Бернини скульптор

  • автор:

Вы любите секс? Вам нравится этот момент единения, когда весь мир уже не значит ничего, этот момент экстаза, когда гравитация не в счет, когда кажется, что ты в раю, и кроме одичавшего счастья, безграничной радости не чувствуешь ничего? Никаких жизненных тревог, никаких сомнений, никаких переживаний… Только наслаждение.

Джованни Лоренцо Бернини (Giovanni Lorenzo Bernini) очень любил секс, был одним из величайших поклонников страсти и знал о ней практически все.

Мало кому из мастеров так везло в жизни, как Бернини. Многие из них шли к признанию почти всю жизнь и часто получали его только после смерти. Но это не про нашего героя. Популярность и слава настигли его в возрасте восьми лет, когда, сделав набросок головы Святого Петра, он был назван «вторым Микеланджело». Уже на семнадцатом году жизни он создал свой первый абсолютный шедевр. Кардинал Сципион Боргезе, увидев его, сделал Бернини своим личным скульптором.

О да, такого в изобразительном искусстве еще не делал никто! Нет, конечно, многие уже изображали в скульптурах мученическую смерть христианских святых, но никто даже не пытался показать юмор, рожденный в адских мучениях. «Мученичество святого Лаврентия», на мой взгляд, − одно из самых пронзительных, трагичных и одновременно жизнелюбивых произведений в истории искусства.

Святой Лаврентий (по странной христианской иронии − покровитель поваров) был приговорен к сожжению заживо. Во время казни, когда боль стала нестерпимой, он почувствовал запах собственного мяса и с улыбкой обратился к палачам:

«Ребята, кажется меня нужно перевернуть: с этой стороны я уже поджарился»

Именно этот момент и запечатлел Бернини. Вся композиция — это вызов смерти, вызов страданию и победа жизни, причем победа во всех смыслах. Скульптору удалось оживить камень, он сделал его пластичным, податливым, как воск. Вы абсолютно верите происходящему, даже огонь в жаровне выглядит реальным! В работах Джованни Лоренцо Бернини камень меняет свою структуру, превращается в совершенно другое вещество.

Перед нами процесс трансмутации: мрамор уже не мрамор, он − плоть, он − огонь, он − железная решетка, он — ткань. А на лице Лаврентия видна другая трансформация: на губах намечается улыбка, вот-вот она двинется дальше. Святой, поборов страдания, пошутив над своими палачами и посмеявшись над ними, отправится на небеса. Да, то, чего так жаждали алхимики (управлять природой вещества), удалось сделать Бернини при помощи искусства.

Наш скульптор всегда мечтал о том, чтобы уметь запечатлевать мгновение, передавать его вечность; ведь именно на этих моментах, почти неуловимых для глаза, моментах величайшего эмоционального напряжения, и строится наша жизнь; именно в них, в этих ускользающих сквозь пальцы песчинках времени, и кроется секрет красоты. И вот перед нами его «Давид», и как топорно в сравнении с ним выглядят одноименные произведения великих скульпторов прошлого: Донателло и Микеланджело! Насколько топорной кажется их работа, как мало эмоций!

Но в начале своей статьи я говорил про секс, про то, что Бернини знал о нем все. Мы уже близимся к середине, а про секс еще не сказано ни слова. Понимаю твое возмущение, читатель, поговорим о сексе. В начале своего творческого пути наш мастер только познавал науку любви. Тяжело быть специалистом в ней, когда тебе всего 16 лет. Вначале нужно было узнать все о человеческом теле, испытать настоящую страсть и уже потом создать вот это!

«Похищение Прозерпины» − здесь работал уже не мальчик, а молодой мужчина, знающий, что такое настоящая страсть. Когда ты видишь эту скульптуру, очень сложно поверить, что перед тобой холодный мрамор, что вся композиция весит несколько тонн. Прозерпина как будто взлетает вверх, пытаясь вырваться из крепких объятий Плутона, а пальцы подземного бога вцепляются в ее юную плоть. Это сцена совершающегося насилия, когда страсть настолько сильна, что ее невозможно сдержать.

Кстати, странно, почему Фрейд, со своим увлечением античными мифами, не говорил о Бернини — Древнюю Грецию и секс они оба любили одинаково.

Но двигаемся дальше − тема секса явно не раскрыта. Перед нами Аполлон и Дафна. Мастеру было 26 лет, когда он закончил эту композицию, открывшую перед ним возможность быть причисленным к величайшим творцам.

Техника пойманного момента достигает в творении Бернини совершенства. Согласно мифу, Аполлон решил овладеть нимфой Дафной, но она обратилась с мольбой к богам, которые превратили ее в дерево. Как же это символично. Умирая, страсть всегда превращается в бревно. И Джованни Лоренцо Бернини сумел поймать и изобразить в камне этот момент.

Настоящая страсть, рожденная в любви, — это всегда движение, это вихрь, захватывающий тела. Страсть подобна торнадо, и ее бешеное движение чувствуется в этой скульптуре везде. Но перед нами финал гонки, движение угасает, и страсть уже мертва. Ноги Дафны врастают в землю, руки превращаются в ветки, и Аполлон замедляет в недоумении свой бег, ощутив в левой руке не желанную женскую плоть, не кожу, к которой он так мечтал прикоснуться, а грубую древесную кору.

Работы Бернини буквально переполнены чувством, и это отлично отражает темперамент самого мастера.

Достаточно вспомнить историю с его любовницей Констанцией. До скульптора дошли слухи, что она изменяет ему с его братом Луиджи. Он сообщил всем, что уезжает на несколько дней из города, а сам на рассвете был у дома своей возлюбленной. Слухи оказались правдой.

Бернини бросился в погоню за братом и убил бы его, если бы не подоспели стражники, а в дом Констанции был отправлен слуга, который изрезал ей все лицо ножом. Порывы страсти у художника могли не только создавать красоту, но и уничтожать ее. Впрочем, за все эти преступления Бернини был наказан штрафом. Хотя нет, не все: понтифик, считавший скульптора своим другом, приговорил его еще к женитьбе на самой красивой девушке в Риме.

Заказы сыпались на мастера один за другим, он брался за все и выполнял свою работу блестяще. Доказательство тому — Рим. Город, где творения Бернини встречают вас на каждом шагу. Но вот в одном он оплошал. И это чуть не стоило ему карьеры. Предполагалось, что собор Святого Петра украсят двумя огромными колокольнями, которые должны были подниматься выше купола, построенного Микеланджело. Ох уж это мужское тщеславие, накрывающее нас в среднем возрасте! Сколько детского в нем: «У меня самая большая машина! А у меня дом! А мои колокольни будут выше купола Микеланджело. » Наверное, большинство поломанных мужских судеб и происходит из-за этой глупости. Во всяком случае, Бернини чуть ли не стал отличным примером этого.

Большие колокольни — это очень хорошо, это очень по-мужски, вот только грунт под собором Святого Петра в Риме не способен был вынести их вес. В июле 1641 года он представил публике первую башню, а через два месяца на ней появились трещины, с каждым годом они разрастались, и в феврале 1646 года, по решению комиссии, колокольни работы Бернини были снесены. Это было фиаско, настоящая неудача, которых в жизни творца еще не было. Интерес к его работам падал, и скульптор мог бы закончить свою жизнь, как Рембрандт, в забвении и нищите, но судьба распорядилась иначе.

Джованни Лоренцо Бернини был настоящим поклонником страсти, он искренне любил жизнь и те наслаждения, которые она дает, а кроме того, он всегда любил женщин. Наверное, поэтому образ монахини в оргазме не оставлял скульптора до самого конца. «Экстаз святой Терезы» и «Экстаз Блаженной Людовики Альбертони» имели оглушительный успех.

Еще никому не удавалось создать такое потрясающее изображение плотского наслаждения и духовного откровения, как это получилось у Бернини. Его монахини совсем не похожи на страшных фанатичных затворниц средних лет. Нет, это молодые женщины, которых переполняют чувства. Просто посмотрите на кровать Людовики. Тонкое кружево, шелковые простыни — не очень по-христиански. Ее правая рука в порыве страсти сжимает грудь, левая с силой вцепляется в живот, а по движению рясы становится ясно, какое буйство плоти происходит под ней.

Красиво умереть нельзя — смерть всегда отвратительна, красиво можно только жить. Джованни Лоренцо Бернини сумел великолепно доказать это, создав из мертвого и холодного камня настолько живые и чувственные изображения.

БЕРНИНИ – все его работы в Риме

«Шедевры Бернини – единство визуального искусства».Ирвинг Лавин

Действительно, в своих шедеврах Бернини удалось синтезировать скульптуру, живопись и архитектуру в единое концептуальное и визуальное целое.

Он был ведущей фигурой в становлении римского и всего итальянского барокко. Он основал стиль борокко в архитектуре и скульптуре и впоследствии развил его до совершенства.

Сумел превратить глыбы мрамора в живые, «дышащие» фигуры. Ему удалось сделать свой любимый материал, мрамор, податливым, «как воск» и достиг иллюзии подвижности пластических форм. Он также использовал театральные приемы ложной перспективы и оптические устройства, для достижения иллюзии большей длины и размеров.

Бернини родился в Неаполе 7декабря 1598 года. Его отцом был Пьетро Бернини, талантливый скульптор-маньерист родом из Флоренции, а матерью Анжелика Галанте, неаполитанка.

Джованни Лоренцо получил свое начальное образование у своего отца Пьетро и в возрасте 7 лет он отправился с ним в Рим где Пьетро был вовлечен в несколько крупных проектов. Здесь в Риме Джованни Лоренцо начал свою карьеру, помогая отцу в его работе. Где жил Бернини в Риме можно посмотреть здесь и здесь.

Джованни Лоренцо был ребенком вундеркиндом и работал так усердно, что заслужил похвалу известного художника Аннибале Карраччи и вскоре был замечен папой Павлом V, который начал ему покровительствовать.

Следует отметить,что в течение своей долгой карьеры, Бернини получил много важных заказов, которые были связаны со сменяющимися на престоле папами. Его ранние работы очень понравились папскому племяннику кардиналу Шипионе Боргезе, который также начал ему покровительствовать и в 1621 году, в возрасте всего 23, Бернини был посвящен в рыцари Папой Григорием XV.

Его первые работы были вдохновлены древней эллинистической скульптурой. Он находился под сильным влиянием античных греческих и римских произведений искусств, которые тщательно изучал в Ватикане. Кроме этого он обладал глубокими знаниями живописи Высокого Возрождения начала 16 века. Его изучение и подражание Микеланджело проявилось в его скульптуре Святой Себастьян (ок.1617), выполненной для кардинала Маффео Барберини, который позднее стал папой Урбаном VIII и был самым большим покровителем Бернини (хранится в Музей Тиссена-Борнемисы, Мадрид).

В 1629 году Бернини был назначен архитектором Собора Святого Петра и Палаццо Барберини. С тех пор Бернини занимал ведущие позиции в итальянском искусстве 17 столетия, процветающем под покровительством своих кардиналов и пап. Во время правления Иннокентия X, Бернини,временно находился в опале. Однако в это время он создал один из своих величайших шедевров – капеллу Корнаро в небольшой римской церкви Санта Мария делла Виттория (1644-1655).

Бернини умер в возрасте 81-го года, пережив 8 пап. После своей смерти он обрел славу не только величайшего художника Европы, но и как одного из величайшего представителя своей эпохи. Он был похоронен в Базилике Санта Мария Маджоре в Риме.
Все работы Джованни Лоренцо Бернини в Риме и провинции:

Его часто называют создателем барокко, хотя, наверное, сам великий мастер об этом даже не догадывался. Превознесенный как наследник Микеланджело и универсальный художник, Джованни Лоренцо Бернини (1598-1680) был одинаково виртуозен во многих сферах изобразительного искусства – скульптуре, живописи и архитектуре. И хотя сам Бернини считал, что всего лишь следит за ходом мысли и творчеством классических мастеров, тем не менее, его произведения стали новой вехой в истории и имели далеко идущие последствия.

Несмотря на то, что даже при ближайшем рассмотрении трудно понять различия между классическим искусством и искусством барокко, в работах Бернини всегда видны отличительные черты его непревзойденного стиля. Используя в своих произведениях драматические сюжеты, взятые из истории и мифологии, его творения получали явно выраженный эффект драматического натурализма. И именно это отличает работы Бернини, ставшего главным символом итальянского барокко в скульптуре и архитектуре.

Джованни Лоренцо Бернини: биография

Очевидно, что судьба одного из самых многогранных в истории искусства мастеров была предопределена с момента его появления на свет. Джованни Лоренцо родился 7 декабря 1598 года в семье Пьетро Бернини (1562-1629) – знаменитого скульптора, прославившегося своими шедеврами во Флоренции и Неаполе. После переезда в 1605году в Рим, где Пьетро была предоставлена выгодная работа по восстановлению античной скульптуры, отец начал приобщать своего первенца к ремеслу обработки мрамора.

Скульптуры Бернини

Джованни оказался весьма способным учеником – свои первые скульптуры из мрамора, по свидетельствам историков, он изваял в возрасте примерно десяти лет. Его единственная сохранившаяся до наших дней работа «Коза Амальтея с младенцами Юпитером и Фавном», датируемая по разным сведениям 1609 — 1615гг., сегодня представлена в галерее Боргезе.

Скульптура»Коза Амальтея с младенцами Юпитером и Фавном» (1609)

«Мученичество Сан Лоренцо» (1614)

Это раннее произведение Джан Лоренцо Бернини, по мнению историков, стало поворотным моментом в обучении и положило начало его собственному, отличному от творчества отца, стилю в скульптуре. Начинающий мастер подтвердил это еще одной своей работой, сделанной по заказу флорентийского кардинала Маффео Барберини. Статуя Святого Себастьяна предназначалась для личной часовни Барберини в базилике Сант Андреа делла Валле в Риме и была установлена в том месте, где, по легенде, обнаружили вынесенное Клоакой Массимо тело этого христианского мученика. Согласно историографии, 29 декабря 1617 года Джан Лоренцо Бернини получил за нее 50 скуди. Сегодня эта скульптура Бернини находится в музее Тиссен-Борнемисса в Мадриде.

Святой Себастьян (1617)

Кардинал Шипионе Боргезе, большой почитатель произведений искусства и коллекционер, по достоинству оценил талант Джан Лоренцо Бернини и, став его восторженным покровителем, заказал четыре монументальные скульптурные группы из мрамора для своей загородной римской виллы, находившейся за Аврелиановой стеной недалеко от Порта Пинчиана. Результатом почти восьмилетнего периода работ, продолжавшегося с 1618 по 1625годы, стали всемирно известные шедевры Бернини:

Натурализм и высочайшее мастерство, проявившееся в этих работах, навсегда закрепили за Джованни Лоренцо Бернини репутацию гениального мастера-резчика, который мог превратить мрамор в людскую плоть.

Скульптура Бернини «Похищение Прозерпины»

Скульптура Бернини «Аполлон и Дафна»

Билеты он-лайн

Это интересно!

Фульвио Тести (1593-1646) – итальянский дипломат и поэт, являвшийся одним из ведущих представителей литературы эпохи барокко, в своем письме к графу Франческо Фонтана писал: «Кавалер Бернини, тот самый знаменитый скульптор, который сделал статую Папы и Дафны, является Микеланджело нашего века, это человек, который сводит людей с ума».

Возможно Вас заинтересует:

Признав в Бернини универсального художественного мастера, Урбан VIII доверил молодому гению украсить интерьер Собора Святого Петра, строительство которого было недавно закончено. Одним из первых и наиболее значимых реализованных им здесь проектов, является Baldacchino (1624-1633) – монументальный позолоченный киворий из бронзы над местом захоронения Святого Петра, первого понтифика католической церкви.

Кроме этого, Джан Лоренцо перепроектировал внутреннее центральное пространство базилики, создав ниши для четырех громадных статуй и изваяв одну из них собственноручно – статую Святого Лонгина, работа над которой заняла почти десять лет (1628-1638).

Статуя «Святой Лонгин»

Это интересно!

Эту женщину и скульптора Джан Лоренцо Бернини связывали не только любовные отношения – за ними стоит целая история, случившаяся в 1636 году, и чуть было не окончившаяся трагедией. В мастерской художника в качестве помощника и ученика мастера работал скульптор Маттео Бонарелли. Его жена изредка наведывалась сюда, забирая произведенные им поделки для продажи в их собственной лавке. Согласно биографии, написанной Доменико Бернини – сыном Джан Лоренцо, Констанца была любовницей его отца. Однажды утром, перед рассветом, Бернини отправился в район базилики Святого Петра, где он работал, и где неподалеку находился дом, в котором проживала женщина. Заметив, что из дверей дома вышел его брат Луиджи в сопровождении Констанции, ослепленный ревностью Джан Лоренцо бросился за ним и, настигнув у входа в базилику Святого Петра, жестоко избил. Луиджи спасли прохожие – у него оказались сломанными два ребра, а отправившийся домой в пылу необузданной ярости художник приказал своему слуге наказать изменившую ему возлюбленную. Тот исполосовал лицо Констанцы ножом, за что попал в заключение и впоследствии был сослан. Констанца попала в тюрьму за совершенное прелюбодеяние, брат Луиджи отправился в Болонью, а Бернини, благодаря прямому вмешательству папы Урбана VIII, отделался лишь денежным штрафом. После всей случившейся истории, получившей громкую огласку, понтифик настоятельно рекомендовал скульптору жениться. Заключенный 15 мая 1639 года брак с Катериной Теццио положил конец бурному периоду личной жизни Джан Лоренцо Бернини.

После смерти в 1644 году папы Урбана VIII, главного почитателя и покровителя скульптора, папские заказы более не были адресованы исключительно именитому мастеру, и по пришествии нового понтифика были доверены Алессандро Альгарди, Карло Рейнальди и вечному сопернику Бернини – Франческо Борромини. В 1646 году Джан Лоренцо окончательно впал в немилость папы Иннокентия X, когда были обнаружены трещины у подножия южной колокольни базилики Святого Петра. Недоброжелатели тут же воспользовались возможностью обвинить Бернини в том, что реализованная им структура была неправильно спроектирована. В этой связи была создана комиссия по расследованию, которая установила, что начавшееся разрушение связано с недостаточно прочным фундаментом, рассчитанным и возведенным еще Карло Мадерно. Тем не менее, несмотря на бездоказательность обвинений, папа Иннокентий X приказал снести обе боковые церковные колокольни за счет Бернини, предварительно взяв с него денежный залог.

Собор Святого Петра. Картина Вивиано Кодацци (ок.1630г.)

Униженный публичными обвинениями, Джан Лоренцо замкнулся в себе, приступив к созданию еще одного шедевра – «Истина, открытая Временем» (La Verità svelata dal Tempo, 1646-1652). По замыслу мастера, мраморная скульптурная группа должна была означать некий намек на несправедливость обвинений, выдвинутых против него, которые исчезли бы только с течением времени и позволили бы восторжествовать истине. Скульптор представил Истину девушкой, сидящей на обломке скалы с Солнцем в руке, и наступающей левой ногой на земной шар. Однако скульптура не была завершена – Бернини так и не приступил к работе над аллегорической фигурой Времени. После его смерти незаконченный блок мрамора был продан наследникам.

«Истина, открытая Временем» (La Verità svelata dal Tempo, 1646-1652)

В этот же период более не обремененный папскими заказами Джан Лоренцо Бернини сумел реализовать одну из своих самых замечательных работ – «Экстаз Святой Терезы из Авилы» (1647-1652). Несмотря на поверженную репутацию, кардинал Федерико Коронаро доверил скульптору сооружение семейной часовни в церкви Санта Мария делла Виттория в Риме. Выполняя заказ, мастер собрал воедино всю свою изобретательность и опыт художника, скульптора и архитектора, как будто ища профессиональной мести за обрушившуюся на него хулу. Бернини представил разных членов семьи Коронаро, разместив их в боковых театральных ложах. Они горячо обсуждают открывшееся перед ними мистическое событие, изображающее херувима со стрелой, направленной в сердце Святой Терезы, которая получает от этого действа поистине божественный экстаз. Сцена, представленная Бернини в ослепительно белом мраморе и позолоченной бронзе, в буквальном смысле превратила пространство капеллы Коронаро в театр.

Часовня Коронаро. «Экстаз Святой Терезы из Авилы» (1647-1652)

Фонтан четырех рек

Архитектура Бернини

В 1655 году, со смертью Иннокентия X, в творческой судьбе Бернини вновь наступил поворотный момент. Фабио Чиги, взошедший на папский престол под именем Александра VII, по его собственным словам, был «знатоком картин, древних скульптур и читателем архивов». В стремлении преобразить облик Вечного города, новый понтифик вознамерился не только перестроить сеть римских дорог, но и украсить Рим новыми архитектурными формами. Толчком городской реорганизации послужил готовящийся визит в Рим королевы Кристины Швеции, отрекшейся от королевского престола у себя на родине, и возжелавшей принять католичество. В этой связи Джан Лоренцо Бернини переделал фасад северных городских ворот – Порта дель Пополо, на которых он высек: «FELICI FAVSTO INGRESSIVE YOAR DOM MDCLV». Слова «Счастливого благоприятного входа, Год Господа 1655», предназначенные королеве, и сегодня приветствуют всех гостей Вечного города. Помимо этого, Бернини изменил фасад стоящей на одноименной площади базилике Санта Мария дель Пополо, придав ей барочные архитектурные формы.

Порта дель Пополо

Бернини вновь стал любимым художником папского двора и, фактически, величайшим архитектором, сумевшим реализовать практически все амбициозные проекты Александра VII. Как и при Урбане VIII, он обрел полное покровительство Папы, исполнив невероятно большое количество заказов понтифика. Как архитектор, Джан Лоренцо спроектировал здание Manica Lunga (1657-1659) при папском дворце Монтекавалло. Сегодня это здание на Квиринальском холме, строительство которого окончательно было завершено лишь в 1733 году и известное как Palazzina del Fuga, используется под правительственные офисы и частные квартиры для президентов Итальянской республики. В те же годы Бернини работал над проектами трех церквей – Сан Томмазо ди Вилланова при замке Гондольфо (1658-1661), Санта Мария Ассунта (1662-1664) для семьи Киджи и Сант Андреа аль Квиринале (1658-1670).

Популярные гиды в Риме:

Но наиболее масштабным проектом Бернини, реализованным при Александре VII, стала внушительная круговая колоннада на площади перед Собором Святого Петра в Ватикане, символизирующая собой объятия церкви, собирающей в своем лоне весь мир.

Колоннада на площади перед Собором Святого Петра в Ватикане

Площадь Святого Петра в Ватикане

Помимо строительства колоннады, в апсиде главного нефа Ватиканского собора гениальный мастер возвел один из главных своих шедевров – скульптурную композицию Кафедры Святого Петра. Выполненная из позолоченной бронзы, внутри она содержит деревянный трон Святого Апостола – древнехристианскую реликвию, подаренную в 875г. папе Иоанну VIII первым королем западно-франкского королевства Карлом II Лысым.

Кафедра Святого Петра

Как знаменитый слоник Бернини стал цыпленком и от кого он отвернулся

Последние годы жизни и творчества Бернини

Хотя архитектурные проекты, представленные в Париже, и были отвергнуты, шестимесячное пребывание Джан Лоренцо Бернини во Франции явилось переломным моментом во франко-итальянских культурных отношениях. Результатом этой поездки стали несколько работ мастера – он изваял портретный бюст короля Людовика XIV, представленный в Версальском дворце и переделал конную статую Франко Жирардона «Марк Курций, бросающийся в пропасть»(1669-1671), находящуюся сегодня в Версальском парке дворца.

«Марк Курций, бросающийся в пропасть» (1669-1671)

Одним из последних масштабных проектов Бернини была работа над десятью статуями ангелов Страсти, которые впоследствии были помещены на разработанный им новый парапет моста Святого Ангела в Риме. Заказ, полученный от папы Климента IX в 1669 году, должен был превратить мост в путь созерцания для шествующих по нему христиан во время проведения церковных литургий Великого поста.

Мост Святого Ангела в Риме

Мост Святого Ангела в Риме

Среди наиболее известных работ Бернини последних лет – алтарь часовни Святого причастия (1673-1674) с двумя коленопреклоненными ангелами в базилике Святого Петра, бюст Габриэле Фонсека в церкви Сан Лоренцо в Лусине и, конечно же, «Экстаз Блаженной Людовики Альбертони» (1674) в базилике Сан Франческо а Рипа в Трастевере.

«Экстаз блаженной Людовики Альбертони» (1674)

Экстаз Блаженной Людовики Альбертони

В возрасте 80-ти лет, почти исчерпавший творческие силы, Бернини изваял великолепную скульптурную группу из разноцветного мрамора – надгробный памятник, посвященный своему другу и покровителю папе Александру VII, находящийся в Соборе Святого Петра в Ватикане. Последняя наиболее значимая работа Джан Лоренцо изображает Папу в окружении аллегорических фигур – Истины, Справедливости, Благоразумия и Милосердия. У ног молящегося понтифика с песочными часами в руке находится завернутый в мантию, выполненную из красного мрамора, скелет – символ смерти. Этот монументальный памятник, являющийся, по мнению многих искусствоведов, венцом погребального искусства, превзойти более не смог никто в мире.

Надгробный памятник Александру VII

В 1680 году здоровье Бернини значительно ухудшилось – у него отнялась правая рука. Тем не менее, он иронично говорил об этом, замечая что «рука отдыхает после стольких лет работы». Джан Лоренцо Бернини скончался 28 ноября 1680 года и был захоронен в базилике Санта Мария Маджоре.

Надгробная плита Джованни Лоренцо Бернини в базилике Санта Мария Маджоре

Надгробие человека, сотворившего Рим, украшает всего лишь скромная мраморная плита в полу, расположенная недалеко от главного алтаря. Многие, проходя мимо, ее даже не замечают…
Предлагаем Вашему вниманию посмотреть фильм, снятый итальянским телевидением, о жизни и творчестве Джованни Лорецо Бернини.

Вы любите секс? Вам нравится этот момент единения, когда весь мир уже не значит ничего, этот момент экстаза, когда гравитация не в счет, когда кажется, что ты в раю, и кроме одичавшего счастья, безграничной радости не чувствуешь ничего? Никаких жизненных тревог, никаких сомнений, никаких переживаний… Только наслаждение.

Джованни Лоренцо Бернини (Giovanni Lorenzo Bernini) очень любил секс, был одним из величайших поклонников страсти и знал о ней практически все.

Мало кому из мастеров так везло в жизни, как Бернини. Многие из них шли к признанию почти всю жизнь и часто получали его только после смерти. Но это не про нашего героя. Популярность и слава настигли его в возрасте восьми лет, когда, сделав набросок головы Святого Петра, он был назван «вторым Микеланджело». Уже на семнадцатом году жизни он создал свой первый абсолютный шедевр. Кардинал Сципион Боргезе, увидев его, сделал Бернини своим личным скульптором.

О да, такого в изобразительном искусстве еще не делал никто! Нет, конечно, многие уже изображали в скульптурах мученическую смерть христианских святых, но никто даже не пытался показать юмор, рожденный в адских мучениях. «Мученичество святого Лаврентия», на мой взгляд, − одно из самых пронзительных, трагичных и одновременно жизнелюбивых произведений в истории искусства.

Святой Лаврентий (по странной христианской иронии − покровитель поваров) был приговорен к сожжению заживо. Во время казни, когда боль стала нестерпимой, он почувствовал запах собственного мяса и с улыбкой обратился к палачам:

«Ребята, кажется меня нужно перевернуть: с этой стороны я уже поджарился»

Именно этот момент и запечатлел Бернини. Вся композиция — это вызов смерти, вызов страданию и победа жизни, причем победа во всех смыслах. Скульптору удалось оживить камень, он сделал его пластичным, податливым, как воск. Вы абсолютно верите происходящему, даже огонь в жаровне выглядит реальным! В работах Джованни Лоренцо Бернини камень меняет свою структуру, превращается в совершенно другое вещество.

Перед нами процесс трансмутации: мрамор уже не мрамор, он − плоть, он − огонь, он − железная решетка, он — ткань. А на лице Лаврентия видна другая трансформация: на губах намечается улыбка, вот-вот она двинется дальше. Святой, поборов страдания, пошутив над своими палачами и посмеявшись над ними, отправится на небеса. Да, то, чего так жаждали алхимики (управлять природой вещества), удалось сделать Бернини при помощи искусства.

Наш скульптор всегда мечтал о том, чтобы уметь запечатлевать мгновение, передавать его вечность; ведь именно на этих моментах, почти неуловимых для глаза, моментах величайшего эмоционального напряжения, и строится наша жизнь; именно в них, в этих ускользающих сквозь пальцы песчинках времени, и кроется секрет красоты. И вот перед нами его «Давид», и как топорно в сравнении с ним выглядят одноименные произведения великих скульпторов прошлого: Донателло и Микеланджело! Насколько топорной кажется их работа, как мало эмоций!

Но в начале своей статьи я говорил про секс, про то, что Бернини знал о нем все. Мы уже близимся к середине, а про секс еще не сказано ни слова. Понимаю твое возмущение, читатель, поговорим о сексе. В начале своего творческого пути наш мастер только познавал науку любви. Тяжело быть специалистом в ней, когда тебе всего 16 лет. Вначале нужно было узнать все о человеческом теле, испытать настоящую страсть и уже потом создать вот это!

«Похищение Прозерпины» − здесь работал уже не мальчик, а молодой мужчина, знающий, что такое настоящая страсть. Когда ты видишь эту скульптуру, очень сложно поверить, что перед тобой холодный мрамор, что вся композиция весит несколько тонн. Прозерпина как будто взлетает вверх, пытаясь вырваться из крепких объятий Плутона, а пальцы подземного бога вцепляются в ее юную плоть. Это сцена совершающегося насилия, когда страсть настолько сильна, что ее невозможно сдержать.

Кстати, странно, почему Фрейд, со своим увлечением античными мифами, не говорил о Бернини — Древнюю Грецию и секс они оба любили одинаково.

Но двигаемся дальше − тема секса явно не раскрыта. Перед нами Аполлон и Дафна. Мастеру было 26 лет, когда он закончил эту композицию, открывшую перед ним возможность быть причисленным к величайшим творцам.

Техника пойманного момента достигает в творении Бернини совершенства. Согласно мифу, Аполлон решил овладеть нимфой Дафной, но она обратилась с мольбой к богам, которые превратили ее в дерево. Как же это символично. Умирая, страсть всегда превращается в бревно. И Джованни Лоренцо Бернини сумел поймать и изобразить в камне этот момент.

Настоящая страсть, рожденная в любви, — это всегда движение, это вихрь, захватывающий тела. Страсть подобна торнадо, и ее бешеное движение чувствуется в этой скульптуре везде. Но перед нами финал гонки, движение угасает, и страсть уже мертва. Ноги Дафны врастают в землю, руки превращаются в ветки, и Аполлон замедляет в недоумении свой бег, ощутив в левой руке не желанную женскую плоть, не кожу, к которой он так мечтал прикоснуться, а грубую древесную кору.

Работы Бернини буквально переполнены чувством, и это отлично отражает темперамент самого мастера.

Достаточно вспомнить историю с его любовницей Констанцией. До скульптора дошли слухи, что она изменяет ему с его братом Луиджи. Он сообщил всем, что уезжает на несколько дней из города, а сам на рассвете был у дома своей возлюбленной. Слухи оказались правдой.

Бернини бросился в погоню за братом и убил бы его, если бы не подоспели стражники, а в дом Констанции был отправлен слуга, который изрезал ей все лицо ножом. Порывы страсти у художника могли не только создавать красоту, но и уничтожать ее. Впрочем, за все эти преступления Бернини был наказан штрафом. Хотя нет, не все: понтифик, считавший скульптора своим другом, приговорил его еще к женитьбе на самой красивой девушке в Риме.

Заказы сыпались на мастера один за другим, он брался за все и выполнял свою работу блестяще. Доказательство тому — Рим. Город, где творения Бернини встречают вас на каждом шагу. Но вот в одном он оплошал. И это чуть не стоило ему карьеры. Предполагалось, что собор Святого Петра украсят двумя огромными колокольнями, которые должны были подниматься выше купола, построенного Микеланджело. Ох уж это мужское тщеславие, накрывающее нас в среднем возрасте! Сколько детского в нем: «У меня самая большая машина! А у меня дом! А мои колокольни будут выше купола Микеланджело!!!» Наверное, большинство поломанных мужских судеб и происходит из-за этой глупости. Во всяком случае, Бернини чуть ли не стал отличным примером этого.

Большие колокольни — это очень хорошо, это очень по-мужски, вот только грунт под собором Святого Петра в Риме не способен был вынести их вес. В июле 1641 года он представил публике первую башню, а через два месяца на ней появились трещины, с каждым годом они разрастались, и в феврале 1646 года, по решению комиссии, колокольни работы Бернини были снесены. Это было фиаско, настоящая неудача, которых в жизни творца еще не было. Интерес к его работам падал, и скульптор мог бы закончить свою жизнь, как Рембрандт, в забвении и нищите, но судьба распорядилась иначе.

Джованни Лоренцо Бернини был настоящим поклонником страсти, он искренне любил жизнь и те наслаждения, которые она дает, а кроме того, он всегда любил женщин. Наверное, поэтому образ монахини в оргазме не оставлял скульптора до самого конца. «Экстаз святой Терезы» и «Экстаз Блаженной Людовики Альбертони» имели оглушительный успех.

Еще никому не удавалось создать такое потрясающее изображение плотского наслаждения и духовного откровения, как это получилось у Бернини. Его монахини совсем не похожи на страшных фанатичных затворниц средних лет. Нет, это молодые женщины, которых переполняют чувства. Просто посмотрите на кровать Людовики. Тонкое кружево, шелковые простыни — не очень по-христиански. Ее правая рука в порыве страсти сжимает грудь, левая с силой вцепляется в живот, а по движению рясы становится ясно, какое буйство плоти происходит под ней.

Красиво умереть нельзя — смерть всегда отвратительна, красиво можно только жить. Джованни Лоренцо Бернини сумел великолепно доказать это, создав из мертвого и холодного камня настолько живые и чувственные изображения.

Джованни Лоренцо Бернини (Джан Лоренцо Бернини; итал. Giovanni Lorenzo Bernini; 7 декабря 1598, Неаполь — 28 ноября 1680, Рим) — итальянский архитектор и скульптор. Являлся видным архитектором и ведущим скульптором своего времени, считается создателем стиля барокко в скульптуре. Как отмечалось, «Чем Шекспир является для драматургии, тем Бернини стал для скульптуры: первый пан-европейский скульптор, чье имя мгновенно отождествляется с определённой манерой и видением, и чьё влияние было непомерно сильно…». Кроме того, он был художником (в основном, небольшие работы маслом) и человеком театра: он писал, ставил пьесы и играл в них (по большей части, сатирические, для карнавалов) и даже проектировал декорации и театральные машины. Также он уделял время созданию декоративных предметов, таких как лампы, столы, зеркала, и даже кареты. Как архитектор и градостроитель он проектировал церкви, капеллы и светские здания, а также разрабатывал крупные объекты, сочетающие в себе архитектуру и скульптуру, такие как публичные фонтаны и надгробные памятники. Известен он и целой серией временных сооружений (из лепнины и дерева), возведённых для похорон и карнавалов.
Бернини обладал способностью не только изобразить драматическое повествование с персонажами, испытывающими сильные переживания, но и организовать масштабные скульптурные проекты, передающие неподдельное величие. Его мастерство в обработке мрамора затмило других скульпторов его поколения, в том числе его соперников, Франсуа Дюкенуа и Алессандро Альгарди, и сделало его достойным преемником Микеланджело. Его талант простирался далеко за пределы скульптуры, он проявлял внимание к окружению, в котором окажется его работа, его умение объединить скульптуру, живопись и архитектуру в единое концептуальное и визуальное целое историк искусства Ирвинг Левин назвал «единством изобразительных искусств». Кроме того, будучи глубоко верующим человеком и работая в Риме периода Контрреформации, Бернини применял свет как театральный и метафорический инструмент в своих религиозных сооружениях, часто используя скрытые источники света, которые могли бы усилить эффект богослужений или повысить драматизм скульптурного повествования.
Бернини и его современники, архитектор Франческо Борромини и художник и архитектор Пьетро да Кортона, сыграли ведущую роль в возникновении римской архитектуры барокко. В начале своей деятельности они вместе работали над Палаццо Барберини, в начале под руководством Карло Мадерно, а после его смерти, под руководством Бернини. Однако, в дальнейшем между ними разгорелась конкуренция за подряды, которая переросла в откровенную вражду, особенно между Бернини и Борромини. Несмотря на, возможно, бо́льшую архитектурную изобретательность Борромини и Кортоны, художественное превосходство Бернини, особенно в период правления пап Урбана VIII (1623-44) и Александра VII (1655-65), означало, что он забирал самые важные подряды в Риме, крупные проекты по украшению собора Св. Петра, законченного при папе Павле V, и, после добавления Мадерно нефа и фасада, наконец освященного папой Урбаном VIII, завершившим полтора века проектирования и строительства. Проект площади Святого Петра перед собором работы Бернини стал одним из его самых успешных и новаторских проектов. Внутри собора авторству Бернини принадлежат Балдахин Святого Петра (бронзовый киворий над алтарем, поддерживаемый четырьмя колоннами), кафедра Святого Петра в апсиде, капелла Святого Причастия в правом нефе и украшения (пол, стены и арки) в новом нефе.
На протяжении своей долгой карьеры Бернини выполнял множество заказов и большинство из них было связано со Святым Престолом. В ранние годы он попал в поле зрения кардинала-племянника Шипионе Боргезе, и в 1621 году, в возрасте 23 лет, был посвящён в рыцари папой Григорием XV. При восшествии на престол папа Урбан VIII, как сообщается, заметил: «Это большая удача для вас, кавалер, что вы смогли узреть, как кардинала Маффео Барберини сделали папой. Однако нам повезло еще больше, что мы имеем кавалера Бернини при своём понтификате.». Хотя при правлении Иннокентия X он не достиг больших успехов, в период правления Александра VII он восстановил своё художественное доминирование и при Клименте IX по-прежнему был в почёте.

Это часть статьи Википедии, используемая под лицензией CC-BY-SA. Полный текст статьи здесь →

ещё …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *