Что такое стагнация?

  • автор:

Стагнация простыми словами — это застой в экономике.

Стагнация (происходит от латинского Stagnum – стоячая вода) – депрессивное состояние экономики государства, в результате которого наблюдается застой и торможение или полная остановка в промышленном и сельскохозяйственном производстве, торговле. Обычно предшествует или сопровождает спад в стране.

Как определить наступление стагнации?

Характерными признаками стагнации являются:

  • Замедление экономического роста. Темпы производства остаются практически неизменными, что на фоне развития внешних экономических систем приводит к отставанию в развитии.
  • Деградация рынка занятости и трудоустройства. Из-за инфляции и других естественных экономических процессов экономика не может поддерживать себя в активном состоянии. Возникает отток капитала, состояние предприятий ухудшается, растет безработица.
  • Снижение уровня жизни населения. Происходит это не так резко, как при кризисе, но стабильно и неуклонно – обычные меры оказываются бессильны. Часто население замечает, что уровень жизни ухудшился, слишком поздно, когда стагнация уже переходит в кризис.

Почему возникает стагнация?

Предпосылками возникновения стагнации являются:

  • Отсутствие инструментов для регулирования и сдвига протекающих финансовых процессов в нужном экономическом направлении.
  • Ошибки властей и отсутствие внимания к предпосылкам начала стагнации.
  • Низкий уровень квалификации управленческих структур.
  • Высокий коррупционный уровень.
  • Нестабильность мировой экономики.
  • Чрезмерное усложнение и затягивание канцелярских процедур, проще говоря, бюрократизм.
  • Низкий уровень добычи ресурсов или опустошение недр.
  • Невнимательное отношение к науке — отсутствие поддержки со стороны государства.
  • Излишний консерватизм в управлении.

Какие виды стагнации бывают?

В экономике различают два вида стагнации:

  • Монополистическая стагнация

Появляется вследствие большой концентрации монополистических союзов в рамках национальной экономики. Подобная монополизация приводит к практически полному истреблению рыночной конкуренции, что и является причиной застоя.

Выход из стагнации возможен с помощью государственной финансовой и нормативно-правовой поддержки предприятий, которые составят конкуренцию монополистам, внедрения нововведений для повышения конкурентоспособности продукции и роста спроса на нее.

  • Переходная стагнация

Появляется вследствие смены экономической парадигмы, например, с административной на переходную.

Выход из данного вида стагнации сложен и возможен только в долгосрочном периоде — необходимо налаживание взаимосвязей с другими государствами, финансирование обновления основного капитала компаний, поддержка науки и развитие человеческого капитала.

Какие последствия имеет стагнация?

Основными последствиями стагнации являются:

  • снижение темпов производства и торгового оборота;
  • уменьшение деловой активности;
  • отток инвестиций;
  • инфляция;
  • рост безработицы;
  • снижение уровня жизни.

Если рассматривать стагнацию в общем виде, то она будет выражаться в виде нулевого роста ВВП.

Валюта государства, экономика которого находится в стагнации, неизбежно будет терять позиции из-за потери интереса инвесторов в таком активе. Поэтому показатели ВВП так активно просматриваются и отыгрываются на валютном рынке.

Что такое стагнация в экономике?

Стагнация — это отсутствие развития, застой. В широком смысле это слово может означать отсутствие прогресса в экономике, общественно-политической, культурной жизни. Термин происходит от латинского слова stagno — останавливаю, делаю неподвижным.

Стагнация в экономике — это долговременное отсутствие экономического роста. О стагнации говорят, когда ВВП в течение нескольких лет не растет совсем или растет незначительно.

В период застоя структура экономики не меняется, не происходит значимых нововведений, не внедряются достижения научно-технического прогресса. Производство и торговля не развиваются, зато растет явная или скрытая безработица, снижается уровень жизни.

Если стагнация сопровождается активной инфляцией, то есть обесцениванием денег, это называется стагфляция.

Стагнация, рецессия и депрессия — в чем разница?

Стагнацию не стоит путать с рецессией — снижением производства, и с депрессией — глубоким экономическим спадом. Стагнация — это отсутствие роста, а не экономический спад.

Какой именно экономический рост считать незначительным, точно сказать невозможно. Обычно специалисты полагают, что в развивающихся странах стагнация наступает, если экономика в течение нескольких лет растет менее чем на 2-3%.

Стагнация — застой в СССР

Пример стагнации в экономике — СССР конца 1970-80-х годов. После относительного успеха «косыгинской реформы» и «золотой пятилетки» 1966-70 гг. темпы роста советской экономики стали замедляться. С конца 1970-х темпы роста упали до 2,5-3% в год, свидетельствовала официальная статистика.

Производительность труда в промышленности и сельском хозяйстве была крайне низкой, росла скрытая безработица. Нарастал дефицит государственного бюджета. Ощущался острый товарный дефицит — нехватка продуктов, одежды и обуви, мебели, книг, бытовой техники и многих других вещей.

Отсутствие эффективных мер по спасению экономики в итоге привело к полномасштабному кризису — многие историки считают именно его главной причиной краха системы и распада Советского Союза.

Пустые полки в мясном отделе. 1990 год. Фото: Reuters

Однако термин «эпоха застоя в СССР» относится не только к экономике. Он описывает также кризис идеологии и однопартийной системы, застой в общественной и культурной жизни.

«Застойная яма». Есть ли стагнация в российской экономике?

Валовой внутренний продукт России в настоящее время растет медленно. По данным Росстата, в 2012 году рост ВВП России составил 3,7%, а затем начал замедляться. В 2013 году экономика росла на 1,8%, в 2014 году — всего 0,7%. В 2015 году ВВП упал на 2,5%, в 2016 и 2017 годах — вырос на 0,3 и 1,6%.

По итогам 2018 года Росстат отчитался о рекордном за последние годы росте — на 2,3%, писала «Российская газета». В этот официальный рекорд поверили не все экономисты.

Тем более что уже в первом квартале 2019 года темпы роста снизились до 0,5%, писал РБК со ссылкой на предварительную оценку Росстата.

Президент Владимир Путин в майском указе 2018 года поставил целью рост ВВП быстрее среднемирового (больше 3%).

В Минэкономики спрогнозировали, что в 2019 году экономика вырастет на 1,3%, в 2020-м — уже на 2%, а в 2021-м — на 3,1%. Однако мало кто считает, что есть основания для подобного оптимизма. Единственный фактор роста — наращивание государственных расходов на национальные проекты.

На этом фоне некоторые эксперты говорят о стагнации. «После Второй мировой войны у нас такого длинного периода в истории России, чтобы мы жили больше 10 лет с таким темпом роста экономики — 1%, — нет, — заявил в ноябре 2018 года глава Счетной палаты Алексей Кудрин. — Мы, в общем-то, попали в серьезную такую застойную яму, серьезную».

Алексей Кудрин и президент Владимир Путин. Фото: Пресс-служба президента РФ

Точного определения экономической стагнации не существует. Однако некоторые экономисты считают, что если ВВП страны с развивающейся экономикой растет менее чем на 2-3% в год в течение нескольких лет, то это означает стагнацию. Если исходить из такого подхода, то российская экономика и правда стагнирует, указывает экономический обозреватель Anews Александр Яковлев.

О стагнации говорят и другие важные макроиндикаторы — доходы населения, оборот розничной торговли и грузоперевозок, темпы строительства.

Плохо то, что если раньше импульс экономическому росту придавали высокие цены на углеводороды, то сейчас этого не происходит, добавляет аналитик Anews. В итоге получается, что страна уже не может выбраться из «застойной ямы» за счет сырьевой экономики.

Как бороться со стагнацией?

Экономисты предлагают различные методы борьбы со стагнацией — в зависимости от причин ее возникновения.

  • Повышение государственных расходов. Бороться со стагнацией можно, увеличивая государственные расходы и допустив постоянный высокий уровень дефицита государственного бюджета, предположил в 1930-х годах экономист-кейнсианец Элвин Хансен. По его замыслу, высокие госрасходы способны «разогнать» забуксовавшую экономику.

  • Научно-технический прогресс. Внедряя достижения науки и техники, можно снизить издержки производства и добиться интенсивного роста, полагают сторонники теории стагнации. Также в борьбе с застоем помогает инвестирование за рубеж, повышение покупательной способности населения.

  • Борьба с монополиями. Монополистическая стагнация возникает в отраслях, где действуют монополии — фирмы, не имеющие конкурентов и полностью контролирующие рынок. Монополии не заинтересованы в развитии производства, инвестициях, полной занятости и максимальной загрузке производства. Поэтому для борьбы со стагнацией необходимо бороться с монополиями, указывают экономисты.

Россия начинает счет «потерянным десятилетиям»

На прошлой неделе Минэкономразвития направило в правительство финальную версию своего макропрогноза на ближайшую бюджетную трехлетку. В предыдущей версии документа основные показатели были резко скорректированы в сторону ухудшения, и с тех пор они не изменились. В базовом сценарии на 2017 год ВВП вырастет на символические 0,2%, инфляция снизится до 4%, а курс рубля составит 67,5 руб. по отношению к доллару. Темпа роста (1% ВВП в год) удастся достичь только в 2019-м. Открытий в этих цифрах немного, но через них сформулирован диагноз российской экономики: затяжная инвестиционная пауза. Ее симптомы: нежелание экономических агентов вкладывать деньги в страну и переход населения на сберегательную модель поведения, а последствие — десятилетия тяжелейшего застоя.

За два года рецессии Россия прошла острую фазу спада, известную как «дно», но источники будущего роста найдены не были и не возникли сами собой. Другая разработка Минэкономразвития — три сценария социально-экономического развития страны до 2035 года — высвечивает эту проблему. Базовый и консервативный сценарии различаются несильно и сулят России 20 лет стагнации при среднем росте ВВП 1,8%, или 2% в год. С такой скоростью (1—2% в год) сегодня развиваются богатые страны вроде США, Великобритании или Франции, а среднемировые темпы экономического роста превышают 3% в год.

Если включить в расчеты недавнее прошлое, то прогноз МЭР означает как минимум три «потерянных десятилетия» подряд. Расклад крайне неприятный для любой страны, но в разной степени: так, Япония, попав в ловушку стагфляции в начале 1990-х, уже была одной из крупнейших экономик мира и остается ею 25 лет спустя, чего никак нельзя сказать о России. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, комментируя доклад МЭР о перспективах двадцатилетней стагнации, сообщил, что в отношении экономики у Кремля есть «скромные поводы для оптимизма».

Опасность положения России не в самих по себе низких темпах экономического роста, которые отражаются в изменении показателя ВВП. Ректор РАНХиГС Владимир Мау называет главным индикатором динамику краткосрочных инвестиций (рост ВВП можно раскрутить искусственно, например, напечатать денег и тем самым подорвать экономику в среднесрочной перспективе). Инвестиции в основной капитал в России затормозились еще до начала рецессии и не растут уже 4 года.

По прогнозам Минэкономразвития, этот показатель вернется на докризисный уровень только в 2021 году. Спрос на ликвидность в экономике отсутствует. В следующем году ЦБ впервые за 20 лет не получит прибыли от предоставления кредитов коммерческим банкам: денег на их балансе и так слишком много, в то время как надежных заемщиков, готовых вложить эти средства в реальные сектора экономики, критически не хватает.

Эти очевидные трудности не помешали чиновникам, собравшимся на форуме «Россия зовет» некоторое время назад, постановить, что новой моделью отечественной экономики должен стать инвестиционный рост. Минэкономразвития уже давно выступает в его пользу. Глава ведомства Алексей Улюкаев озвучил центральную проблему, которая стоит на пути к реализации плана: сбережений в экономике достаточно, но в инвестиции они все равно не конвертируются. В ЦБ считают, что инвесторов отпугивает высокая инфляция, и намерены снизить ее до 4%. Минфин занят коррекцией бюджетной политики. Сам Улюкаев заявил, что благоприятные условия для притока инвестиций в Россию уже созданы, они сформировались после девальвации рубля: это низкая стоимость российских активов при относительно высокой доходности и дешевом труде.

Не хватает лишь базовых гарантий стабильности со стороны государства. Возможно, при достижении целевых уровней инфляции и дефицита бюджета триллионы рублей, которые сегодня лежат на банковских счетах компаний, и иностранные инвестиции действительно хлынут в российскую экономику и ускорят ее рост до 4% ВВП к 2019 году (целевой сценарий Минэкономразвития). Впрочем, сам министр, как показывает пессимистичность базовых прогнозов его ведомства, не очень верит в то, что сбалансированные макроэкономические параметры — достаточное условие для привлечения капитала.

В то же время важнейшие причины испорченного инвестиционного климата России (будь то высокие политические и правовые риски или технологическая и инфраструктурная отсталость) власти практически не обсуждают. Инструменты экономической политики, которыми владеют МЭР, Минфин и ЦБ, не предназначены для решения этих проблем, но в обход добиться прогресса практически невозможно.

Экономист из МГУ Олег Буклемишев считает ключом к преодолению инвестпаузы радикальную либерализацию экономической деятельности. Ослабление госрегулирования показывает серьезность намерений государства и кардинальную перемену в отношении чиновников к бизнесу — это единственное, что может переломить негативные ожидания инвесторов. Но пока что МЭР надеется на «принуждение к инновациям» крупных госкомпаний и заморозку заработных плат населения, а по существу это означает плавную деградацию экономики.

В рамках инвестиционно-сберегательной модели есть одна мера, на которую власти готовы пойти ради спасения экономики: ограничение роста потребления и снижение доли заработной платы в ВВП. В МЭР еще год назад говорили о необходимости «ограничения консьюмеризма» среди российского населения. С этой задачей в правительстве справляются: несмотря на некие «поводы для оптимизма» и пройденное «дно», падение реальных доходов населения за последние три месяца в очередной раз обновило исторический максимум. Инвестклимат может улучшиться или остаться прежним, но экономика перестроится в любом случае, и благосостояние граждан в ближайшие 20 лет перестанет быть ее опорой.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *