Административно предупредительные меры

  • автор:

Д.С. Нагорнов

АДМИНИСТРАТИВНЫЕ НАКАЗАНИЯ В СИСТЕМЕ МЕР АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРИНУЖДЕНИЯ, ПРИМЕНЯЕМЫХ ОРГАНАМИ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ

Институту административной ответственности сегодня уделяется достаточно большое внимание учеными-административистами, представителями органов государственной власти, политиками и средствами массовой информации. В связи с ростом дорожно-транспортных происшествий, учитывая автомобилизацию всей страны, интерес к проблеме снижения дорожно-транспортной аварийности с использованием института административной ответственности возрос как никогда. Результаты ужесточения административной ответственности за нарушения в сфере безопасности дорожного движения, как показывает статистика, в 2008 году сберегли более трех тысяч жизней российских граждан. Выступая 10 апреля 2009 года в Госдуме на «Правительственном часе», Главный государственный инспектор безопасности дорожного движения Российской Федерации Виктор Кирьянов констатировал, что дисциплина российских водителей «является объективно низкой, в таких условиях сохраняется важность административно-правового воздействия». Ужесточение наказаний, принятое Госдумой, безусловно, оказало влияние на снижение аварийности, подчеркнул В. Кирьянов. Он напомнил, что социологические опросы показывают, что почти 70 % населения поддерживают усиление ответственности за нарушение правил.

Ужесточение административных наказаний продолжается и сегодня. В частности, 7 мая 2009 года Президентом России Д. Медведевым был подписан Федеральный закон о внесении изменений и дополнений в Кодекс РФ об административных правонарушениях, которые ужесточили административные санкции за нарушения правил дорожного движения пешеходами и водителями транспортных средств. Водителю, не уступившему дорогу пешеходу или велосипедисту, грозит штраф от 800 до 1000 рублей. Как справедливо отмечает В. Баршев, «наезды на пешеходов уже давно вышли на первую сточку рейтинга аварий с пострадавшими: за прошлый год это было 40 % из всех ДТП. В численном выражении — 82,5 тыс. аварий. В них погибло более 10,5 тыс. человек и ранено белее 77 тыс. Каждый шестой наезд происходит именно на «зебре». Одной из основных причин таких аварий законодатели считают хамство водителей. По их мнению, ощутимый штраф заставит многих остановиться перед пешеходным переходом .

Под эгидой министра юстиции А.В. Коновалова готовится пакет законопроектов, которые сократят тюремное население страны. Причем А.В. Коновалов одним из серьезных инструментов профилактики преступлений видит институт административной ответственности. Рассказывая «Российской газете» о планах кардинального изменения системы назначения и исполнения наказаний, он отмечает, что необходимо дифференцировать и расширить спектр административных наказаний, ужесточить систему штрафов, ввести административные наказания в виде обязательных работ. Кроме того, А.В. Коновалов считает целесообразным расширить практику административного ареста, в том числе увеличив его до 2-х месяцев. Полагаем, что он прав, говоря о том, что эффективная система административных наказаний «сможет заполнить нишу, которая сегодня, к сожалению, часто неоправданно закрывается исключительно уголовными наказаниями» .

Административные правонарушения связаны с функционированием многих сотен тысяч людей -граждан, физических и юридических лиц, непосредственно затрагивают их жизненные интересы и потребности, поскольку проникают во все сферы и области жизни, управления .

Административная ответственность имеет специфические черты, которые отличают ее от иных видов юридической ответственности — уголовной, гражданско-правовой и дисциплинарной. Н.Г. Салищева и А.Ю. Якимов справедливо выделяют специфические виды административных наказаний, к которым они относят предупреждение, возмездное изъятие орудия совершения или предмета административного правонарушения, административное выдворение за пределы Российской Федерации иностранного гражданина или лица без гражданства, административное приостановление деятельности . Кроме того, указанные авторы выделяют и иные специфические черты административной ответственности, разграничивая ее с гражданской, уголовной и дисциплинарной.

Административные наказания, являясь мерами административного принуждения, являются сегодня одним из эффективных средств профилактики (предупреждения) правонарушений, в том числе и преступлений в различных сферах общественных отношений. Д.Н. Бахрах отмечает, что мера принудительного воздействия становится наказанием, если законодатель внес ее в список административных наказаний. Ученый справедливо акцентирует внимание на том, что некоторые меры административного принуждения хотя и похожи на наказание, не являются таковым. «Например, суровой ли мерой легального принуждения является отзыв (аннулирование) лицензий? Но в 2001 году законодатель исключил ее из списка административных наказаний, предложенных учеными. И теперь

отзыв лицензии наказанием не считается, хотя на практике такая мера применяется на законном основании» .

Многие годы применялась такая мера принуждения, как приостановление деятельности. В законодательстве, в науке и на практике ее считали мерой административного пресечения. В 2005 году законодатель включил эту меру в число административных наказаний. И теперь приостановление деятельности на срок до 90 дней считается наказанием. А это значит, что она теперь применяется в порядке, установленном для назначения наказаний, влечет состояние наказанности и т.д. В общем-то, это хорошо, поскольку применяет такую санкцию теперь только суд .

По справедливому замечанию Д.Н. Бахраха и Э.Н. Ренова, административное наказание является карой, мерой ответственности, назначаемой за административные деликты. По сути, это реакция государства на противоправное, порицаемое деяние, негативно влияющее на общественные отношения. Административное наказание всегда выражает отрицательную оценку государством совершенного правонарушения, произведенную официально, гласно .

В настоящее время проблемы защиты прав граждан в производстве по делам об административных правонарушениях являются широко обсуждаемыми как в быту, так и в средствах массовой информации. Как пишет А.Р. Лихов, создается впечатление, что проблема нарушения прав человека при применении административного принуждения носит международный характер. На форумах, проводимых в Интернете по данной проблеме, граждане различных государств (в основном бывшего СССР) делятся своим опытом общения с органами и должностными лицами, наделенными административно-юрисдикционными полномочиями .

Не оспаривая целесообразность ужесточения административной ответственности за некоторые виды административных правонарушений, например, в сфере обеспечения безопасности дорожного движения, а также наметившуюся тенденцию перевода ряда уголовно наказуемых деяний в административные с целью сокращения числа «тюремного населения» страны, представляется необходимым высказать озабоченность прогнозируемого массового нарушения прав граждан со стороны органов внутренних дел (милиции), которые в большей степени, чем другие органы административной юрисдикции, выявляют и пресекают различные административные деликты.

По-видимому, следует согласиться с А.Р. Лиховым, который отмечает следующее: «Иногда складывается впечатление, что федеральные власти и органы государственной власти субъектов Российской Федерации фактически поощряют милицию и должностных и иных органов, наделенных административно-юрисдикционными полномочиями к массовым нарушениям прав граждан. Иначе просто невозможно объяснить то спокойствие и оправдательный тон, которым они комментируют подобные факты в СМИ в ответ на обращения граждан и общественных организаций» .

Далее он указывает на то, что в системе органов внутренних дел установлены критерии и формы отчетности, согласно которым сотрудники милиции, в частности Патрульно-постовой службы (ППС), Государственной инспекции безопасности дорожного движения (ГИБДД), службы участковых уполномоченных милиции (УУМ), подразделений по делам несовершеннолетних (ПДН) и т.д., должны составлять столько протоколов о «правонарушениях», сколько установлено по «плану». То есть для каждого милиционера установлены, так же как и для каждого подразделения, «контрольные цифры» числа нарушителей, что фактически толкает сотрудников и руководителей милиции среднего звена на нарушение закона и фальсификации .

Органы внутренних дел вправе не только возбуждать дела об административных правонарушениях, составлять протоколы, но и рассматривать их в соответствии с компетенцией, установленной ст. 23.3 Кодекса РФ об административных правонарушениях. Причем, кроме такой санкции, как предупреждение, они имеют право вынести постановление о наказании в виде административного штрафа, который бывает для граждан весьма ощутимым. Например, участковый уполномоченный милиции сегодня имеет право за проживание без паспорта (по недействительному паспорту) наказать административным штрафом в размере от 1,5 до 2,5 тыс. руб., за мелкое хулиганство — от 500 до 1 тыс. руб. Такими полномочиями обладают и сотрудники ГИБДД, а также руководители органов внутренних дел и их заместители и некоторые иные категории должностных лиц милиции. Расширение административно-юрисдикционной компетенции милиции по ряду административных правонарушений, на наш взгляд, обосновано, но, учитывая высказанные по этому поводу замечания Р.А. Лихова, конечно же, возникает вопрос о соблюдении законности со стороны органов внутренних дел при осуществлении производства по делам об административных правонарушениях. Может ли сегодня сотрудник милиции, обладающий значительными административно-юрисдикционными

полномочиями, всегда оставаться честным и принципиальным, несмотря на пресловутые «планы» по составлению протоколов об административных правонарушениях, а также низкое финансирование органов внутренних дел, что является одной из причин коррупции и злоупотреблений в органах внутренних дел?

Закон сегодня позволяет осуществлять квазисудебную деятельность 67 органам исполнительной власти. Причем органы внутренних дел обладают самой большой компетенцией в этой сфере. Они вправе рассматривать и выносить решения почти по 60 статьям КоАП РФ, а компетенция по составлению протоколов об административных правонарушениях в несколько раз выше, чем по рассмотрению дел об административных деликтах.

В этой связи представляется необходимым для повышения эффективности системы мер административной ответственности принять кардинальные меры политического, экономического и организационного характера, направленные на совершенствование административной юстиции в России. «Дешевая» административная юстиция в лице квазисудебных органов и, прежде всего, в лице органов внутренних дел не может служить интересам правового государства, интересам каждого конкретного человека, живущего в России. Ужесточение административной ответственности само по себе, конечно, влияет на состояние общественного порядка и общественной безопасности, но инициирует и массовые нарушения законности при осуществлении административно-юрисдикционой деятельности со стороны милиции и других органов исполнительной власти.

Литература

1. Баршев В. Переходное право // Российская газета. 2009. 12 мая.

2. Куликов В. Статья без заключения // Российская газета. 2009. 5 мая.

3. Административное право России: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2009.

4. Административное право России: Курс лекций / Под ред. Н.Ю. Хаманевой. М.: ТК Велби, Изд-во «Проспект», 2008.

5. Бахрах Д.Н. Административное право России: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Эксмо, 2008.

6. Бахрах Д.Н., Ренов Э.Н. Административная ответственность по российскому законодательству. М.: Норма, 2004.

ВОПРОС 3. ВИДЫ МЕР АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРИНУЖДЕНИЯ, ИХ ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

Административное принуждение охватывает понятие правовой ответственности, но им не исчерпывается, ибо не всякая принудительная мера, применяемая органами государства, может быть отнесена к разряду мер юридической ответственности. Более того, в обеспечении государственного управления первостепенное значение принадлежит не только юридической ответственности, но и другим видам правового принуждения. К ним, например, относятся те меры, назначение которых исчерпывается одним принуждением к исполнению возложенной на лицо обязанности или восстановлением нарушенного (нарушаемого) права.

Меры административного принуждения весьма разнообразны. Они различаются по целям, основаниям и порядку применения, что создает объективные предпосылки для их классификации.

В зависимости от целей и способа обеспечения правопорядка, определяемых объективным характером общественных отношений и противоправных посягательств на эти отношения, все меры административного принуждения можно подразделить на четыре группы:

1) административно-предупредительные меры;

2) меры административного пресечения;

3) меры обеспечения административного процесса;

4) меры административной ответственности – административные взыскания.

Некоторые авторы, в частности Бахрах Д.Н., Крамник А.Н., выделяют еще один вид мер административного принуждения – восстановительные меры.

Восстановительные меры вообще и административно-восстановительные в частности применяются в целях возмещения причиненного ущерба, восстановления прежнего положения вещей.

Поэтому вид и размер этих мер зависит от характера и размера вреда, причиненного неправомерным деянием. К ним относятся снос самовольно возведенных строений и сооружений, административное выселение из самовольно занятых жилых помещений, изъятие у организаций незаконно полученного, взыскание недоимки, пени.

Самовольно возведенные жилые и нежилые строения (дома, дачи, гаражи, сараи и т. п.) могут быть снесены за счет виновного.

Изъятие у предприятий и учреждений незаконно полученного состоит во взимании в доход бюджета сумм, полученных предприятиями и учреждениями путем нарушения финансовой дисциплины, норм, регулирующих предпринимательскую деятельность.

Административно-восстановительными являются и так называемые финансовые санкции: взыскание недоимки, пеня. Недоимка — это не внесенная в срок в бюджет или в государственные внебюджетные фонды сумма налогов и других обязательных платежей. При выявлении недоимки, налогоплательщику направляется письменное требование о ее погашении в установленный срок. Если требование остается без удовлетворения или ответа, то взыскание обращается на имущество виновного.

Статья 7.8 КоАП «Возложение обязанности возместить причиненный вред» обязывает физическое лицо, совершившее административное правонарушение, или юридическое лицо, признанное виновным и подлежащее административной ответственности, возместить вред, причиненный административным правонарушением.

Статья 12.15 ПИКоАП «Последствия отмены постановления по делу об административном правонарушении с прекращением дела об административном правонарушении» устанавливает, что отмена постановления по делу об административном правонарушении с прекращением дела об административном правонарушении влечет за собой возврат денежных сумм, конфискованных предметов, а также отмену других ограничений, связанных с ранее принятым постановлением. При невозможности возврата конфискованного предмета возмещается его стоимость.

Административно-предупредительные меры – способы и средства, направленные на предупреждение и предотвращение правонарушений и обстоятельств, угрожающих жизни и безопасности граждан или нормальной деятельности государственных органов, предприятий и организаций.

Основания применения административно-предупредительных мер: наступление особых условий как связанных, так и не связанных с действием человека.

Цель применения: предупреждение правонарушений в сфере государственного управления, предотвращение обстоятельств, угрожающих общественной безопасности.

По непосредственному назначения и характеру правоограничений среди административно-предупредительных мер можно выделить четыре группы:

· меры, применяемые в целях предотвращения угрозы наступления возможных вредных, опасных, а нередко и тяжких последствий, например, введения карантина в местностях, пораженных эпидемией, эпизоотией, закрытие участков Государственной границы при вспышке опасных инфекционных заболеваний на сопредельной территории и др.

· меры, направленные на предупреждение правонарушений, причем не только административных проступков, но и преступлений (досмотр ручной клади и багажа, проверка документов, удостоверяющих личность).

· меры, препятствующие уклонению соответствующих субъектов от исполнения ими обязанности(принудительное медицинское освидетельствование и др.).

· лечебно-предупредительные меры принуждения, назначение которых не только обеспечение общественной безопасности, но и лечение опасных душевнобольных, наркоманов, инфекционных больных.

Меры административного предупреждения:

— проверка документов;

— запрещение (ограничение) движение транспорта и пешеходов;

— использование средств транспорта и связи в служебных целях;

— регистрация оружия, транспортных средств, перерегистрация того и другого через определенные промежутки времени;

— досмотр ручной клади, багажа и личный досмотр пассажиров гражданских воздушных судов;

— выселение из домов, находящихся в аварийном состоянии;

— посещение и осмотр подконтрольных объектов;

— постановка на специальный учет;

— вызов для объявления официального предупреждения;

— надзор за соблюдением участниками движения Правил дорожного движения;

— надзор за техническим состоянием транспортных средств;

— надзор за содержанием автомобильных дорог;

— надзор за соблюдением правил противопожарной безопасности и др.

Меры административного пресечения – способы и средства принудительного воздействия, применяемые в целях прекращения противоправных действий и предотвращения наступления общественно опасных последствий.

Основание применения мер административного пресечения – совершение административного правонарушения (уже начавшегося, но еще не законченного деяния).

Для приведения в действие мер пресечения установление вины не требуется, в процессе осуществления этих мер отсутствует оценка нарушения с точки зрения наказания. Применение мер пресечения не влечет для субъекта состояния наказанности. Меры пресечения могут применяться и для прекращения объективно-противоправных деяний, совершенных невменяемыми, душевнобольными.

Классификация мер пресечения в зависимости от цели и способа воздействия:

1) Особые или специальные (применение оружия, спецсредств, физической силы).

2) Обычные:

— требование о прекращении противоправных действий;

— запрещение эксплуатации транспортного средства;

— приостановление работы объектов разрешительной системы;

— сокращение сроков пребывания на территории Республики Беларусь иностранных граждан и лиц без гражданства и др.

К специальным мерам административного пресечения относятся применение:

— физической силы,

— специальных средств и

— огнестрельного оружия.

Специальные меры пресечения применяются только к физическим лцам, они нарушают их физическую неприкосновенность для того, чтобы быстро прекратить противоправное поведение.

В их числе:

a) средства простого физического воздействия (приемы боевой борьбы, использование служебных собак);

b) воздействие с помощью технических средств (РП, наручников и т.п.);

c) использование огнестрельного оружия.

Меры процессуального обеспечения – разновидность мер административного принуждения. Применяются в целях:

— пресечения административных правонарушений,

— установления личности физического лица, в отношении которого ведется административный процесс,

— составления протокола об административном правонарушении,

— обеспечения своевременного и правильного рассмотрения дела и

— исполнения постановлений по делу об административном правонарушении.

Глава 8 ПИКоАП Республики Беларусь предусматривает исчерпывающий перечень этих мер:

1) административное задержание физического лица;

2) личный обыск задержанного;

3) наложение ареста на имущество;

4) изъятие вещей и документов;

5) задержание и принудительная отбуксировка (эвакуация) транспортного средства;

6) отстранение от управления транспортным средством;

6.1) блокировка колес транспортного средства;

7) привод;

8) удаление из помещения, в котором рассматривается дело об административном правонарушении.

Кроме этого, в отношении юридического лица могут быть применены следующие меры обеспечения административного процесса:

1) изъятие документов и имущества, принадлежащих юридическому лицу;

2) наложение ареста на товары, транспортные средства и иное имущество, принадлежащие юридическому лицу.

Административные взыскания являются видом административного принуждения.Одновременно административное взыскание является мерой административной ответственности.

Они налагаются только государственным органом или его должностным лицом в пределах отведенной компетенции.

Административное взыскание, налагаемое на физическое лицо, применяется в целях:

— воспитания физического лица, совершившего административное правонарушение, а также

— предупреждения совершения новых правонарушений как самим физическим лицом, совершившим такое правонарушение, так и другими физическими лицами.

— предупреждения совершения новых административных правонарушений юридическим лицом.

— восстановлению справедливости

— является основанием для взыскания с физического или юридического лица возмещения вреда в порядке, предусмотренном законодательством.

Законодатель в статье 6.2 КоАП Республики Беларусь устанавливает исчерпывающий перечень видов административных взысканий:

1) предупреждение;

2) штраф;

3) исправительные работы;

4) административный арест;

5) лишение специального права;

6) лишение права заниматься определенной деятельностью;

7) конфискация;

8) депортация;

9) взыскание стоимости.

В отношении юридических лиц применяются административные взыскания

1) предупреждение;

2) штраф;

6) лишение права заниматься определенной деятельностью;

7) конфискация;

9) взыскание стоимости.

Только судом налагаются административные взыскания:

3) исправительные работы;

4) административный арест;

6) лишение права заниматься определенной деятельностью;

7) конфискация;

9) взыскание стоимости,

за исключением административных взысканий в виде административного ареста за совершение административного правонарушения, предусмотренного статьей 9.27КоАП, а также в виде лишения права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами, которые налагаются органами внутренних дел.

Вывод по вопросу:

Меры административного принуждения весьма разнообразны. Они различаются по целям, основаниям и порядку применения, что создает объективные предпосылки для их классификации на определенные группы. Каждая группа мер решает свои задачи и имеет определенных субъектов для реализации в зависимости от целей и способа обеспечения правопорядка, определяемых объективным характером общественных отношений и противоправных посягательств на эти отношения.

Вывод по лекции:

Таким образом, административное принуждение – это средство психологического, физического, материального или организационного воздействия, основанное на нормах административного права, применяемое специально уполномоченным субъектом в определенных процессуальных формах с целью обеспечения общественного порядка и общественной безопасности. Административное принуждение реализуется посредством применения многочисленных мер различного характера. Большинство ученых административистов выделяют четыре группы мер административного принуждения: административно-предупредительные меры, меры административного пресечения, меры обеспечения административного процесса и меры административной ответственности (административные взыскания).

NB: Административное право и практика администрирования
Правильная ссылка на статью: Костенников М.В., Куракин А.В., Мышляев Н.П. — Классификация административно-профилактических мер // NB: Административное право и практика администрирования. – 2015. – № 2. – С. 72 — 88. DOI: 10.7256/2306-9945.2015.2.15847 URL: https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=15847

Костенников Михаил Валерьевич
доктор юридических наук
профессор кафедры подготовки сотрудников полиции по охране общественного порядка Всероссийского института повышения квалификации сотрудников Министерства внутренних дел Российской Федерации
142008, Россия, г. Москва, ул. Пихтовая, 3
Kostennikov Mikhail Valer’evich
Doctor of Law
Professor
The All-Russian Institute of the Ministry of Internal Affairs Personnel Training
142008, Russia, Moskovskaya oblast, Domodedovo, ul. Pikhtovaya, 3.

m-2263768@yandex.ru
Другие публикации этого автора
Куракин Алексей Валентинович
доктор юридических наук
профессор кафедры подготовки сотрудников в сфере миграции Всероссийского института повышения квалификации сотрудников Министерства внутренних дел Российской Федерации
142008, Россия, г. Москва, ул. Пихтовая, 3
Kurakin Aleksei Valentinovich
Doctor of Law
Professor
The All-Russian Institute of the Ministry of Internal Affairs Personnel Training
142008, Russia, Moskovskaya oblast, Domodedovo, ul. Pikhtovaya, 3.

kurakinaleksey@gmail.com
Другие публикации этого автора
Мышляев Николай Прокофьевич
доктор юридических наук
профессор Московского психолого-социального университета
115191, Россия, г. Москва, пр-д 4-Й рощинский, 9а
Myshlyaev Nikolai Prokof’evich
Doctor of Law
Professor at Moscow Psychological and Social University
115191, Russia, Moscow, pr-d 4-I roshchinskii, 9a

mnikolay@mail.ru
Другие публикации этого автора

10.7256/2306-9945.2015.2.15847

Дата направления статьи в редакцию:

12-07-2015

Дата публикации:

16-07-2015

Аннотация.

Предметом статьи являются проблемы правового и организационного характера, связанные с административно-правовым регулированием профилактики административных правонарушений. Авторами подробно проводится теоретико-правовой анализ концепций правового регулирования профилактической работы с позиции административно-правового регулирование обеспечения правопорядка. Рассматриваются авторские позиции относительно понятия административно-правовой профилактики правонарушений. Основное внимание в статье уделяется разработки методов и методологии административно-правового регулирования профилактики правонарушений. Кроме того, в статье проводится теоретико-правовой анализ понятий концепций профилактической деятельности в сфере административно-правового регулирования. Рассматриваются авторские позиции относительно толкования и правовой регламентации данных категорий. Методологическую основу статьи составили современные достижения теории познания. В процессе исследования применялись общефилософский, теоретический, общефилософские методы (диалектика, системный метод, анализ, синтез, аналогия, дедукция, наблюдение, моделирование), традиционно правовые методы (формально-логический), а также методы, используемые в конкретно-социологических исследованиях (статистические, экспертные оценки и др.). Основной вывод, который сделан по итогам исследования, состоит в том, что в настоящее время для обеспечения правопорядка в сфере действия норм административного права необходимо совершенствовать формы и методы административно-правового и профилактического воздействия. Основным вкладом, который сделан авторами в настоящей статье это необходимость развития административно-правового регулирования профилактики административных правонарушений. Новизна статьи заключается в разработке предложений по развитию форм и методов административно-правового регулирования профилактической деятельности, а также создание правовых и организационных гарантий законности в нашей стране.
Ключевые слова: принуждение, профилактика, поолиция, классификация, стема, работа, правоприменение, деликт, деликтология, юрисдикция
The article focuses on legal and organizational problems of administrative and legal regulation of prevention of administrative offences. The authors carry out the theoretical and legal analysis of the concepts of legal regulation of preventive activities from the position of administrative-legal regulation of law enforcement. The paper presents the authors’ positions towards the notion of administrative and legal prevention of offences. The main attention is paid to the development of methods and methodology of administrative and legal regulation of prevention of offences. In addition, the article presents the theoretical and legal analysis of the concepts of preventive activities in the sphere of administrative legal regulation. The article provides the authors’ positions concerning the interpretation and legal regulation of these categories. The methodology of the research is based on the recent achievements of epistemology. The author uses the general philosophical and theoretical methods (dialectics, the systems method, analysis, synthesis, analogy, deduction, observation, modeling), the traditional legal methods (formal-logical) and the methods, used in special sociological research (the statistical method, expert assessments, etc.)On the base of the research the authors conclude that at present in order to develop the rule of law in the sphere of activity of administrative legislation it is necessary to improve the forms and methods of administrative, legal and preventive influence. The main contribution of the authors lies in the statement about the need to develop administrative-legal regulation of prevention of administrative offenses. The novelty of the article consists in the proposals for the development of forms and methods of administrative-legal regulation of preventive activities, and the creation of legal and institutional guarantees of legality in Russia.
jurisdiction, delictology, delict, law enforcement, work, system, classification, police, prevention, coercion

Современный этап социально-экономического развития нашей страны характеризуется большим количеством сложностей и противоречий. Все это, так или иначе, сказывается на уровне правопорядка, а также дисциплины и законности в органах государственной власти и управления. Государству необходимо предпринимать весьма серьезные усилия для противодействия преступности и административной деликтности, которая с каждым годом вовлекает в себя все новые и новые слои общества. В деле предупреждения и пресечения преступлений и административных правонарушений на первом месте находится полиция, которая посредством предоставленных ей средств осуществляет свою правоохранительную деятельность. Следует отметить, что в мероприятиях по предупреждению и пресечению правонарушений различной степени общественной опасности имеется достаточно много правовых и организационных проблем, которые, к сожалению, устраняются, не так быстро, как это необходимо в настоящий момент. Именно поэтому сегодня необходимо предпринять дополнительные усилия по совершенствованию деятельности российской полиции в деле профилактики и противодействия различного рода правонарушениям, а также защите прав и свобод граждан. Приходится признать, что в настоящее время далеко не в полной мере используется комплексный подход в деле выявления и пресечения преступлений и административных правонарушений, которые между собой часто логически взаимосвязаны.

Классификация административно-профилактических мер – один из сложных вопросов административной деликтологии. Суть проблемы состоит в том, что отсутствие достаточно полной теоретической разработки видов и особенностей данных мер сдерживает дальнейшее совершенствование их правовой основы, затрудняет правильное их толкование и применение. Анализ законодательства, регламентирующего деятельность полиции по профилактике административных правонарушений показывает, что в нем не решен ряд вопросов. В частности, не всегда с достаточной конкретностью определяется правовой характер данных мер, основания и порядок их применения, полномочия должностных лиц по применению, а также гарантии прав и свобод граждан. В правоприменительной практике это, при определенных условиях, ведет к нарушениям законности – необоснованному административному задержанию, превышению его сроков, нарушению порядка досмотра и т.д.

Классификация рассматриваемых мер имеет важное значение и для научного анализа, поскольку позволяет выделить наиболее значимые стороны изучаемых явлений, наиболее важные их свойства, более глубоко раскрыть сущность и содержание каждой меры.

Анализ литературных источников позволяет констатировать, что отечественными административистами еще в 50-60-х годах была разработана типология мер административного воздействия, которая включала три группы: административно-предупредительные, меры пресечения и административные взыскания . Тем самым был сделан переход от двухзвенной системы, к трехзвенной.

Предложенная М. И. Еропкиным трехзвенная классификация получила широкое признание ученых-административистов и сыграла значительную роль в совершенствовании правоприменительной практики и ее нормативного регулирования. Вместе с тем динамика правоприменительной деятельности и развитие ее законодательной регламентации привели к тому, что отдельные меры административного воздействия стали выполнять дополнительные функции, в их содержании появились новые элементы.

Вследствие этого разработанная учеными-административистами трехзвенная система уже не охватывала всей совокупности мер. В юридической литературе появились попытки выделить в качестве самостоятельной группы восстановительные меры и процессуального обеспечения , а также кумулятивные.

Общеизвестно, что при осуществлении любой классификации важное значение имеет выявление наиболее существенных свойств, элементов рассматриваемых предметов, поскольку она фиксирует «закономерные связи между классами объектов с целью определения места объекта в системе, которое указывает на его свойство» .

В юридической литературе к таким свойствам относят принудительный характер этих мер, заключающийся в том, что они применяются субъектами, наде­ленными властными полномочиями, их применение не зависит от воли тех лиц, на которых они направлены, и влечет наступление неблагоприятных последствий для последних .

В целом административно-профилактические меры воздействия характеризуются, на наш взгляд тем, что они являются индивидуальными правоохранительными актами административно-правового характера, выражают государственно-правовое (административное) принуждение, оказывают непосредственное влияние на отклоняющееся от нормального (предписанного законом) поведение с целью его изменения и влекут, как правило, изменение правового положения лица, подвергнутого данной мере (ограничение отдельных прав и свобод, возложение дополнительных обязанностей и т.п.).

Наряду с общими для всех мер свойствами каждая из них имеет и свои особенности, которые проявляются в основаниях, целях, в круге субъектов, использующих эти меры и т.п. Отмеченные особенности предопределяют возможность проведения группировки рассматриваемых мер. В литературе в качестве критериев такой группировки выделялись способ правоохраны, цели, фактические основания применения и некоторые другие .

Вместе с тем вопрос о классификации административно-профилактических мер остается не полностью решенным. Ни одна из приведенных выше классификаций, на наш взгляд, не охватывает всей совокупности этих мер. За ее рамками в одном случае остаются охранительные, в другом – превентивные, в третьем – воспитательные меры. Основная проблема в решении данного вопроса заключается в том, что сложность правовой природы рассматриваемых мер делает невозможным провести классификацию любых мер по какому-либо одному основанию . Поэтому дальнейшая теоретическая разработка данной проблемы связана с поиском такого подхода, который позволил бы при проведении группирования соединить несколько признаков (оснований). Целесообразным представляется осуществление классификации в два этапа.

На первом, по нашему мнению, она должна проводиться по такому важному основанию, как социальное назначение мер. Социальное назначение является одним из оснований группирования всей совокупности мер правового принуждения в целом. Так, например, С. С. Алексеев разделяет по этому основанию все меры на юридические санкции, то есть «государственно-принудительные меры, являющиеся реакцией государства в отношении конкретного лица на факт противоправного поведения и государственно-необходимые – профилактические и превентивные меры правового принуждения» . Далее выделенные группы должны, на наш взгляд, детализироваться по функциональным особенностям административно-профилактических мер.

Социальное назначение рассматриваемых мер, выражающее их общую социально-правовую направленность, предопределяется специфическим характером административно-правовой охраны общественных отношений, предусмотренных Особенной частью КоАП РФ. Анализ законодательства, регламентирующего деятельность полиции, например, в сфере охраны общественного порядка и общественной безопасности (глава 20 КоАП РФ), позволяет выделить два основных направления этой деятельности. Во-первых, это обеспечение безопасности личности в сфере охраны общественного порядка.

Другое назначение рассматриваемых мер закреплено в нормах КоАП РФ, в которых законодатель предписывает субъектам административной юрисдикции осуществлять меры, направленные на выявление и устранение причин и условий, способствующих совершению административных правонарушений (ст. 29.13 КоАП РФ).

Аналогичный вывод о двух основных направлениях административно-правовой охраны общественного порядка сделан и в научной литературе. Так, характеризуя меры административного принуждения, М. И. Еропкин, например, отмечает, что они должны применяться в целях предупреждения и пресечения административных проступков, административного наказания, а также в целях обеспечения общественной безопасности .

Таким образом, меры административного принуждения по своему социальному назначению можно разделить на две группы: 1) направленные на защиту общественного порядка и общественной безопасности (условно их можно назвать административно-правовыми мерами социальной защиты); 2) направленные непосредственно на борьбу с конкретными административными правонарушениями (которые могут быть условно названы административно-деликтные).

Следует отметить, что категория мер социальной защиты (именуемых также мерами безопасности) разработана теорией социальной защиты, выдвинутой сторонниками западного антрополого-социологического направления уголовного права, и воспринята впоследствии теорией «новой социальной защиты». В соответствии с этими теориями меры безопасности, имеющие уголовно-правовой характер, должны применяться не на основании вины правонарушителя, а в связи с его «опасным состоянием» и не обязательно должны соответствовать тяжести содеянного .

Сторонники «новой социальной защиты» объединяют меры наказания с мерами безопасности в единую систему санкций, имеющих основанием применения все то же «опасное состояние» .

Очевидно, что такая конструкция необоснованно расширяет сферу действия уголовной репрессии и может привести к нарушению прав граждан. Реакционная сущность этих теорий была подвергнута справедливой критике в отечественной научно-правовой литературе .

Отвергая теорию социальной защиты, ее реакционные положения, отечественная правовая наука и законодательная практика в то же время допускает возможность существования, при определенных условиях, самих мер социальной защиты. Данный правовой институт известен отечественному уголовному праву. Так, УК РСФСР 1922 г. имел своей задачей «правовую защиту государства, трудящихся от преступлений и от общественно опасных элементов» и осуществлял эту защиту «путем применения к нарушителям революционного порядка наказания или других мер социальной защиты» (ст. 5). В то же время в теории уголовного права того периода разграничивались меры наказания и социальной защиты .

Следует отметить, что уголовно-правовая наука рассматривала эти меры как временные. Отмечалось, в частности, что «они имеют тенденцию выйти за пределы уголовного права» и занять промежуточную позицию между уголовным и административным правом . В дальнейшем институт социальной защиты в уголовном праве был упразднен. Но в науке отечественного административного права в качестве самостоятельного вида рассматривались административно-правовые меры социальной защиты наряду с административными наказаниями .

Представляется, что именно административно-правовой (а не уголовно-правовой) характер этих мер предопределяет допустимость использования их в целях социальной защиты, имея в виду более «мягкое» воздействие этих мер на личность, не столь тяжкие для гражданина юридические последствия их применения по сравнению с уголовно-правовыми.

Следует еще раз подчеркнуть, что основанием применения последних является установление виновности лица в совершении конкретного преступления, поскольку в этом случае назначаются наказания, предусмотренные уголовным законом.

Эти свойства делают возможным включить в число оснований их производства не только совершение общественно опасного деяния, но и возникновение реальной угрозы посягательства на охраняемые правом общественные отношения.

Таким образом, термин «административно-правовые меры социальной защиты» весьма точно, на наш взгляд, характеризует сущность и назначение этих мер, подчеркивает их административно-правовой характер и направленность действия на защиту общественного порядка и общественной безопасности.

Указанный термин, обозначающий вторую группу мер, выделяемую по социальному назначению, как нам представляется, достаточно точно характеризует эти меры, подчеркивая их непосредственную связь с административными правонарушениями. Следует отметить, что фактическим основанием их применения является совершение конкретного административного правонарушения или наличие данных, позволяющих предполагать его совершение.

В качестве второго признака, лежащего в основании классификации, может служить совокупность функциональных особенностей мер административного воздействия, то есть элементы их содержания, которые предопределяют место и роль той или иной меры в решении конкретных задач (выполнение функций) правоохранительной деятельности в сфере обеспечения общественного порядка.

Так, например, по мнению В. Н. Кудрявцева: «Практическая деятельность всей системы правоохранительных органов традиционно состоит из: а) выявления факта правонарушения; б) исследования этого факта и личности правонарушителя; в) применения санкции к виновному; г) организации ее исполнения; д) последующего контроля за поведением субъекта. За ряд последних лет функцией правоохранительных органов стало также выявление причин правонарушений и принятие мер, направленных на их предупреждение» .

Рассматривая данный признак (функциональные особенности), следует иметь в виду, что большинство анализируемых мер предназначено для выполнения нескольких функций. Например, доставление нарушителей может применяться в целях пресечения правонарушений, обеспечения производства отдельных мер (административного задержания, досмотра и др.) или всего производства по делам об административных правонарушениях. Аналогичные функции выполняют досмотр, изъятие и некоторые иные. Все они находят отражение в административном законодательстве. В силу этого, на наш взгляд, функции не могут служить самостоятельным основанием классификации данных мер. В то же время функциональные свойства последних позволяют оттенить некоторые специфические особенности их содержания при проведении такой группировки.

Дальнейшему процессу обособления служит присоединение к социальному назначению второго признака – функциональных особенностей, что позволяет выделить четыре группы мер:

1) административно-предупреждающие меры социальной защиты;

2) административно-пресекающие меры социальной защиты;

3) меры, обеспечивающие производство по делам об административных правонарушениях;

4) меры административного наказания.

Основанием применения первого вида мер является наступление предусмотренных законом условий, при которых может возникнуть угроза нормальному функционированию общественных отношений или жизни (здоровью), а также правам граждан. Таким образом, применение этих мер не связано непосредственно с совершением правонарушения и преследует цель не допустить таковое, а также по возможности предотвратить возможное наступление вредных последствий .

Особенность этой группы мер, как справедливо указывает А. Б. Зеленцов, заключается в том, что «они не являются мерами наказания, взыскания. Их главная цель – предупредить возможные нежелательные, вредные, опасные для общества и граждан явления, их неприятные последствия и тем более правонарушения» .

По этим основаниям и в соответствии с действующим административным законодательством к административно-предупреждающим мерам социальной защиты следует относить:

введение карантина при эпидемиях и эпизоотиях;

закрытие участков границы (например, при возникновении эпидемий);

обязательное медицинское освидетельствование лиц и санитарного состояния предприятий общественного питания;

закрытие определенных участков дороги или улицы для движения транспорта при возникновении угрозы горных обвалов и оползней;

административный контроль за лицами, освобожденными из мест лишения свободы;

досмотр вещей и личный досмотр пассажиров гражданских воздушных судов;

проверка документов, удостоверяющих личность;

технический осмотр транспортных средств;

административное задержание;

пожарный надзор;

регистрация оружия, транспортных средств и т.д.

Законодатель справедливо посчитал, что в случае несоблюдения перечисленных условий могут быть созданы реальные общественно опасные ситуации как в сфере охраны общественного порядка, так и в целом для общественной безопасности и обоснованно ввел исчерпывающий перечень условий, при которых лицензия на приобретение гражданами оружия не выдается.

Таким образом, применение таких мер не связано непосредственно с совершением правонарушения и преследует цель не допустить таковое, а также предотвратить возможное наступление вредных последствий.

Между тем в юридической литературе высказана иная точка зрения. Так, по мнению Э. Е. Гензюка, любая из мер административного принуждения имеет профилактическую направленность только в отношении преступлений. «В то же время применительно к административным проступкам, этого сказать нельзя: например, вхождение в жилище граждан, применение оружия, да и весь комплекс административно-правовых санкций и мер пресечения, в принципе, относятся к мерам предупреждающим преступления, но наказывающим за уже совершенные административные деликты, либо пресекающим их перерастание в преступление» .

Если рассматривать позицию Э. Е. Гензюка применительно к рассматриваемому нами первому виду профилактических мер, то она, на наш взгляд, не лишена недостатков. Это связано с тем, что с повестки дня снимается проблема ранней профилактики, которая в предупредительном процессе должна занять свое место. В этом смысле методологическое значение имеет высказывание В. Н. Кудрявцева: «поскольку нас интересуют причины правонарушений, необходимо учитывать не только сами действия, образующие запрещенный законом поступок, но и некоторые предшествующие им события. Таким образом, раскрывается генезис противоправного поведения, то есть его происхождение и развитие» .

Вышеизложенное позволяет нам сделать вывод о том, что воздействовать на личность можно на любом этапе отклонения от норм поведения.

Вместе с тем позиция Э. Е. Гензюка заслуживает внимания, когда речь идет о пресечении административных правонарушений.

Второй вид, рассматриваемых нами мер (административно-пресекающие меры социальной защиты) включает в себя: а) доставление в медицинские учреждения либо в дежурные части органов внутренних дел и б) содержание в них до вытрезвления лиц, находящихся в общественных местах в состоянии опьянения и утративших способность самостоятельно передвигаться и ориентироваться в окружающей обстановке, либо могущих причинить вред окружающим или себе.

К этому же виду, на наш взгляд, следует отнести и такие меры, как: а) отстранение от управления транспортными средствами лиц, в отношении которых имеются достаточные основания полагать, что они находятся в состоянии опьянения, а равно не имеющих документов на право управления или пользования транспортным средством; б) запрещение эксплуатации транспортных средств при наличии у них технических неисправностей, создающих угрозу безопасности дорожного движения.

К этой группе, на наш взгляд, следует отнести и меры физического воздействия на правонарушителя: применение боевых приемов самбо, резиновой палки, наручников, слезоточивого газа.

Таким образом, меры данной группы направлены непосредственно на пресечение общественно опасного деяния безотносительно к его правовому (отраслевому) характеру. Их действие завершается в момент прекращения этого деяния, после чего могут быть применены иные, например, направленные на составление протокола об административном правонарушении и т.п.

Третья группа (меры обеспечения производства по делам об административных правонарушениях) включает: доставление нарушителей, личный досмотр, досмотр вещей, изъятие вещей и документов, явившихся орудием или объектом посягательства, административное задержание и др. К этому же виду можно отнести и привод лица, привлекаемого к административной ответственности, для рассмотрения дела в случае уклонения его от явки по вызову соответствующего органа или должностного лица (ст. 27.1 КоАП РФ).

Основания и условия применения данных мер закреплены в соответствующих статьях КоАП РФ (глава 27).

Четвертый вид мер (административные наказания) выделяется в качестве самостоятельного практически всеми исследователями данной проблемы и весьма обстоятельно разработан в литературе.

Основанием применения этих мер является доказанная в установленном порядке вина в совершении конкретного административного правонарушения.

В юридической литературе отмечается, что наложение административного наказания имеет своей целью частное и общее предупреждение правонарушений. Так, например, частное предупреждение предполагает воздержание лица, к которому применены меры правового воздействия, от противоправного поведения. И далее, если сдерживающий эффект проявляется также в отношении иных лиц, информированных о принятии указанных мер, то возможно и достижение общепрофилактической цели .

Характерно, что на профилактическую роль административного наказания (взыскания) указывали еще в 1975 г. Л. Л. Попов и А. П. Шергин. По их мнению, оно преследовало три конкретные цели: воспитательную, частнопредупредительную и общепредупредительную . При этом частнопредупредительные меры направлены на предупреждение рецидива административных правонарушений, а общепредупредительные на превенцию административных деликтов в целом .

Следует отметить, что многоцелевое назначение большей части рассматриваемых мер, множественность выполняемых каждой из них функций предопределяет рассмотрение выделенных видов (групп) в их взаимосвязи. Представляется также, что более точным было бы назвать выделенные четыре категории не видами, а стадиями использования административно-деликтных мер в процессе охраны правопорядка (или видами их функционального состояния). Это дает возможность раскрыть процесс их функционирования, поэтапного использования их в ходе правоохранительной деятельности, а также взаимосвязь друг с другом и иными мерами государственного принуждения. Например, если лицо, имеющее огнестрельное оружие, зарегистрированное в установленном порядке привлекалось неоднократно к административной ответственности за появление в общественных местах в состоянии опьянения, то возникает общественно опасная ситуация – угроза жизни и здоровью граждан. В целях предупреждения таких последствий применяется одна из административных мер социальной защиты – аннулирование разрешения на хранение и перевозку такого оружия.

Предложенный подход к классификации административно-профилакических мер не претендует на окончательное и исчерпывающее решение данной проблемы. Как и любая другая, приведенная выше типология обладает определенной степенью условности. И все же данный подход имеет, как представляется, определенную теоретическую и практическую значимость. В теоретическом плане он позволяет рассмотреть административно-профилактические меры в динамике, выделить свойства мер, которые недостаточно глубоко исследованы, в частности, их социально-правовой аспект. Предложенный подход, на наш взгляд, может быть использован при дальнейшей разработке проблемы классификации мер административного воздействия в целом. Практическая значимость данного подхода состоит в том, что он позволяет определить конкретные пути совершенствования нормативного регулирования и практики применения административно-профилактических мер.

Библиография References (transliterated) Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи

Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации введен в действие с 1509.2015. Данный нормативный правовой акт, являясь новым продуктом законотворческой деятельности, тем не менее подготовлен на фундаменте, заложенном нормами Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Одной из новелл Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации является выделение в отдельную главу (глава 11 КАС РФ) мер процессуального принуждения с включением таких новых видов, как «ограничение выступления участника судебного разбирательства» и «лишение участника судебного разбирательства слова».

Так, в статье 118 КАС РФ, определяющей основания ограничения выступления участника судебного разбирательства и лишения слова участника судебного разбирательства, законодатель сформулировал правило, согласно которому, в случае нарушения участником судебного разбирательства правил выступления в судебном заседании председательствующий в судебном заседании вправе: во-первых, ограничить от имени суда его выступление, если участник судебного разбирательства касается вопроса, не имеющего отношения к судебному разбирательству; во-вторых, лишить его от имени суда слова, если участник судебного разбирательства самовольно нарушает последовательность выступлений, дважды не исполняет требования председательствующего, допускает грубые выражения или оскорбительные высказывания либо призывает к осуществлению действий, преследуемых в соответствии с законом.

Анализируя сформулированные данной статьей положения, необходимо обратить внимание на то обстоятельство, что законодатель предпринимает попытку формализовать правила выступления в судебном заседании. При этом суть этих правил сводится к тому, что участнику судебного разбирательства:

1) следует касаться лишь вопросов, имеющих отношение к судебному разбирательству;

2) не следует самовольно нарушать последовательность выступлений;

3) не следует дважды не исполнять требования председательствующего;

4) нельзя допускать грубые выражения или оскорбительные высказывания;

5) нельзя призывать к осуществлению действий, преследуемых в соответствии с законом.

Принимая во внимание, что предусмотренные законом меры процессуального принуждения имеют конечную цель, состоящую в обеспечении эффективности судопроизводства, предполагается, что юридическая техника, используемая при их определении в законе, в свою очередь, должна обеспечить ясное понимание как самих мер, так и условий их применения. Следует предположить, что судьи, анализируя выступления участников судебного разбирательства, будут исходить из собственных субъективных представлений о моральных и культурных принципах человеческого общения.

Под термином «грубое выражение» в КАС РФ подразумевается неперсонифицированное слово, словосочетание или предложение, абстрактно выражающее негативное отношение к чему-либо; под «оскорбительным высказыванием» — слово, словосочетание или предложение, адресованное конкретно определенному лицу или группе лиц и порочащее их честь, достоинство или деловую репутацию.

При этом, оскорбительные высказывания могут касаться не только лиц, присутствующих в зале судебного заседания, но и иных конкретно определенных лиц. Вряд ли приходится сомневаться в том, что призывы к осуществлению действий, преследуемых в соответствии с законом, выходят за рамки нормального поведения участников процесса и требуют негативной оценки и соответствующей реакции со стороны суда.

В этом случае под действиями, преследуемыми в соответствии с законом, следует понимать действия, которые в данном конкретном случае воспринимаются судьей как противоправные и совершаемые в рамках правонарушения или, во всяком случае, способные привести к совершению правонарушения, влекущего возможность применения мер юридической ответственности.

Тем самым законодатель посредством введения новых мер процессуального принуждения, развивает правовое регулирование в части детализации правил, направленное на усиление процессуального инструментария, имеющегося в распоряжении суда.

Помощник прокурора Ленинского округа юрист 1 класса Е.А.Чуянов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *