Что делать с рублем сегодня

  • автор:

Переход России на рублевые расчеты со странами-партнерами

Размещено на http://www.allbest.ru/

Переход россии на рублёвые рассчеты со странами-партнёрами

Широкий переход к расчётам в рублях с торговыми партнёрами — давно назревшая тема, о которой активно заговорили на фоне кризиса в отношениях России и Запада.

Впервые идею об отказе от взаиморасчетов в долларах выдвинуло правительство КНР. Пекин достиг договоренности о расчетах в нацвалюте с Россией и еще тремя десятками стран с крупной экономикой. Москва стала активно поддерживать партнерскую финансовую политику Пекина, и Россия уже делает реальные шаги, чтобы в конечном итоге отвязать свою экономику от американской валюты.

Практика расчета в рублях применяется в торговле с Китаем и некоторыми странами СНГ. В планах России — перевести торговые отношения внутри ЕАЭС, а также с Индией и Латинской Америкой, Южной Кореей, с которыми сейчас ведутся активные переговоры по этому вопросу. Таким образом, поддерживая рубль, участники экономического союза сделают свои экономики независимыми от курса доллара и политических решений США.

В 2014 году была заключена первая в истории сделка по продаже энергоресурсов за рубли — нефтяной контракт Москвы и Минска. Получение выручки от экспорта в рублях будет способствовать увеличению объема оборота российского рубля на внешних торговых энергетических рынках, что должно стать дополнительным фактором для укрепления российской валюты.

Однако куда важнее политическая составляющая. Участники расчетов в нацвалютах исключают риски, возникающие из-за позиции руководства США по тому или иному политическому вопросу. Ведь сегодня любой долларовый платеж может быть заблокирован по решению Вашингтона.

Но несмотря на все это, мнения экспертов по этому вопросу расходятся, поэтому постараемся рассмотреть вопрос со всех сторон.

С технической стороны перейти с покупателями нашего экспорта на расчеты в рубли довольно легко и просто. Но возникают экономические вопросы выгодности данного действия. Покупатели находятся за границей РФ. Т.е. им придется покупать российские рубли за доллары, евро, юани, франки и т.д., уплатив комиссию за обмен. И здесь нет гарантий, что наши экономические партнеры готовы нести дополнительные транзакционные издержки. Кроме того, начало года весьма ясно показало нам, что курс рубля, в отличие от того же доллара и евро, например, нельзя назвать стабильным. Готовы ли такие дополнительные валютные риски нести как покупатели, так и продавцы? Однозначный ответ дать трудно.

Важно понимать и то, что цены на сырьевые товары (нефть, древесина, рыба и т.д.) формируются на мировых рынках в долларах и евро. Т.е. придется все равно сначала из доллара/евро переводить в свою национальную валюту, а потом еще и в валюту заключенного договора. Это довольно трудозатратный процесс, к тому же значения будут меняться со временем, точнее — ежесекундно, с изменением цены на бирже. Потому большинство договоров, даже если и станут рублевыми, отдельными пунктами будут ссылаться на мировые цены в долларах/евро.

Просто так взять и перевести цену в рубли нельзя, поскольку нефтяной рынок регулируется не отдельно внутри национальных рынков стран-добытчиков, а на мировом рынке.

Можно сказать, что каждая ситуация уникальна. И если всем сторонам договора выгодно переходить на расчеты в какой-то одной валюте, то почему бы этого не сделать. Такие ситуации встречаются на рынке. Однако если сработает хотя бы один из вышеописанных факторов, то в проигрыше может оказаться одна из сторон договора. И переход на альтернативные расчеты в таких ситуациях может быть затруднителен».

Целесообразность — придать силу российскому рублю, извлекать из продажи собственного сырья больше прибыли, учитывая то, что наше сырьё пользуется большим спросом на мировом рынке, снизить зависимость от иностранных прихотей. Чтобы достичь такой цели, мало объявить всем вокруг, что мы собираемся продавать им наши нефть и газ исключительно за наши же рубли. Нужно выстроить систему, при которой такая продажа для иностранных покупателей станет ещё и привлекательной.

Таким образом, путь к процветанию России — это национализация рубля, т.е. отвязывание его от мировых резервных валют.

Наша национальная денежная единица должна стать самостоятельной в полной мере и перестать быть зеркальным отражением чужого финансового мира. Первый шаг к этому — эмиссия рублей не под массу долларов, а под потребности нашей экономики. Россия эмитирует рублей столько, сколько природных богатств в рублевом эквиваленте имеется (разведано) на ее территории. выручка рубль кредитный валютный

Второй шаг — национализация ЦБ и изменение законодательства, , плюс — создание российской биржи, которая будет торговать нефтью только за рубли, начиная с внутреннего рынка. Сегодня даже если какое-то государство мира пожелает приобретать «чёрное золото» за российскую валюту, то вряд ли это просто у него получится. Такому государству придётся обменивать имеющиеся у него средства на рубли, теряя на транзакциях. Ведь счета в рублях сегодня вряд ли имеют страны, покупающие газ и нефть у России (зато счета в долларах они просто обязаны иметь по указке МВФ, в котором у США наибольшая доля). Значит, главная задача высокопоставленных российских экономистов состоит в том, чтобы иностранные покупатели российских углеводородов получили возможность расплачиваться с нами рублями, не только не испытывая проблем с наличием непосредственно рублей, но и сознавая, что это просто выгодно.

Третий шаг — торговля российскими товарами только за рубли. Здесь главное набраться терпения, отказаться от покупки российской нефти и газа невозможно, поэтому у «мирового сообщества» не будет другого выбора, кроме как перехода на рублевые расчеты.

Почему все хотят продавать все за доллары? Потому, что за них продают все мировые ценности. Начнем торговать в своей валюте, повысится и появится спрос на рубли. Вырастет курс. Рубли начнут покупаться в прок другими странами как они сегодня покупают доллары.

И еще один важный шаг к национализации рубля заключается в технологическом рывке. Однако, технологическое перевооружение России немыслимо без привлечения западных промышленников.

Что может сегодня привлечь западные технологии в Россию?

Только дешевизной природных ресурсов. Сегодня, в ситуации привязки к доллару, мы наоборот поднимаем цены для внутренних потребителей до уровня цены на мировом рынке. А надо делать с точностью наоборот. Дело в том, что сегодня сама добытая нефть и деньги, вырученные от ее продажи, становятся в итоге собственностью компании. А в бюджет поступают лишь налоги. Когда вся добытая в России нефть станет государственной, то само государство сможет определять цену на нее. Если внешняя цена (в рублях) зависит от мирового рынка, то цена внутренняя может быть ЛЮБОЙ. Вообще любой. Лишь бы покрывались издержки добычи и переработки нефти. А от прибыли государству можно и отказаться. Пока.

Потому, что оно призовет всех промышленников Запада строить у нас Заводы. Почему им будет работать у нас выгодно? А выгодно будет не только им. Выгодно работать в России будет всем, кто имеет или хочет построить у нас промышленные предприятия.

Следовательно, Четвертый шаг — сильное снижение цен на российские природные ресурсы для всех, кто будет развивать промышленное производство в России. Средством этого является реальное соблюдение статей Конституции о принадлежности содержимого недр всему народу, т.е. российскому государству.

Однако окончательно отвязать экономику от доллара в конечном счете должны простые предприниматели и потребители. Привлекательность американской валюты пока еще достаточно высока и предприниматели нередко предпочитают принимать на счета доллары. Поэтому, чтобы вытеснить доллар из оборота, необходимо повышать уровень доверия между рядовыми потребителями и бизнесменами.

Если следовать мировым трендам, смена мировой резервной валюты происходит каждые 50 лет, сейчас есть все предпосылки для того, чтобы американский доллар активнее терял свои позиции.

Но стоит понимать, что превращение рубля в резервную валюту с возможностью спокойно торговать чем угодно и в рублях, и в другой валюте — это серьезнейший процесс, который требует долгой институциональной и законодательной подготовки.

ЧТО НАМ ДЕЛАТЬ С ДЕНЬГАМИ

1. Изменить технологию денежного предложения, прекратив его привязку к приобретению долларов и связанных с ним евро и фунта. Эмиссию рублей следует вести не под покупку иностранной валюты, а под спрос на рубли со стороны российских хозяйствующих субъектов.

2. Перевести экспорт нефти, газа, других сырьевых товаров, а также военной техники на рубли. Последнее крайне важно для обеспечения национальной безопасности, так как все долларовые операции проходят через американские банки и легко контролируются спецслужбами США.

3. Заместить инвалютные займы государственных кампаний рублевыми кредитами через государственные коммерческие банки.

4. Выделить кредитные линии государствам СНГ на формирование рублевых валютных резервов.

5. Создать все необходимые технические условия для ведения рублевых счетов иностранными лицами, включая открытие корсчетов в рублях иностранными банками в российских коммерческих банках.

6. Сделать использование рублей более предпочтительным по отношению к инвалютным операциям, повысив резервные требования к российским банкам по инвалютным активам, которые должны быть выше, чем по рублевым.

7. Активизировать работу государственных институтов развития по кредитованию долгосрочных инвестиций в перспективных направлениях экономического роста.

8. Расширить число рублевых инструментов, принимаемых в залог под рефинансирование коммерческих банков, включив в них векселя платежеспособных предприятий, работающих в приоритетных направлениях формирования нового технологического уклада.

9. Форсировать завершение формирование Таможенного союза ЕвразЭС, дополнив его элементами платежного союза.

10. Перейти на торговлю с государствами СНГ, ЕС, Китаем, Индией, арабскими странами в национальных валютах.

Размещено на Allbest.ru

У рубля есть шансы вытеснить доллар и евро

В ближайшие несколько лет в мире по-прежнему будут господствовать доллар и евро. При этом «зеленый» останется более привилегированной и ведущей валютой, тогда как евро — ведомой.

К этому выводу пришли вчера участники Международного банковского клуба «Аналитика без границ», обсуждая злободневную тему «национальной и резервной валюты в международном обороте: мирное сосуществование или соперничество?». По мнению экспертов, сейчас евро раскачивают два обстоятельства: поведение доллара и предбанкротное состояние Греции, Португалии, Испании. Впрочем, «упасть» евро из-за этой троицы в финансовом конгломерате из 16 стран Европейский центральный банк вряд ли позволит, убежденно отметили участники дискуссии. Косвенно поддержит своего собрата и доллар. Руководитель Центра денежно-кредитных и валютно-финансовых проблем Института Европы РАН Анатолий Бажан пояснил, что доллар с его поразительной устойчивостью, несмотря на дефицит платежного баланса на мировом валютном рынке, поколебать не удастся. «Чтобы оставаться крупнейшей могущественной державой, чья финансовая мощь держится на долларе, США до последнего будут препятствовать реформированию мировой валютной системы, созданию международных мультивалютных расчетов», — уверяет Бажан. Кроме того, по его словам, разговоры об утверждении единой мировой валюты в лице СДР при Международном валютном фонде, в котором роль главного акционера играют США, — вообще не реальны.

Как же при таком раскладе действовать другим странам, которые стремятся проводить самостоятельную политику и расчеты в национальных валютах? Ответ Бажана прост: способствовать процессам вытеснения евро и доллара из мирового валютного оборота. И эти процессы, по его данным, уже идут. Есть проекты по созданию коллективных валют в Азии, Африке, Латинской Америке. России тоже надо в них участвовать. Уже три года обсуждается идея о создании в Москве международного регионального финансового центра и использования рубля в качестве региональной, а впоследствии и мировой резервной валюты. Но на деле это мало что значит, констатировал Бажан. Прежде всего не способствует этому сама российская денежная кредитная политика, которая поддерживает доллар и зажимает рубль, толкая российские компании и корпорации к использованию иностранных кредитов. Единственный позитивный фактор со стороны Центробанка РФ по приближению к заветной цели — это снижение доли доллара в международных резервах России. Обнадеживающим также выглядит и растущее влияние рубля в странах СНГ и ЕврАзЭС при расчетах. В этих расчетах рубль занимает уже 50 процентов, а доллар «всего» 46 процентов, уточнил Бажан. Эту позитивную, на его взгляд, тенденцию надо поддерживать и с помощью льготных кредитов, и налоговых преференций для тех стран, которые пользуются рублем.

Оптимизма о роли и месте рубля на валютном рынке прибавили и представители Национальной валютной ассоциации и Международной межбанковской валютной биржи. Так, по данным члена совета Национальной валютной ассоциации Дмитрия Пискулова, оказывается, рубль пользуется популярностью уже среди 50 из 1000 глобальных банков и инвестиционных компаний, работающих на лондонской, нью-йоркской, азиатской валютных биржах. Правда, в основном рубль участвует в различных сложных финансовых инструментах. Рублей при этом в день обменивается примерно на 10-12 миллиардов долларов. Порадовала собравшихся и представитель ММВБ Виктория Мишина, уточнив объем сделок за рубли между странами ЕврАзЭС на своей бирже — 54 процента. Хорошие предпосылки для становления рубля в межрегиональных расчетах создают, по сводкам Мишиной, мигранты. Сегодня почти половина денежных безналичных переводов из России в страны СНГ идут именно в рублях — 45 процентов. В долларах — 53 процента, в евро — 2 процента, привела статистику Мишина. «Это отправная площадка, с которой можно проводить целенаправленную работу по расширению использования рубля и формированию в России международного финансового центра», — подчеркнул вице-президент Ассоциации российских банков Олег Прексин.

Отдельно на «круглом столе» звучала тема китайского юаня. Участники дискуссии в основном пытались ответить на два вопроса — будет ли Китай с его долларовыми запасами пытаться обвалить доллар и, главное, когда юань станет третьей международной резервной валютой. И каковы перспективы расчета России и Китая в своих национальных валютах? Что касается первого вопроса, то здесь участники «круглого стола» остановились на том, что, во-первых, Китай не заинтересован в обвале доллара. Во-вторых, Китай не пойдет на растворение юаня, ни в какой коллективной валюте. Укрепление юаня в Поднебесной связывают с модернизацией собственной экономики. А ответ на второй вопрос дала зав. кафедрой международных валютно-кредитных и финансовых отношений финансовой академии Ирина Ярыгина. По ее словам, Китай сегодня заинтересован и готов рассматривать с Россией вопрос о создании совместных финансовых институтов. Пока же в основном в рублях и юанях ведется теневая торговля, а все полученные миллиарды рублей китайцы тратят на вывоз контрабандой российского леса, заключила Ярыгина. Этот процесс, кстати, по ее словам, обладает всеми характеристиками, которыми должны обладать резервные региональные валюты. Рубль используется как средство накопления, как средство платежа при торговом обороте. Рынок прокладывает «народную тропу», и ее нужно сделать легальной — единственное, что могли посоветовать правительству участники дискуссии.

Условная единица: что стоит за обвалом рубля

Валюта, за которой стоит сильная экономика, переживет любой кризис

Американская народная мудрость гласит: «То, что взлетает, должно упасть». Еще недавно доллар был королем обменных курсов, находясь на самой высшей точке за последние три года. Но проклятый коронавирус добрался и до гринбэка: валютные трейдеры поняли, что внеочередное снижение учетной ставки Федеральной резервной системы (Центробанка США) — это только начало, и Федрезерв будет и дальше понижать ставку, чтобы не допустить «коронавирусной» рецессии. Трамп уже во весь голос выражает недовольство в адрес главы ФРС Джерома Пауэлла: медленно и мало, мол, снижает ставку. Значит, американские ценные бумаги будут дешеветь, поэтому доллары надо продавать. И курс доллара пошел вниз.

Пошел, но не шибко. Никакого сравнения с падением российского рубля, к которому больше подходит слово «обвал». Но и этот обвал, в свою очередь, невозможно сравнить с тотальным обесцениванием российской валюты после распада СССР. Тогда все мало-мальски серьезные расчеты производились не в рублях, а в долларах, цены указывались в «у.е.», а народ шутил на злобу дня: «Каково соотношение доллара, фунта и рубля?» — «Доллар стоит фунт рублей». Аббревиатуру «у.е.» расшифровывали как «унылые ежики». Не дай бог, чтобы вернулись эти времена.

Нынешнее падение доллара подстегивают, помимо коронавируса, экономика и политика США. Экономика — в том плане, что ряд показателей указывает на приближение экономического спада. Политика выражается в неопределенности, исходящей от Трампа лично и от его администрации в целом. Если Трамп заявляет, что Америка лучше всех в мире борется с коронавирусом (что абсолютно не соответствует реальности), вице-президент Пенс и вся президентская рать вслед за ним превозносит ситуацию в Америке.

Вернемся к деньгам: в лихую годину они, как оказывается, лучше должны быть чужими, а не отечественными. Россияне стоят в очередях, чтобы обзавестись подорожавшей «вражеской» валютой в преддверии дальнейшего обесценивания своей, российской. А граждане «вражеских» стран, наоборот, перекладывают денежки (если у кого-то они есть в товарном количестве) из долларов, евро и фунтов стерлингов в швейцарские франки и японские иены — у инвесторов они считаются более «тихой гаванью», чем три главные валюты.

Жителям более стабильных стран, которых родная власть не кидала, не обувала и не разводила на деньги с помощью грабительских реформ, нет необходимости заготавливать впрок чужую валюту. Фунт стерлингов то в полтора раза дороже доллара, то почти вровень с ним; евро тоже — то отрывается от доллара, то опять падает почти до его уровня. Но европейцы не озабочены обменом максимально возможных сумм: курсовые колебания приходят и уходят, никакой драмы в этом нет. Ну, если кто-то собирается, допустим, ехать из Германии в Америку, а доллар проявляет тенденцию к удорожанию, этот кто-то может пойти в банк и купить несколько сотен долларов за свои евро. А так — зачем? Само устаканится.

К большому сожалению, с российской колокольни приходится смотреть не в сторону Германии, а туда, где бурлит нестабильный «третий мир», — происходящее там ближе к российским реалиям. Валюты развивающихся стран подлетают, падают, звенят, затихают — как в игре в расшибалочку. Выигрывает всегда самый крутой пацан двора — местный диктатор, а все остальные в пролете.

Яркий пример — доллар Зимбабве, который стараниями Роберта Мугабе (бывшего революционера, ставшего пожизненным диктатором) в 2009 году вообще перестал существовать. Это произошло после того, как гиперинфляция достигла астрономической цифры — 500 млрд процентов! «Революционер» Мугабе тогда перевел Зимбабве на «империалистическую» валюту — доллар США. Но даже это не спасло страну от экономического коллапса, а Мугабе — от ухода в отставку не по своей воле. В этой африканской стране, которая в колониальные времена называлась Южной Родезией, остро не хватало иностранной валюты в денежном обороте. Правительство выпустило приравненные к деньгам облигации, но народ их игнорировал, требуя за товары и услуги настоящие деньги — доллары, евро или хотя бы южноафриканские ранды. Год назад власти Зимбабве ввели новую национальную валюту, но население тоже не считает ее «настоящими деньгами» и тянет руку за чужими дензнаками.

Другой замечательный пример — венесуэльский боливар (тоже «революционная» валюта), который обесценился так, что теперь годится только как цветная бумага для изготовления сувениров. В пограничных с Венесуэлой городах Колумбии, сообщает телеканал Fox News, уличные торговцы предлагают кошельки, портмоне и дамские сумочки, сшитые из венесуэльских боливаров. Кошелек для монет изготовляется из 70 купюр, бумажник — из 100, а сумочка — из 1200. Достоинство купюр большой роли не играет — в Венесуэле можно за бесценок купить любые. Венесуэльцы расплачиваются друг с другом натурой — продуктами, лекарствами, одеждой, или иностранной валютой. В чужой валюте осуществляется 64% взаиморасчетов, как сообщало недавно агентство Bloomberg. Львиная доля всех платежей — 56% — приходится на доллары США. Венесуэльским «революционерам», как и их африканским собратьям, пришлось полюбить «вражескую» валюту…

А в наших палестинах… Официальный курс рубля по отношению к доллару, установленный Банком России на 13 марта, оказался на 16,4% ниже по сравнению с началом года. Соотношение рубля и евро за этот период ухудшилось на 17,1%. Самые большие потери рубль понес в паре с японской иеной — 20,2% с начала этого года.

Даже по отношению к китайскому юаню рубль обесценился с начала года на 16,1%. Курс юаня, в отличие от рубля, мало изменился по отношению к ведущим мировым валютам. Почему? Потому что китайская экономика не зависит от продажи сырья и энергоресурсов, как экономика РФ. Китай поставляет продукцию своего реального сектора на внешние рынки, имея при этом положительный баланс в торговле с США и другими странами.

Краткосрочного спада Китаю не избежать — в КНР находится эпицентр глобальной пандемии коронавируса. Принятые там драконовские меры борьбы с инфекцией остановили многие предприятия, и по итогам первого квартала, как пишет Financial Times, ожидается нулевой рост китайского ВВП или его сокращение. А потом — медленное выздоровление второй по величине экономики мира, поскольку она очень сильно завязана на первую экономику — США — и страны Европы. Европе, говорят экономисты, рецессия гарантирована, а США тоже балансируют недалеко от грани экономического спада. Коронавирус для финансовых рынков — серьезный тормоз, недаром Уолл-стрит так нервно реагирует на новости о пандемии, обрушивая индекс Доу-Джонса на 1500–2000 пунктов в день.

Дела обстоят еще хуже в Японии: там в 4-м квартале минувшего года ВВП сократился в годовом исчислении на 7,1%, и приход рецессии считается неизбежным. Но японская иена при этом пользуется повышенным спросом. Наверное, потому, что учетная ставка Банка Японии уже ниже плинтуса и дальше понижаться не будет. Значит, можно покупать японские ценные бумаги. За которыми — и это важнее всего — стоит сильная, диверсифицированная экономика. У нее, как и у всякой экономики, бывают свои подъемы и спады, ее финансовый руль — центробанк — не всегда направляет ее в верное русло, но это третья по ВВП экономика мира, ее автопром и судостроение, электроника и химическая промышленность, производство станков и сельское хозяйство дают национальной валюте мощную опору.

Но правительство Японии, равно как и Швейцарии, совсем не радуется тому, что их валюта растет в цене. Это вредно для экспорта, и власти пытаются с помощью валютных интервенций (или словесных предупреждений) сбить курс своей валюты. За что Вашингтон грозит им пальцем: мол, мы вас запишем в валютные манипуляторы…

А рубль… Подпереть бы его мощной экономикой, но она мощной никак не становится. Причины известны, что надо делать — тоже понятно, но — ни с места. Такие вот валютные дела.

Читайте также: Мишустин заявил о «новой экономической реальности»

Илья Бараникас

Рубль рухнул. Что нужно знать, если не хотите потерять свои деньги

Что произошло

Курс рубля по отношению к доллару и евро обвалился. Резкое падение началось 9 марта. Утром 10 марта, когда открылась Московская биржа, доллар стоил 72,17 рубля, евро — 81,93 рубля. В течение дня курс то поднимался, то снижался. На 11 марта Центробанк установил Официальные курсы валют на заданную дату, устанавливаемые ежедневно для них цену в 72,02 и 81,86 рубля соответственно.

Примечательно, что до скачка динамика цен на валюту также была неприятной. 7 марта один доллар стоил 67,5 рубля, а ещё 7 февраля — 62,8. Минимум 2020 года зафиксирован 14 января — 60,95 рубля. С евро похожая история: 7 марта за него давали 75,85 рубля, 7 февраля — 69,08.

Сейчас читают 🔥

  • 3 сайта для того, чтобы взглянуть на курс валют (и не только) и расслабиться

Почему так произошло

На курс валюты повлияло резкое падение цены на нефть. В ночь на 9 марта стоимость марки Brent снизилась на 31% и достигла 31,43 доллара за баррель. В последний раз такое случалось в 2004 году. Это последствия несостоявшейся сделки ОПЕК+.

1 апреля истекает соглашение об ограничении добычи нефти. В начале марта на саммите ОПЕК крупнейшие нефтедобывающие страны собирались договориться о дополнительном снижении объёмов добычи топлива ради поддержания более высоких цен. Однако Россия не согласилась на это, и рынок моментально отреагировал.

Ещё один фактор — эпидемия коронавируса, из‑за которой сократились объёмы потребления нефти.

Эксперты — настоящие и диванные — строят теории, почему так произошло. Обычным людям гораздо важнее понять, чего ждать и что делать с деньгами.

Что будет дальше

Никто точно не знает, просто потому что это невозможно.

Мировые финансовые и товарные рынки находятся в стрессовом состоянии. Общие настроения определяют динамика эпидемии коронавируса в мире и ценовая война между основными производителями нефти. Первый фактор влияет на уровень риска. Традиционно, если риски растут, это плохо для валют развивающихся рынков, в том числе и для рубля. Второй фактор вообще для России является определяющим многие экономические и финансовые параметры.

Олег Богданов, ведущий аналитик QBF

Ситуация выглядит не очень позитивно. Ранее снижение цен на нефть и, соответственно, падение рубля заканчивались кризисом. Аналитическое кредитное рейтинговое агентство считает Индекс финансового стресса АКРА для России , что такой сценарий вероятен.

При этом сейчас российский бюджет лучше защищён от низких цен на нефть, чем раньше. Минфин уже объявил Информационное сообщение. О механизме бюджетного правила при снижении цен на нефть ниже базового уровня о продаже валюты, чтобы скомпенсировать падение цены на нефть ниже порогового значения в 42,4 доллара за баррель. Эта мера позволит компенсировать доходы, недополученные из‑за низкой стоимости топлива. Кроме того, зарубежных продуктов стали ввозить меньше За последние 5 лет Россия сократила импорт продовольствия на треть , в том числе благодаря пресловутому импортозамещению.

Однако, даже если без чудовищного кризиса удастся обойтись, негативный эффект всё равно будет. Могут вырасти цены — преимущественно Дорого, небогато: как новый курс рубля скажется на ценах и инфляции на детские товары, одежду и обувь, электронику и бытовую технику, лекарства.

Насколько сильно и как долго это всё будет продолжаться — зависит от цен на нефть и распространения коронавируса. Американский банк Goldman Sachs предполагает Next six months likely ‘painful’ for oil, says Goldman Sachs’ Jeffrey Currie , что проблемными будут следующие полгода. И нефть за 30 долларов входит в этот сценарий. Но если эпидемия коронавируса пойдёт на спад, то ситуация может исправиться гораздо быстрее.

Курс валют, соответственно, будет зависеть от этих событий.

Думаю, и цены на нефть, и коронавирус — это некраткосрочные темы. В ближайшие три месяца они останутся в силе. Поэтому рубль будет снижаться к основным валютам. Можно допустить, что при падении цен на нефть до 30 долларов за баррель стоимость доллара сохранится на уровне 75–77 рублей, а при снижении до 25 — 82–85 рублей.

Олег Богданов

Если в ближайшее время ситуация не начнёт выправляться, мы сможем увидеть доллар в коридоре 75–79 рублей. Скорее всего, после 80 рублей вмешается Центробанк и своими интервенциями приведёт падающий рубль в чувства. Но пока эта мера явно преждевременна.

Игорь Файнман, финансовый советник

Что делать

Со сбережениями

Для начала — не паниковать. Новости и всеобщие истерические настроения, конечно, затрудняют этот процесс. Но, возможно, в действительности для вас пока всё не сильно изменилось. По опросам Сбережения россиян , у 65% российских семей нет сбережений. Если вы относитесь к большинству, вы не могли купить валюту по низкой цене, потому что вам было не на что это делать.

На вас отразится увеличение цен из‑за изменения курса валют. Но сделать с этим вы ничего не можете. Так что стоит ли из‑за этого нервничать? Решайте проблемы по мере их поступления.

Если у вас есть сбережения, важен их размер. Банковский депозит на одного россиянина в среднем равен Размер среднего депозита россиян составил 200 тысяч рублей 200 тысячам. Если бы вы успели купить доллары по 60 рублей, то сейчас бы они стоили на 36 тысяч дороже в рублёвом эквиваленте. Сумма приятная, но не головокружительная.

Когда справились с паникой, можно подумать и о дальнейших действиях.

1. Рублёвые сбережения

Если у вас нет машины времени (а тогда было бы лучше отправиться в 2012 год и купить доллар ещё по 30 рублей), повремените с покупкой валюты.

Доллары покупать уже поздно. Это нужно было делать в январе, когда все трубили о дедолларизации.

Игорь Файнман

Несмотря на то что рубль может падать и дальше, возможен и обратный процесс. Так что есть риск купить валюту на пиковых значениях, а потом не продать её даже по этой цене. Впрочем, финальное решение остаётся за вами, просто помните о рисках.

2. Валютные сбережения

Пока обладатели рублёвых заначек нервничают, владельцы долларов и евро потирают руки. Их сбережения выросли, и для них это шанс продать валюту значительно дороже цены покупки. Делать это можно, но без лишней спешки.

Самым оптимальным будет разделить ваш валютный актив на 10 частей и продавать его постепенно с повышением курса. Так вы получите наиболее эффективную среднюю цену продажи.

Игорь Файнман

Но можно и ничего не делать, особенно если вы далеки от игр с курсами. Ваше положение в текущей ситуации выглядит вполне благополучным.

С акциями

С ценными бумагами зарубежных компаний всё понятно: если и есть причины переживать, то они не связаны с курсом рубля. Гораздо интереснее, как быть с акциями российских организаций. Эксперты считают, что здесь можно неплохо заработать, когда паника немного уляжется.

Когда истерия закончится, покупка подешевевших акций российских компаний может принести вам не только спекулятивный доход на росте, но и хорошие дивиденды за 2019 год.

Игорь Файнман

Если акции у вас уже есть, пока лучше не совершать резких движений и дождаться прекращения истерики. Или, как и с долларами, совершать резкие движения, но помнить о рисках.

Чего не делать

Спускать бездумно все сбережения

Одно дело, если вы планировали купить дорогостоящий импортный товар. Вполне возможно, что вы успеете сделать это, пока ценники в магазинах ещё не переклеили. И совсем другое, когда вы в панике тратите все деньги. Во‑первых, вы становитесь обладателем кучи ненужных вещей. Во‑вторых, если кризис всё же разразится, у вас не будет денег, чтобы переждать сложный период.

Поддаваться спекуляциям

Панические настроения — это ещё и возможность заработать на тех, кто потерял способность здраво оценивать ситуацию.

10 марта банки активно предлагали подать заявление на ипотеку, чтобы зафиксировать низкий процент. Этот маркетинговый ход носит манипулятивный характер: объективных причин для резкого подъёма ключевой ставки у ЦБ пока нет.

Игорь Файнман

Так что, если вам свойственно поддаваться эмоциям, постарайтесь взять себя в руки и успокоиться.

Что будет с рублем и экономикой России из-за обвала цен на нефть

Как долго нефтяной рынок будет на дне

Пока не ясно, сколько продлится период, когда цены на нефть будут ниже $40. Но аналитики считают, что на этот раз он может затянуться как минимум на несколько месяцев. Американский банк Goldman Sachs 8 марта опубликовал прогноз, согласно которому Brent будет стоить в среднем лишь $30 в апреле—сентябре 2020 года. Ценовая война России и Саудовской Аравии друг с другом и против американской сланцевой нефти может продлиться по крайней мере несколько месяцев, и Brent наверняка протестирует уровни января 2016 года — $30 и ниже, написал в обзоре глава аналитической компании Macro-Advisory Ltd Крис Уифер.

«Скорее всего, в диапазоне $30–40 мы проведем пару месяцев. Но к концу марта будет видно, кто и как будет наращивать добычу по факту», — сказал РБК аналитик IHS Markit Максим Нечаев.

На рынке сложилась редкая комбинация факторов — шок со стороны предложения (рост нефтедобычи), обратный шок со стороны спроса (снижение потребления из-за коронавируса) и отсутствие на рынке «стабилизирующего производителя» (swing producer), написал в Twitter Боб Макнэлли, основатель американской консалтинговой компании Rapidan Energy, специализирующейся на энергорынках. Последний раз такое «ужасное сочетание» было в начале 1930-х годов, на фоне Великой депрессии, и тогда цена нефти обвалилась до «центов за баррель», указал он.

Если вспышка коронавируса пойдет на спад, цены могут быстро скорректироваться и снова превысить $50 за баррель, однако если увеличатся риски глобальной рецессии, то цены останутся низкими, в районе $30–40, говорит старший аналитик «БКС Премьер» Сергей Суверов.

Когда Минфин начнет продажи валюты

Минфин, несмотря на выходной, уже сделал заявление, что начнет продавать валюту из резервов, поскольку нефтяные котировки опустились ниже заложенной в бюджете цены отсечения $42,4 за баррель по Urals. В понедельник дисконт российской нефти Urals к мировому сорту Brent превысил $3. В марте Минфин планировал закупить на рынке около $2 млрд иностранной валюты, но ЦБ 9 марта решил временно прекратить покупки валюты, осуществляемые в интересах Минфина.

С апреля ЦБ, скорее всего, начнет продажу валюты, если нефть Urals не восстановится хотя бы до $42,4 за баррель, отмечает в своем Telegram-канале директор аналитического департамента «Локо-Инвеста» Кирилл Тремасов.

По текущей конструкции бюджетного правила расчет операций производится исходя из планируемой цены на нефть, а не фактической. «Естественно, они могут мгновенно отреагировать, скорректировав прогноз по цене нефти», — утверждает экономист «Ренессанс Капитала» по России и СНГ Софья Донец, допуская, что продажа валюты может начаться уже во вторник, 10 марта.

Грозит ли что-либо российскому бюджету

Российский бюджет защищен от низких цен на нефть в отличие от периода 2014–2016 годов. По бюджетному правилу на обеспечение текущих расходов федерального бюджета направляются базовые нефтегазовые доходы (от нефти ценой до $42,4). В 2019 году базовые нефтегазовые доходы обеспечили около 25% суммарных доходов бюджета, следует из данных Минфина. Даже если цена нефти будет такой, как сейчас (около $33 по Urals), подстройка валютного курса частично скомпенсирует потерю нефтегазовых доходов в рублевом выражении. Минфин заявил, что ослабление национальной валюты на 1 руб./долл. относительно прогнозного уровня в бюджете (65,7 руб.) при прочих равных условиях (включая неизменную цену нефти) приводит к увеличению базовых нефтегазовых доходов на 70 млрд руб.

При текущем курсе (около 75 руб. за доллар) базовая цена барреля в рублях для обеспечения расходов бюджета меньше заложенной в федеральном бюджете примерно на 11%. У Федерального казначейства есть накопленные рублевые остатки прошлых лет — порядка 4,2 трлн руб. на 1 марта, сообщил Минфин. Если нефтяные котировки весь март пробудут на уровне ниже бюджетной цены отсечения, Минфину придется впервые продавать средства с валютных счетов в Банке России, а вырученные рубли направлять на финансирование бюджетных расходов. Однако валютных резервов — средств в Фонде национального благосостояния (ФНБ) и еще не переведенных туда средств на специальном счете бюджета — у Минфина точно хватит на несколько лет.

На 1 марта объем ликвидных средств в ФНБ и на спецсчете составляет более $150 млрд (10,1 трлн руб.), или 9,2% ВВП. По оценкам Минфина, этих средств достаточно для покрытия выпадающих доходов от падения цен на нефть до $25–30 за баррель в ценах 2017 года ($27–32 в текущих ценах) на протяжении шести-десяти лет. В сентябре 2019 года оценки Минфина были пессимистичнее: ведомство рассчитывало, что при таких же ценах на нефть валютных резервов хватит на четыре-пять лет. Но с того времени валютных сбережений накопилось еще больше, и в расчет добавился механизм демпфера, при котором нефтяники доплачивают в бюджет при низких ценах на нефть (допдоходы бюджета при цене $40 за баррель Минфин оценивал в 2 трлн руб. в 2019–2024 годах).

Чего ждать от рубля

Механизм бюджетного правила, сглаживающий колебания рубля при ценовой волатильности на рынке нефти, работает довольно успешно: при падении нефтяных котировок на 20–25% курс рубля падал 9 марта не более чем на 9%. Операции Минфина на открытом рынке по продаже валюты будут компенсировать сокращение притока иностранной валюты от экспорта нефти и нефтепродуктов, «оказывая стабилизирующее влияние на курс национальной валюты», заявили в Минфине.

Среднегодовой валютный курс при нефти по $30 составит 75 руб. за доллар, считает начальник Центра разработки стратегий Газпромбанка Егор Сусин. Правда, в моменте рубль может падать до уровня 85 руб. за доллар, если резко вырастет спрос на иностранную валюту со стороны населения и нерезидентов, которые хеджируют валютные риски, добавляет Сусин.

Если доллар будет стоить 75 руб., цена нефти для бездефицитного бюджета должна равняться $40 за баррель, оценивает Крис Уифер.

Бюджетное правило снизило, но не устранило полностью зависимость рубля от нефти, отмечает Софья Донец. По ее оценкам, при нефти по $40 средний курс доллара может составлять 74 руб., при нефти по $30 — около 84 руб.

Что произойдет с ценами

Ослабление рубля выгодно бюджету, но не нужно ни ЦБ, ни населению — оно ведет к росту цен и ускоряет инфляцию.

Импортные товары станут дороже для россиян из-за ослабления рубля. Это негативно скажется на реальных располагаемых доходах населения, которые только недавно вышли в положительную область. В интервью ТАСС в марте президент Владимир Путин уже заявил, что в 2014–2018 годах реальные доходы россиян снижались из-за «объективных причин», в первую очередь из-за падения цен на нефть.

Ослабление рубля обычно влияет на инфляцию больше, чем его укрепление, отмечал в научной работе (.pdf) в 2019 году Андрей Андреев из департамента денежно-кредитной политики Банка России. При этом в периоды с большей курсовой волатильностью этот эффект переноса оказывается выше. Так, в 2015 году, когда рубль подешевел на 20%, «импортируемая» инфляция обеспечивала до 6 п.п. в общем годовом показателе инфляции, следует из работы ЦБ.

Если ЦБ увидит риски инфляции выше таргета в 4% (в феврале 2020 года инфляция составила 2,3%), он может принять решение повысить ключевую ставку, которую до этого он снижал шесть раз подряд. Но пока с повышением ставки ЦБ спешить не стоит, считает Кирилл Тремасов, поскольку сейчас другая ситуация, нежели в 2014 году, во время обвала цен на нефть, — резервы больше, введено инфляционное таргетирование.

Что будет с экономическим ростом

Что будет происходить с российской экономикой при ценах на нефть $25–30, ЦБ описал в сентябре 2019 года в своем рисковом сценарии в «Основных направлениях денежно-кредитной политики на 2020–2022 годы» (.pdf). На тот момент этот сценарий выглядел чересчур пессимистично, но сейчас он уже более близок к реальности.

В рисковом сценарии предполагалось снижение цен на нефть до $25 за баррель в 2020 году, а в наиболее острой фазе кризиса — до $20. При реализации такого сценария в российской экономике наступает рецессия — ВВП падает на 1,5–2% в 2020 году. Инфляция же подскакивает до 6,5–8% из-за значительного ослабления рубля. ЦБ не приводил в своем рисковом сценарии прогнозного курса доллара к рублю, но исходя из опубликованных параметров курс может упасть до 80–90 руб. в пессимистическом варианте.

В рисковом сценарии российская экономика может столкнуться с увеличением оттока капитала, предупреждал ЦБ. Экономический рост уходит в минус из-за снижения внешнего спроса на российские сырьевые товары и, соответственно, резкого сокращения экспорта. В 2019 году на фоне снижения средней цены нефти Urals с $70 до $63,6 российский экспорт сырой нефти снизился на 6% (до $121,4 млрд). При средней цене нефти $30 экспорт российской нефти в физическом объеме 2019 года снизился бы до $58 млрд.

Кроме того, падение цен на нефть снизит инвестиции в отрасли, что также отразится на ВВП. Вероятно, будут корректировки планов компаний, рассуждает аналитик Raiffeisenbank Андрей Полищук: только «Роснефть» точно будет наращивать добычу, но у нее много новых проектов, а у других компаний мало. Урезать инвестиции точно будет ЛУКОЙЛ, но не «Роснефть» и вряд ли «Газпром нефть», добавляет Максим Нечаев.

Новый виток падения цен на нефть поставит под угрозу планы президента Владимира Путина вывести экономику на траекторию роста 3% и выше после 2020 года, считает старший экономист Oxford Economics Евгения Слепцова. Еще в начале февраля правительство повысило прогноз по росту ВВП в 2020 году до 1,9%. У Oxford Economics изначально был примерно такой же прогноз, но сначала коронавирус отнял от него 0,4 п.п., а теперь падение цен на нефть сократит прогнозный рост еще на 0,4 п.п. — в итоге получается около 1%, сказала Слепцова РБК. Обещанный фискальный стимул правительства может прибавить порядка 0,1–0,2 п.п., но если ЦБ поднимет ставку на 50 базисных пунктов, то это практически нивелирует эффект фискального стимула, говорит она.

При этом в правительстве уверены, что имеющиеся ресурсы позволят выполнить все социальные обязательства, поручения президента по итогам послания Федеральному собранию, реализовать нацпроекты, сохранить макроэкономическую и финансовую стабильность, сказал 9 марта министр финансов Антон Силуанов.

Рассказываем о главных событиях и объясняем, что они значат.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *