308 ГК РФ

  • автор:

26 сентября состоялось первое в этом учебном году заседание секции гражданского права клуба «Казус». Собравшиеся обсудили вопросы, связанные с астрентом. К заседанию была подготовлена довольно обширная повестка дня, включавшая обсуждение различных аспектов астрента в теории и практике российского права.

В начале заседания с докладом выступила Наталия Галкина. Она подчеркнула, что главная цель астрента — это побуждение должника к исполнению. Не ставится задача восстановить в правах кредитора, для этого есть уже вынесенный судебный акт. Астрент не применяется к трудовым и семейным спорам из-за того, что с точки зрения структуры законодательства это институт гражданского права. Кроме того, трудовые и семейные споры затрагивают в основном неимущественные блага. Суду невозможно посчитать, какая сумма будет достаточно значимой для ответчика, чтобы принудить его к исполнению решения. При этом препятствий для применения астрента к «натуральному возмещению» в рамках ОСАГО нет.

Кроме того, согласно Постановлению Пленума ВС РФ №7 астрент не применяется к денежным обязательствам. Другую точку зрения поддерживал А.А.Иванов. Он полагает, что астрент защищает публичные интересы и поэтому должен распространяться на любые требования. Однако при применении астрента к денежным требованиям возникает проблема «умножения» обязательств.

С репликой после доклада Н.Галкиной выступил Александр Китаев. По его мнению, применение астрента к денежным обязательствам недопустимо, иначе начисляются проценты на проценты. Сложность, однако, в том, что действующая редакция ст. 395 ГК РФ недостаточно стимулирует должника к исполнению. Тем не менее, проблема должна решаться через проценты, а не через применение астрента. Это подтверждает и зарубежный опыт: во Франции и в Германии астрент применяется только к обязательствам, исполняемым в натуре.

Слово было предоставлено Александру Китаеву, который выступил с обстоятельным докладом, затрагивающим все поставленные для обсуждения вопросы. По мнению Александра, основная функция астрента — компенсационная. При разработке этого института стремились улучшить статистику исполнения судебных решений. Однако нужно учитывать, что существуют и другие методы стимулирования должника. В России предусмотрена административная, а в некоторых случаях — уголовная ответственность за неисполнение судебного акта. С должника взыскивается исполнительский сбор. Отличие этого сбора от астрента в том, в чью пользу он взыскивается. Во Франции астрент также взыскивается в пользу должника. Однако в Германии установлен судебный штраф, который взыскивается в пользу государства. В Португалии применен компромисс: соответствующая сумма распределяется в пропорции 50/50. Схожий подход закреплен в Кодексе европейского договорного права: 70% в пользу государства, 30% — в пользу взыскателя.

Взыскание астрента в пользу государства порождает риск заинтересованности государства в неисполнении. Поскольку в России государство не получает сумму астрента, получается, что его главная функция в российском праве — это компенсация взыскателя. Пока он ждет исполнения, он претерпевает определенные неудобства. Астрент призван их компенсировать.

В отличие от российского права, где астрент назван неустойкой, в Германии и Франции это судебный штраф. Неустойка возникает в силу закона или договора, а штраф — в силу судебного акта. В России астрент возникает в силу решения суда, но назван неустойкой. Поскольку в статье об астренте имеется прямая отсылка к ст. 330 ГК РФ, к астренту применяются положения о неустойке. В частности, его можно снизить, и есть судебные акты, это подтверждающие.

Возникает вопрос о том, имеет ли астрент публично-правовую или частно-правовую природу. Во Франции и Германии этот институт закреплен в процессуальном законодательстве. В российском праве по Постановлению Пленума ВАС РФ этот институт предполагался процессуальным. Однако это постановление отменено и заменено Постановлением ВС РФ №7.

А.Китаев отстаивал точку зрения о том, что астрент должен применяться и к семейным, и к трудовым, и особенно к административным спорам. Государственные органы подчас не исполняют вынесенные против них решения. Заявителю крайне сложно добиться исполнения в таких случаях. Астрент мог бы хотя бы компенсировать неудобства заявителя.

Во Франции астрент применяется и в рамках рассмотрения дела, например, за несвоевременное предоставление доказательств. Он присуждается не только по инициативе стороны, но и по инициативе суда. Чтобы сделать астрент более эффективным, французские суды часто устанавливают максимальный порог суммы астрента. Если видно, что эта мера не дала результата и должник уже не сможет исполнить, рост астрента останавливается.

После доклада А.Китаева развернулась оживленная дискуссия. Были высказаны предложения о том, что в российском праве астрент должен быть урегулирован в процессуальных кодексах; о том, что сумма астрента должна быть во всех случаях ограничена.

Особую дискуссию вызвало предложение о распространении астрента на трудовые, семейные и административные споры. По результатам обсуждения были сформулированы следующие предложения: в семейном праве применение астрента было бы целесообразным в случае имущественных споров (например, о разделе имущества супругов). К неимущественным семейным спорам применять астрент не следует, т.к. это может затронуть весьма деликатные детско-родительские отношения и отношения супругов. Применение астрента в трудовом праве затруднено в связи с тем, что Трудовой кодекс не содержит положения о субсидиарном применении ГК РФ.

Возможность применения астрента к административным спорам вызвала серьезные сомнения. С одной стороны, астрент дисциплинирует должника и укрепляет принцип обязательности судебных актов. С другой стороны, получается, что государственные органы побуждаются к исполнению их обязанностей с помощью штрафа, который уплачивается не ими, а бюджетом. По результатам обсуждения большинство присутствующих пришло к выводу о нецелесообразности применения астрента к административным спорам.

Перейдя к обсуждению применения астрента к денежным требованиям, участники клуба выяснили, что большинство присутствующих не поддерживает распространение астрента на этот вид требований.

Далее собравшиеся обсудили вопрос о снижении суммы астрента. Поскольку астрент выносится судебным актом, он не может быть снижен при его вынесении (по аналогии с неустойкой). По мнению А.Китаева, снижение суммы астрента возможно в случае существенного изменения обстоятельств. Большинство участников клуба сошлось в том, что вопрос о снижении суммы астрента может ставиться должником после того, как он исполнил судебный акт, то есть продемонстрировал свою добросовестность.

В завершение участники клуба обсудили вопрос о том, как определить сумму астрента. По мнению Н.Галкиной, необходимо определить сумму, чувствительную для ответчика. В.Шлык предложила в обязательном порядке ограничивать сумму астрента, чтобы этот институт не порождал ненужных случаев банкротства должника. Большинство присутствующих согласилось, что ключевым для определения суммы астрента является финансовое положение должника. Например, по предложению В.Шлык, астрент может исчисляться как доход должника за определенный период времени.

Научные руководители клуба,
доценты кафедры МЧиГП
Мария АНДРИАНОВА и Анна АРХИПОВА

Комментарии к ст. 308 ГК РФ

1. Субъектами (сторонами) обязательства являются должник и кредитор. Обычно в обязательстве с каждой из сторон — управомоченной (кредитор) и обязанной (должник) — выступает по одному лицу, однако существуют обязательства, когда на стороне либо одной либо обеих сторон выступают несколько лиц (см. комментарий к ст. 321 ГК РФ).

Таким образом, даже в том случае, если в обязательстве участвуют более одного кредитора или (и) более одного должника, оно все же является одним обязательством. Когда в обязательстве одновременно участвуют более одного кредитора или (и) более одного должника, то речь идет о явлении, именуемом «множественность лиц в обязательстве». К таким обязательствам применяются специальные нормы, которые содержатся в части 2 п. 1 комментируемой статьи, а также в ст. ст. 321 — 326 и 399 ГК (см. комментарий к ним).

2. В п. 2 комментируемой статьи говорится о двусторонне обязывающих (взаимных) обязательствах, возникающих из договоров, когда у каждой из сторон есть одновременно и права, и обязанности. Таких обязательств подавляющее большинство (купля, продажа, подряд и др.).

3. По общему правилу обязательство создает права и обязанности только для лиц, непосредственно участвующих в нем. Однако эта норма носит диспозитивный характер и иное может вытекать из закона, иных правовых актов или соглашения сторон. В таких случаях обязательство может создавать для третьих лиц права в отношении одной или обеих сторон обязательства.

Так, заключение договора в пользу третьего лица порождает у третьего лица право требовать от должника исполнения обязательства в свою пользу (см. комментарий к ст. 430 ГК). Примером является договор страхования в пользу третьего лица.

Согласно п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.11.2016 N 54 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении» «по общему правилу, предусмотренному пунктом 3 статьи 308 ГК РФ, обязательство не создает прав и обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (для третьих лиц). Соответственно, стороны обязательства не могут выдвигать в отношении третьих лиц возражения, основанные на обязательстве между собой, равно как и третьи лица не могут выдвигать возражения, вытекающие из обязательства, в котором они не участвуют. Например, при переходе прав кредитора к другому лицу по договору об уступке требования должник в качестве возражения против требований нового кредитора не вправе ссылаться на неисполнение цессионарием обязательств по оплате права требования перед цедентом.

Вместе с тем в установленных законом, иными правовыми актами или соглашением сторон случаях обязательство может создавать обязанность должника совершить определенное действие или воздержаться от него в отношении третьих лиц, создавать для третьих лиц права в отношении сторон обязательства (например, в случае заключения договора в пользу третьего лица в соответствии со статьей 430 ГК РФ)».

В марте 2015 года в российском Гражданском кодексе появился инструмент (ст. 308.3), заимствованный из французского права. Речь идет об астренте – неустойке за неисполнение должником обязательства, установленного судебным актом. Но на уровне отечественного процессуального законодательства применение нового института регламентировали лишь в августе текущего года, рассказывает Елена Норкина, старший юрист Волга Лигал: «В АПК прописали, что арбитражный суд по требованию истца вправе присудить в его пользу денежную сумму, подлежащую взысканию с ответчика на случай неисполнения судебного акта». И пока нижестоящим судам оказывается непросто решать на практике вопросы, которые связаны с присуждением астрента. С такой проблемой столкнулся истец в деле № А51-10729/2017.

Вместо исполнения мирового соглашения – судебная неустойка

Из-за обильных осадков здание фирмы «Лидер-ДВ» осенью 2015 года стало подтапливать. Организация пришла к выводу, что в произошедшем виноваты не только погодные условия, но и владельцы соседнего участка – автосалон «Саммит Моторс», который не организовал хороший водосток на своей территории.

«Лидер-ДВ» решил в судебном порядке заставить своих соседей сделать качественную систему водоотведения. Но сторонам в ходе разбирательства удалось примириться в том же году. По условиям мирового соглашения «Саммит Моторс» пообещал истцу за месяц установить водосток и прочистить у своего офиса дренажную систему (дело № А51-15955/2015).

Но в процессе исполнения достигнутых договоренностей обнаружились неожиданные препятствия. Оказалось, что дренажная система на участке автосалона вовсе отсутствует – нельзя прочистить то, чего нет. «Лидер-ДВ» такая новость не обрадовала, и истец добился выдачи исполлиста на принудительное исполнение мирового соглашения.

Кроме того, осенью 2017 года заявитель подал самостоятельный иск с требованием взыскать с «Саммит Моторс» неустойку (астрент) в 3000 руб. за каждый день неисполнения судебного акта – в общей сложности 6,8 млн руб. Арбитражный суд Приморского края удовлетворил иск, а апелляция отменила такое решение и производство по делу прекратила (дело № А51-10729/2017).

Апелляционная инстанция посчитала, что это требование истца надо рассматривать в рамках дела № А51-15955/2015. Окружной суд согласился с таким подходом. Тогда «Лидер-ДВ» обжаловал акты двух инстанций в Верховный суд. В своей жалобе заявитель кратко указал, что в этой ситуации его необоснованно лишили права на защиту своих интересов.

Самостоятельный иск оказался не нужен

На заседании в Верховном суде присутствовал лишь представитель «Саммит Моторс», управляющий партнер ЮФ «Правовой элемент» Ален Гукасян. Он настаивал на том, что заявление о взыскании судебной неустойки подлежит исполнению в рамках рассмотрения того же дела, где вынесено решение по существу спора. По мнению юриста, поведение истца нужно квалифицировать как выбор ненадлежащего способа защиты своего права: «Так что, по сути, решения апелляции и Окружного суда верные».

Гукасян подчеркнул, что довод «Лидер-ДВ» о необоснованной потере истцом права на защиту своих интересов голословен: «Они могут подать заявление о взыскании судебной неустойки в рамках первоначального дела».

– Сколько времени прошло с момента заключения мирового соглашения до его фактического исполнения? – поинтересовался председательствующий судья Алексей Маненков.

– Прошло 2,5 года. Действительно, это большой срок. Но все из-за того, что у здания отсутствует дренажная система и мировое соглашение было невозможно исполнить. Только в июле 2018 года, когда мы уже обратились в ВС, приставы зафиксировали, что мы совершили все возможные действия для выполнения «мировой», – ответил Гукасян.

Юрист добавил, что взыскание астрента в этом споре не будет соответствовать истинной цели такой неустойки: «Она ведь нужна, чтобы заставить сторону исполнить обязательство, а мы уже его выполнили».

– А вы заявляли ходатайство о том, чтобы спорное требование истца рассмотрели в рамках первоначального дела? – уточнила судья ВС Рамзия Хатыпова.

– Мы об этом писали в отзыве на исковое заявление, но отдельное ходатайство не заявляли, пояснил юрист.

Выслушав все доводы, судьи удалились в совещательную комнату и спустя несколько минут огласили резолютивную часть решения: все акты нижестоящих инстанций отменить, а требование «Лидер-ДВ» о взыскании астрента отправить на рассмотрение в АС Приморского края в рамках дела № А51-15955/2015. ВС решил, что вопрос о взыскании судебной неустойки нужно разрешать в рамках спора, где вынесено решение по существу разбирательства.

Эксперты «Право.ru»: «Истец не учел разъяснения Верховного суда»

Елена Норкина из Волга Лигал уверена, что в рассматриваемом случае истец несправедливо лишился права на судебную защиту: «Ведь закон формального запрета на обращение с подобным самостоятельным иском не содержит». Просто это является менее корректным способом, объясняет юрист Кучембаев и партнеры Михаил Новоселов.

А Айнур Ялилов, партнер Шаймарданов и партнеры, полагает, что взыскание судебной неустойки должно производиться только в рамках того же дела, где вынесено решение по существу спора. В подобной логике этот же вопрос решался еще в постановлении Пленума ВАС от 4 апреля 2014 года № 22 «О некоторых вопросах присуждения взыскателю денежных средств за неисполнение судебного акта», где в первый раз в наш правопорядок ввели институт астрента, вспоминает юрист.

Выбранный истцом в этом деле путь не согласуется и с более свежими разъяснениями Верховного суда, замечает Станислав Солнцев. Он поясняет, что астрент взыскивается судом на стадии исполпроизводства в рамках дела о понуждении к исполнению обязательства в натуре, без предъявления нового иска (п. 31 постановления Пленума ВС №7 «О применении судами некоторых положений ГК об ответственности за нарушение обязательств»).

Но помимо обсуждаемого вопроса, у нового института в российском праве есть и другие трудности. Самая главная из них – оценка соразмерности соответствующего присуждения, говорит Норкина. По ее словам, отсутствие четких критериев и передача вопроса исключительно на «судебное усмотрение» порождает множество противоречий в этой теме. И существует такая проблема из-за отсутствия четкого понимания правовой природы астрента, констатирует юрист.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *