452 ст ГК

  • автор:

УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ КАЗАНСКОГО УНИВЕРСИТЕТА.

__СЕРИЯ ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ

2016, Т. 158, кн. 2 С.537-544

ISSN 1815-6126 (Print) ISSN 2500-2171 (Online)

УДК 347.441.6

ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 452 ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РФ: ПРАКТИЧЕСКИЙ ПОДХОД К ТРЕБОВАНИЮ О СОБЛЮДЕНИИ ДОСУДЕБНОГО ПОРЯДКА УРЕГУЛИРОВАНИЯ СПОРА

А.П. Сергеев, Т.А. Терещенко

Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики» (Санкт-Петербургский филиал), г. Санкт-Петербург, 190008, Россия

Аннотация

В статье анализируются положения ст. 452 Гражданского кодекса Российской Федерации, посвящённые порядку обращения с предложением об изменении договора. Опираясь на толкование статьи и анализируя судебную практику, авторы делают вывод о том, что законодатель совершенно недвусмысленно разделяет правило о форме соглашения об изменении (расторжении) договора и правило о необходимости досудебного направления предложения об изменении (расторжении) договора, а также обращают внимание на то, что установление воли сторон должно осуществляться не формально, а с учётом обстоятельств дела и целей, которые имеет досудебное урегулирование спора. Подобный подход, по мнению авторов, соответствует духу гражданско-правового регулирования и пониманию свободы договора, а также позволяет устранить необоснованные препятствия для реализации своих прав добросовестными участниками гражданского оборота.

Ключевые слова: ст. 452 ГК РФ, изменение (расторжение) договора, претензионный порядок, воля сторон, толкование, добросовестность, цели правового регулирования

За последние несколько лет гражданское законодательство и судебная практика России претерпели серьёзные изменения, направленные на совершенствование правового нормирования частных правоотношений. Так, в Гражданский кодекс Российской Федерации (далее — ГК РФ) в период с 2013 по 2015 гг. внесены значительные дополнения, обусловленные современными экономическими условиями, а Высший арбитражный суд Российской Федерации (далее — ВАС РФ) подготовил ряд постановлений и информационных писем, ориентированных на модернизацию правоприменительной практики в духе диспозитивного метода регулирования, среди которых особое место занимает Постановление Пленума ВАС РФ от 14 марта 2014 г. № 16 «О свободе договора и её пределах» (ППВАС).

Представляется, что концептуальным для отечественной доктрины и правоприменительной практики является указание в абз. 1, 3 п. 1 данного Постановления на то, что, поскольку в соответствии с п. 2 ст. 1, ст. 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству

условий договора, судам необходимо учитывать, что любая норма, определяющая права и обязанности сторон договора, толкуется судом исходя из её существа и целей законодательного регулирования, то есть суд принимает во внимание не только буквальное значение содержащихся в ней слов и выражений, но и те цели, которые преследовал законодатель, устанавливая данное правило (выделено нами. — А.С., Т.Т.). Значение этого разъяснения трудно переоценить. Оно направлено на реализацию идей, заложенных в Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации (КРГЗ), в п. 10 которой специально отмечено, что все вытекающие из неё шаги по изменению гражданского законодательства и, как следствие, правоприменительной практики должны делаться таким образом, чтобы не создавать для участников гражданского оборота неоправданных препятствий и трудностей в их деятельности, осуществлении ими своих прав и исполнении обязанностей. Данное положение отражает один из ключевых подходов к толкованию и применению гражданско-правовых норм, в котором нет места формализму.

Чтобы проиллюстрировать на конкретном примере подход к толкованию норм, устанавливающих права и обязанности участников гражданского оборота, исходящий из их существа и целей правового регулирования, обратимся к положениям п. 2 ст. 452 ГК РФ.

В соответствии с п. 1 ст. 452 ГК РФ, который неразрывно связан с анализируемой нами нормой закона, соглашение об изменении или о расторжении договора совершается в той же форме, что и договор, если из закона, иных правовых актов, договора или обычаев не вытекает иное. При этом согласно п. 2 ст. 452 ГК РФ требование об изменении или о расторжении договора может быть заявлено стороной в суд только после получения отказа другой стороны на предложение изменить или расторгнуть договор либо неполучения ответа в срок, указанный в предложении или установленный законом либо договором, а при его отсутствии — в тридцатидневный срок. Из этого следует, что п. 2 ст. 452 ГК РФ для случаев изменения (расторжения) договора в судебном порядке устанавливает обязательный досудебный (претензионный) порядок урегулирования спора1. Заинтересованная сторона обязана направить другой стороне предложение об изменении (прекращении) договора. Если сторона в установленный договором или ГК РФ срок согласится с предложением, изменение (прекращение) договора происходит по соглашению сторон. При отказе другой стороны на предложение изменить (прекратить) договор, равно как и при неполучении от неё ответа в соответствующий срок, заинтересованная сторона вправе обратиться в суд с требованием об изменении или о расторжении договора.

Соответственно, ключевым для применения положений п. 2 ст. 452 ГК РФ является выяснение того, какой именно смысл вкладывается законодателем в требование о необходимости досудебного (претензионного) урегулирования спора, которое, в свою очередь, является обязательным этапом для передачи спора на разрешение суда. Так, руководствуясь истинным смыслом закона, а не его формальными требованиями, Пятнадцатый арбитражный апелляционный

1 Несоблюдение досудебного порядка урегулирования спора является основанием для возвращения искового заявления (ст. 129 АПК РФ), а если данное обстоятельство выяснится после принятия искового заявления — для оставления иска без рассмотрения (ст. 148 АПК РФ).

суд счёл досудебный порядок урегулирования спора соблюдённым, несмотря на то что в данной ситуации предложение о расторжении договора истец направил ответчику уже после обращения в суд. Обосновывая своё решение, суд указал следующее: «.Принимая во внимание тот факт, что рассмотрение дела дважды приостанавливалось, в претензиях указано на возможность обращения в суд с иском о расторжении договора, ответчик после принятия иска судом и направления ему требования располагал достаточным временем для принятия решения о расторжении договора или уплаты арендной платы, уплатил арендную плату, апелляционный суд приходит к выводу, что оставление иска без рассмотрения ввиду несоблюдения претензионного порядка разрешения спора будет носить формальный характер, не способно достигнуть целей, которые имеет досудебное урегулирование спора» (ППААС).

Оставляя данное решение в силе, Федеральный арбитражный суд (далее -ФАС) Северо-Кавказского округа в Постановлении от 16 августа 2011 г. по делу № А01-1972/2009 справедливо подчеркнул, что «претензионный порядок разрешения споров служит целям добровольной реализации гражданско-правовых обязательств без участия специальных государственных органов. Совершение спорящими сторонами обозначенных действий после нарушения (оспаривания) субъективных прав создаёт условия для урегулирования возникшей конфликтной ситуации ещё на стадии возникновения спора, то есть стороны могут ликвидировать зарождающийся конфликт, согласовав между собой все спорные моменты, вследствие чего не возникает необходимость в судебном разрешении такого спора. Оставляя иск без рассмотрения, суд исходит из реальной возможности исчерпания конфликта между сторонами при наличии воли сторон к совершению соответствующих действий, направленных на разрешение спора. При наличии доказательств, свидетельствующих о невозможности досудебного урегулирования, иск подлежит рассмотрению в суде» (ПФАС1)2.

Из сказанного следует, что положения п. 2 ст. 452 ГК РФ не должны пониматься сугубо формально и рассчитаны исключительно на то, чтобы суд мог убедиться, что попытки досудебного разрешения правового конфликта исчерпаны.

Продемонстрируем сказанное на следующем примере. Представим, что между спорящими сторонами заключён договор аренды недвижимости. Арендатор в порядке ст. 452 ГК РФ направил в адрес арендодателя письмо об изменении договора аренды в части продления срока, однако не приложил к нему проект дополнительного соглашения. В ответном письме арендодатель, сославшись на отсутствие в письме арендатора проекта дополнительного соглашения, отказал в продлении срока договора аренды, ввиду чего арендатор обратился с иском об изменении договора аренды в суд. Суду предстоит решить, соблюдён ли в подобной ситуации обязательный досудебный порядок направления предложения об изменении договора на основании п. 2 ст. 452 ГК РФ.

Совершенно очевидно, что если одна сторона обращается с предложением изменить (расторгнуть) договор, а другая сторона может на него согласиться или ответить отказом, то для установления воли стороны в предложении как

2 Аналогичная позиция отражена в других постановлениях ФАС Северо-Кавказского округа (см. ПФАС2-ПФАС6).

минимум должно содержаться указание на то, о каком договоре идёт речь и что именно с ним предлагается сделать — изменить или расторгнуть. В свою очередь, чтобы установить реакцию другой стороны на сделанное предложение, необходимо убедиться, что соответствующее предложение ею получено и она на него соглашается или от него отказывается (прямо заявив об этом либо не ответив на предложение в указанный срок).

В п. 1 ст. 452 ГК РФ прямо указывается на то, что соглашение об изменении или о расторжении договора совершается в той же форме, что и договор, если из закона, иных правовых актов, договора или обычаев делового оборота не вытекает иное. При этом если для заключения договора законом или договором предусмотрены особые требования письменной формы (например, путём составления одного документа, подписанного сторонами), те же требования применяются и к соглашению о его изменении или прекращении. Следовательно, законодатель совершенно недвусмысленно разделяет правило о форме соглашения об изменении (расторжении) договора и правило о необходимости досудебного направления предложения об изменении (расторжении) договора, поместив их в разные пункты ст. 452 ГК РФ.

Кроме того, из буквального текста п. 2 ст. 452 ГК РФ следует, что речь идёт именно о предложении изменить или расторгнуть договор. Требование приложить к такому предложению само соглашение об изменении (расторжении) договора в законе отсутствует. Это логично, поскольку изначально сторона, направляя другой стороне предложение об изменении (расторжении) договора, не может знать, ответит ли ей она согласием или отказом либо сделает встречное предложение с иными условиями. Поэтому прилагать проект соглашения к предложению, которое и так содержит волеизъявление другой стороны, абсолютно излишне.

Иначе говоря, предложение об изменении или о расторжении договора является не чем иным, как офертой. Согласно п. 1 ст. 435 ГК РФ офертой признаётся адресованное одному или нескольким конкретным лицам предложение, которое достаточно определённо и выражает намерение лица, сделавшего предложение, считать себя заключившим договор с адресатом, которым будет принято предложение. Заключение соглашения об изменении или о расторжении договора является следствием акцепта сделанного предложения (ст. 438 ГК РФ). Требования, касающиеся формы заключения данного соглашения (посредством обмена письмами или оформлением отдельного соглашения (п. 2-3 ст. 434 ГК РФ)), не предъявляются к предложению (оферте) заключить такое соглашение.

Как видно из приведённых формулировок п. 2 ст. 452 ГК РФ, его положения диспозитивны в части установления иных сроков, предусмотренных для ответа на предложение об изменении или о расторжении договора. Поэтому если в договоре, относительно которого возник вопрос об изменении (расторжении), содержатся иные правила, они подлежат учёту для оценки того, соблюдён ли порядок об обязательном досудебном направлении предложения об изменении (расторжении) договора. Соответственно, в случае отсутствия специальных положений вопрос о том, соблюдён ли досудебный порядок направления предложения об изменении или о расторжении договора, определяется на основании требований, предъявляемых ГК РФ. Поскольку в рассматриваемом нами

примере письмо арендодателя содержит ссылку на письмо арендатора, это не оставляет никаких сомнений в том, что предложение об изменении договора аренды, исходящее от арендатора, было получено арендодателем и воспринято им именно как предложение изменить конкретный договор аренды. Следовательно, несмотря на то что речь идёт об изменении договора аренды недвижимости, требования к письменной форме которого совершенно конкретны -только составление единого письменного документа (п. 1 ст. 651 ГК РФ), можно сделать однозначный вывод: письмо арендатора, которое содержит предложение об изменении, но направлено без проекта соглашения об изменении договора в виде приложения к письму, соответствует требованиям к предложению об изменении условий договора, установленным п. 2 ст. 452 ГК РФ.

Согласно п. 60 Постановления Пленума Верховного суда РФ № 6, Пленума Высшего арбитражного суда РФ № 8 от 1 июля 1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (ППВС) спор об изменении или о расторжении договора может быть рассмотрен судом по существу только в случае представления истцом доказательств, подтверждающих принятие им мер по урегулированию спора с ответчиком, предусмотренных п. 2 ст. 452 ГК РФ. При этом в судебной практике считается необходимым и достаточным направление письма с соответствующим предложением об изменении или о расторжении договора и получение отказа на него. В частности, разрешая вопрос о соблюдении требований п. 2 ст. 452 ГК РФ Арбитражный суд Северо-Западного округа в Постановлении от 2 апреля 2015 г. по делу № А56-26132/2014 указал на следующее:

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

«.Письмо от 04.04.2014 № 04-163 ООО «КИНЕФ», которое начинается словами: «В ответ на Ваше письмо от 12.03.2014 № 28-03», расценили как ответ на письмо ООО «СГС» от 12.03.2014 с отказом и указанием на новое основание для расторжения Договора. Таким образом, суды пришли к выводу, что соглашение о расторжении сторонами не достигнуто, а правомерность отказа заказчика от Договора им не доказана.

Пунктом 2 статьи 452 ГК РФ предусмотрено, что требование об изменении или о расторжении договора может быть заявлено стороной в суд только после получения отказа другой стороны на предложение изменить или расторгнуть договор, либо неполучения ответа в срок, указанный в предложении или установленный законом либо договором, а при его отсутствии — в тридцатидневный срок. <…>

Судами также принято во внимание условие пункта 10.3 Договора, согласно которому в случае недостижения сторонами согласия в том числе по вопросу расторжения договора спор подлежит передаче в арбитражный суд.

Суды оценили фактические обстоятельства дела и пришли к обоснованному выводу о том, что ООО «СГС», заявляя требование о расторжении Договора, в досудебном порядке обращалось к ООО «КИНЕФ» с предложением расторгнуть Договор и в отсутствие достижения соглашения правомерно потребовало его расторжения через арбитражный суд» (ПАС).

Таким образом, возвращаясь к ситуации с арендным договором, можно сделать вывод, что для целей соблюдения положений п. 2 ст. 452 ГК РФ арендатор предпринял требуемые меры по урегулированию вопроса об изменении

договора аренды с арендодателем в досудебном порядке. В частности, арендатор направил арендодателю письменное предложение, в котором были указаны предлагаемые изменения в отношении договора аренды, а также изложены причины для такого изменения. Арендодатель получил указанное предложение, о чём свидетельствует непосредственная ссылка на него, но ответил отказом ввиду того, что не усмотрел оснований для предложенного изменения договора. Наличие проекта дополнительного соглашения об изменении договора аренды, приложенного к предложению об изменении договора аренды, не предусмотрено ст. 452 ГК РФ. Если бы арендодатель согласился с предложением арендатора, оно бы считалось принятым, после чего в соответствии с п. 2 ст. 434, п. 1 ст. 651 ГК РФ потребовалось бы облечь его в форму единого документа (дополнительного соглашения).

Именно такой подход к толкованию положений ст. 452 ГК РФ соответствует целям правового регулирования и не создаёт необоснованных препятствий для реализации своих прав добросовестными участниками гражданского оборота.

Источники

КРГЗ — Концепция развития гражданского законодательства (одобрена Решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 7 окт. 2009 г.) // Вестн. ВАС РФ. — 2009. — № 11. — С. 6-99.

Поступила в редакцию 29.02.16

Сергеев Александр Петрович, доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой гражданского права и процесса

Санкт-Петербургский филиал НИУ ВШЭ

ул. Союза Печатников, д. 16, г. Санкт-Петербург, 190008, Россия E-mail: apsergeev2004@mail.ru

Терещенко Татьяна Алексеевна, кандидат юридических наук, профессор кафедры гражданского права и процесса

Санкт-Петербургский филиал НИУ ВШЭ

ул. Союза Печатников, д. 16, г. Санкт-Петербург, 190008, Россия E-mail: t. tereshchenko@hlbprime. com

ISSN 1815-6126 (Print) ISSN 2500-2171 (Online)

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2016, vol. 158, no. 2, pp. 537-544

A.P. Sergeev , T.A. Tereshchenko

Received February 29, 2016 Abstract

В соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 02.07.2020 № 975 «О внесении изменений в общие требования к порядку принятия решений о признании безнадежной к взысканию задолженности по платежам в бюджеты бюджетной системы Российской Федерации», администрация Мариинско-Посадского района Чувашской Республики п о с т а н о в л я е т:

  1. Внести в Порядок принятия администрацией Мариинско-Посадского района Чувашской Республики и подведомственными администрации Мариинско-Посадского района Чувашской Республики муниципальными казенными учреждениями, являющимися администраторами доходов бюджета Мариинско-Посадского района Чувашской Республики, решений о признании безнадежной к взысканию задолженности по платежам в бюджет Мариинско-Посадского района Чувашской Республики, утвержденный постановлением администрации Мариинско-Посадского района Чувашской Республики от 12.12.2017 № 984 (с изменениями, внесенными постановлением администрации Мариинско-Посадского района от 18.06.2020 № 391) следующие изменения:
  • подпункт «в» пункта 3 изложить в следующей редакции:

«в) документы, подтверждающие случаи признания безнадежной к взысканию задолженности по платежам в местный бюджет, в том числе:

документ, свидетельствующий о смерти физического лица — плательщика платежей в местный бюджет или подтверждающий факт объявления его умершим;

судебный акт о завершении конкурсного производства или завершении реализации имущества гражданина — плательщика платежей в местный бюджет, являвшегося индивидуальным предпринимателем, а также документ, содержащий сведения из Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей о прекращении физическим лицом — плательщиком платежей в местный бюджет деятельности в качестве индивидуального предпринимателя в связи с принятием судебного акта о признании его несостоятельным (банкротом);

судебный акт о завершении конкурсного производства или завершении реализации имущества гражданина — плательщика платежей в местный бюджет;

документ, содержащий сведения из Единого государственного реестра юридических лиц о прекращении деятельности в связи с ликвидацией организации — плательщика платежей в местный бюджет;

документ, содержащий сведения из Единого государственного реестра юридических лиц об исключении юридического лица — плательщика платежей в местный бюджет из указанного реестра по решению регистрирующего органа;

акт об амнистии или о помиловании в отношении осужденных к наказанию в виде штрафа или судебный акт, в соответствии с которым администратор доходов местного бюджета утрачивает возможность взыскания задолженности по платежам в местный бюджет;

постановление судебного пристава-исполнителя об окончании исполнительного производства в связи с возвращением взыскателю исполнительного документа по основанию, предусмотренному пунктом 3 или 4 части 1 статьи 46 Федерального закона «Об исполнительном производстве»;

судебный акт о возвращении заявления о признании должника несостоятельным (банкротом) или прекращении производства по делу о банкротстве в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве;

постановление о прекращении исполнения постановления о назначении административного наказания.»;

  • в подпункте «б» пункта 8 слова «(идентификационный номер налогоплательщика физического лица)» заменить словами «(идентификационный номер налогоплательщика физического лица (при наличии)».
  1. Настоящее постановление вступает в силу со дня его официального опубликования в муниципальной газете «Посадский вестник».

1. Соглашение об изменении или о расторжении договора совершается в той же форме, что и договор, если из закона, иных правовых актов, договора или обычаев не вытекает иное.

2. Требование об изменении или о расторжении договора может быть заявлено стороной в суд только после получения отказа другой стороны на предложение изменить или расторгнуть договор либо неполучения ответа в срок, указанный в предложении или установленный законом либо договором, а при его отсутствии — в тридцатидневный срок.

Комментарий к статье 452 Гражданского Кодекса РФ

1. Пункт 1 комментируемой статьи предусматривает специальные правила, относящиеся к форме соглашения об изменении (прекращении) договора. Такое соглашение должно быть облечено в ту же форму, что и договор. При этом если для заключения договора законом предусмотрены особые требования письменной формы (например, путем составления одного документа, подписанного сторонами), те же требования применяются и к соглашению о его изменении (прекращении) (см. п. 12 письма ВАС N 75).

Правило п. 1 комментируемой статьи носит диспозитивный характер и применяется, если из закона, иных правовых актов, договора или обычаев делового оборота не вытекает иное.

2. Закрепляя правила о форме соглашения об изменении (прекращении) договора, п. 1 комментируемой статьи обходит вниманием вопрос о государственной регистрации такого соглашения. Лишь применительно к отдельным договорам в законе установлена необходимость государственной регистрации соглашения об их изменении (прекращении) (см., например, п. 2 ст. 1036, п. 2 ст. 1037 ГК; п. 3 ст. 25.1 Закона о государственной регистрации; п. 2 ст. 23 Закона об ипотеке).

Судебная практика же распространяет изложенный в п. 1 комментируемой статьи принцип зависимости и на требование о государственной регистрации (см. п. 9 письма ВАС N 59).

3. Для случаев изменения (расторжения) договора в судебном порядке п. 2 комментируемой статьи устанавливает обязательный досудебный (претензионный) порядок урегулирования спора. Заинтересованная сторона обязана направить другой стороне предложение об изменении (прекращении) договора. Если в срок, указанный в предложении или установленный законом либо договором, а при его отсутствии — в 30-дневный срок другая сторона согласится с предложением, изменение (прекращение) договора происходит по соглашению сторон. При отказе другой стороны на предложение изменить (прекратить) договор, а равно при неполучении от нее ответа в соответствующий срок заинтересованная сторона вправе обратиться с требованием об изменении или расторжении договора в суд.

Несоблюдение досудебного порядка урегулирования спора является основанием к возвращению искового заявления (ст. 135 ГПК, ст. 129 АПК РФ), а если данное обстоятельство выяснится после принятия искового заявления — к оставлению иска без рассмотрения (ст. 222 ГПК, ст. 148 АПК).

1. Соглашение об изменении или о расторжении договора совершается в той же форме, что и договор, если из закона, иных правовых актов, договора или обычаев не вытекает иное.

2. Требование об изменении или о расторжении договора может быть заявлено стороной в суд только после получения отказа другой стороны на предложение изменить или расторгнуть договор либо неполучения ответа в срок, указанный в предложении или установленный законом либо договором, а при его отсутствии — в тридцатидневный срок.

1. По общему правилу комментируемой статьи изменение или расторжение договора оформляется в той же форме, в какой был заключен данный договор. Правило о форме составления соглашения об изменении или расторжении договора имеет диспозитивный характер. Это означает, что самим договором могут быть предусмотрены иные условия относительно формы соглашения об изменении или расторжении данного договора. К примеру, можно предусмотреть нотариальную форму всех вносимых в договор изменений или обозначить устную форму каких-либо из них.

Особенности формы составления соглашения об изменении или о расторжении договора также могут быть установлены законом или иными правовыми актами либо следовать из обычаев делового оборота. В частности, покупатель вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи, если продавец отказывается передать покупателю проданный товар (п. 1 ст. 463 ГК), или не передал относящиеся к товару принадлежности либо документы (ст. 464 ГК), или передал меньшее количество товара, чем это предусмотрено договором (ст. 466 ГК), или передал товар с существенными нарушениями его качества (п. 2 ст. 475 ГК), или не выполнил требования покупателя о доукомплектовании товара (п. 2 ст. 480 ГК).

В некоторых случаях совершение стороной конклюдентных действий может рассматриваться как способ совершения соглашения об изменении или о расторжении договора. Это обстоятельство непосредственно отмечено в п. 5 информационного письма Президиума ВАС РФ от 5 мая 1997 г. N 14 «Обзор практики разрешения споров, связанных с заключением, изменением и расторжением договоров», согласно которому совершение конклюдентных действий может рассматриваться при определенных условиях как согласие на внесение изменений в договор, заключенный в письменной форме. К примеру, неоплата покупателем товара в установленный договором срок признается отказом покупателя от исполнения договора для случая, когда договором розничной купли-продажи предусмотрена предварительная оплата товара (п. 2 ст. 500 ГК).

Совершение конклюдентных действий может иметь место и в отношениях по управлению многоквартирным домом. Так, согласно ст. 162 ЖК РФ предусмотрена письменная форма договора управления многоквартирным домом. При этом предусмотрено, что управляющая организация заключает договор управления с каждым собственником на условиях, определенных общим собранием собственников помещений. Вместе с тем управляющая организация вне зависимости от заключения со всеми собственниками помещений договора управления обязана приступить к исполнению договора на условиях, определенных общим собранием собственников помещений. В данном случае со стороны управляющей организации, которая в интересах всех собственников помещений на условиях, определенных общим собранием, приступила к выполнению работ и услуг, имеет место совершение конклюдентных действий. Данные отношения могут рассматриваться как договорные вне зависимости от незаключения договора с отдельными сособственниками помещений. В качестве примера аналогичных правоотношений можно привести Определение ВАС РФ, в котором, признавая правомерным удовлетворение требований энергоснабжающей организации о взыскании с абонента задолженности за отпущенную тепловую энергию, суд отклонил ссылку абонента на отсутствие между сторонами заключенного договора. При этом суд разъяснил, что фактическое потребление агентством тепловой энергии в соответствии с п. 3 ст. 438 ГК РФ следует рассматривать как акцепт оферты, предложенной предприятием, а поскольку спорные жилые дома присоединены к магистральным и внутриквартальным тепловым сетям истца, имеют энергопринимающие устройства, между сторонами фактически сложились договорные отношения по отпуску тепловой энергии, и именно ответчик являлся потребителем тепловой энергии .

———————————
Определение ВАС РФ от 22 ноября 2007 г. N 14529/07 по делу N А65-15943/2006-СГ1-18.

2. Согласно п. 2 комментируемой статьи требование об изменении или расторжении договора может быть разрешено в судебном порядке только при подтверждении заинтересованной стороной невозможности урегулирования этого вопроса в досудебном порядке. Заинтересованная в изменении или расторжении договора сторона может подтвердить принятие ею необходимых мер по досудебному разрешению данного вопроса путем представления суду письменного отказа другой стороны договора либо, при неполучении ответа от другой стороны, путем представления суду подтверждения надлежащего уведомления стороны договора об обращении к ней с соответствующим требованием. При этом срок для получения ответа на предложение об изменении и расторжении договора может быть установлен в обращении заинтересованной стороны к другой стороне договора либо законом. Если указанный срок не установлен в соответствующем требовании либо в законе, то по истечении 30-дневного срока со дня направления заинтересованной стороной договора соответствующего требования другой стороне считается, что первой стороной приняты все необходимые меры по досудебному разрешению данного вопроса.

Следует обратить внимание на то, что судебная практика исходит из необходимости представления суду доказательств совершения всех необходимых действий по досудебному разрешению сторонами спора об изменении или расторжении договора, а не только представления заинтересованной стороной доказательств факта надлежащего уведомления другой стороны. Согласно п. 60 Постановления Пленума ВС РФ N 6, Пленума ВАС РФ N 8 от 1 июля 1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» спор об изменении или расторжении договора может быть рассмотрен судом по существу только в случае представления истцом доказательств, подтверждающих принятие им мер по урегулированию спора с ответчиком, предусмотренных п. 2 комментируемой статьи. В качестве примера можно привести Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 2 июля 2009 г. N Ф04-3831/2009(9651-А70-47) , в котором отмечается, что арендодателем не соблюден досудебный порядок урегулирования спора. В частности, суд указал на положения п. 2 ст. 452 и ч. 3 ст. 619 ГК РФ, из которых следует, что арендодатель до обращения в суд с иском о досрочном расторжении договора обязан направить арендатору письменное предупреждение о необходимости исполнения им обязательства в разумный срок и предложение расторгнуть договор. Апелляционный суд, установив, что представленное истцом в подтверждение соблюдения досудебного порядка урегулирования спора уведомление содержит лишь предложение расторгнуть договор, указал на отсутствие доказательств направления арендатору письменного предупреждения о необходимости исполнения обязательств в разумный срок. Кассационная инстанция подтвердила вывод апелляционного суда о несоблюдении истцом досудебного порядка урегулирования спора.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *