsat.eu

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *